• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Реформация в Варшавском университете

Стажер-исследователь Института гуманитарных историко-теоретических исследований ГУ-ВШЭ Павел Соколов рассказывает об участии в первом заседании Комитета по изучению Реформации в Центральной и Восточной Европе, в состав которого вошли ученые из многих стран Европы и Америки. Встреча прошла в Варшавском университете.

Стажер-исследователь Института гуманитарных историко-теоретических исследований ГУ-ВШЭ Павел Соколов
Стажер-исследователь Института гуманитарных историко-теоретических исследований ГУ-ВШЭ Павел Соколов
Преддверие католического Рождества в Варшаве совпало с рождением в стенах Варшавского университета нового субъекта гуманитарной науки. На два дня, 18 и 19 декабря, Институт междисциплинарных исследований «Artes Liberales» Варшавского университета превратился в подлинную всемирную «республику ученых»: состоялось первое рабочее заседание международного Комитета по изучению Реформации в Центральной и Восточной Европе, в состав которого вошли исследователи чуть ли не всех стран Европы и Америки. В состав Комитета включен стажер-исследователь Института гуманитарных историко-теоретических исследований (ИГИТИ) ГУ-ВШЭ, преподаватель философского факультета ГУ-ВШЭ Павел Соколов. С корреспондентом новостной службы портала он поделился впечатлениями от конференции и рассказал о собственных научных планах.

— Первый вопрос, вполне естественно, о том, в рамках какой программы или какого проекта вы приняли участие в работе конференции?

—  Моя поездка в Варшаву — это продолжение многолетнего уже сотрудничества ИГИТИ и Института междисциплинарных исследований «Artes Liberales» Варшавского университета. На этом первом заседании Комитета по изучению Реформации я был полномочным представителем ИГИТИ.

— С какой темой вы выступали в Варшаве?

— В мае на конференции по теме проекта «Стратегии и средства аргументации в интеллектуальной культуре Западной Европы до начала Нового времени» выступал председатель Комитета по изучению Реформации — варшавский профессор Петр Вильчек. Его заинтересовало мое сообщение о Джоне Уиклифе — это оксфордский логик и библейский экзегет XIV века, которого многие протестантские авторы относят к числу своих прямых предшественников, называя «утренней звездой» реформационного движения, — и он, Петр Вильчек, пригласил меня на учредительное заседание, включив при этом в состав Комитета. Большая честь для меня.

— Можете ли вы сравнить перспективы гуманитарных, тем более историко-научных, исследований в Варшавском университете и здесь, в Вышке: ведь одно дело «классический» европейский университет, где среди ведущих направлений деятельности всегда были классические штудии, а другое дело — вуз изначально экономический, в котором исторический факультет создан несколько дней назад.

— Если говорить о различиях между нами, они, скорее — в стиле работы. И в этом мы, по-видимому, друг друга успешно дополняем. «Экономическая» природа Вышки — ультрасовременная, новаторская, предполагающая быстрый темп работы, решение важнейших теоретических и практических проблем в крайне сжатые сроки, — налагает отпечаток и на стиль гуманитарных штудий, которые осуществляются нами в стенах Варшавского университета. Характерный для нас темп работы, возможно, иногда идет в ущерб источниковедческой точности, но зато он позволяет, поднимаясь над горами изученного с огромной скоростью материала, более эффективно делать обобщения теоретического характера. Тем более что нам все время приходится объяснять в Вышке, что же мы такое делаем, представителям других специальностей — гуманитарных и не очень. И мы должны уметь говорить с ними на таком языке, чтобы наши задачи были им понятны, а главное — чтобы им была понятна научная сложность и важность этих задач. Такого рода теоретической работы, например, мне не хватало в моей alma mater, в МГУ, при всех его неоспоримых достоинствах. В МГУ вы едва ли задали бы вопрос о том, каковы перспективы исторических штудий — как раз потому, что все давно привыкли, что там есть исторический факультет, и никому не приходит в голову спрашивать у тамошних историков, зачем этот факультет в университете и как они для себя объясняют необходимость их собственной исследовательской и преподавательской работы. Кстати, в ИГИТИ сейчас начинается еще один проект — он посвящен «классическому» университету и его современному состоянию. Недавно состоялся круглый стол, на котором обсуждались возможные направления проектной деятельности.

— Если от общегуманитарной теории перейти к практике международных отношений: удалось ли вам договориться с польскими коллегами о чем-либо конкретном?

— Во-первых, мы распространим проект о полемических стратегиях и средствах аргументации на «польский» материал: предреформационные и реформационные времена в Польше, да и вообще в славянских странах — неисчерпаемый источник интереснейших исследовательских находок. Сколько у них в XVI–XVII веках было ересей, сколько сект! И как все друг с другом спорили! А ведь полемики той эпохи до сих пор определяют идеологический и интеллектуальный облик Восточной и Центральной Европы. Достаточно вспомнить о трагической судьбе Греко-Католической Церкви на Украине и ее роли уже и в современных российско-украинских отношениях.

Во-вторых, мы договорились провести ряд совместных исследований, посвященных «присвоению» протестантской культурой авторитетных имен раннехристианской эпохи и античности. Скажем, Аврелий Августин для католиков — важнейший из учителей Церкви. Но ведь для протестантов Августин тоже весьма значим. Вопрос в том, чем отличается Августин католиков от Августина протестантов.

А еще мы собираемся провести цикл исследований, которые позволят нам лучше понять, как в православных странах — в России и в Греции — в разные эпохи смотрели на Реформацию. В связи с этим вспоминается забавный факт: еще в середине XVI века один немец привез к патриарху Константинопольскому Иеремии II греческий перевод Аугсбургского исповедания (это «символ веры» лютеранских князей Германии, составленный в 1555 году, выполненный самим Меланхтоном, одним из «отцов» Реформации и другом Лютера). Меланхтон надеялся найти в константинопольском патриархе союзника в борьбе против притязаний Римской Церкви. Однако патриарх был мудрым политиком и не хотел ссориться ни с католиками, ни с протестантами. Он несколько месяцев избегал встречи с эмиссаром Меланхтона, а затем, когда уклоняться от свидания стало уже неприлично, заявил основательно измотанному ожиданием немцу, что грамоту, где содержался перевод, попросту потерял. Вот такой диалог между Востоком и Западом.

— Теперь давайте обратимся к вашей «истории» в ИГИТИ. Как давно вы работаете в этом институте Вышки?

— Я работаю в нем уже больше года. За это время мы с Юлией Ивановой, старшим научным сотрудником ИГИТИ, которая руководит «древническим» направлением штудий Института, а также преподает на факультете философии, завершили один издательский проект — выпустили монографию «Культура интерпретации до начала Нового времени», посвященную проблемам рецепции авторитетных текстов от античности до XVII века. А еще мы ведем два больших исследовательских проекта, которые, как я очень надеюсь, в скором времени перерастут в проекты издательские. Первый проект — «Историческое самосознание гуманитарной науки в доклассическую эпоху» — это цикл исследований истории гуманитарных наук, или, если точнее, наук о языке и тексте на протяжении XIV–XVI веков. Второй проект — «Стратегии и средства аргументации в интеллектуальной культуре Западной Европы до начала Нового времени» — имеет целью воссоздать полемический контекст развития донововременной науки.

— На вашей страничке портала Вышки написано, что вы уже преподаете, но, кажется, вы сами совсем недавно были студентом?

— Да, в прошлом году я окончил исторический факультет МГУ, получил свой красный диплом, затем в аспирантуру поступил — выбрал кафедру истории философии философского факультета Вышки. И действительно преподаю, причем не только обязательный для всех студентов первого курса факультета философии древнегреческий язык, но и предмет довольно экзотический - палеографию и перевод схоластической литературы. Веду при ИГИТИ свой семинар, который называется «От манускрипта к публикации: транскрипция, перевод и комментирование памятников схоластической культуры». Этот семинар родился из студенческой весенней школы, которую ИГИТИ организовал в Варшаве совместно с «Artes Liberales» в апреле - мае этого года. Нашими преподавателями были специалисты из ИГИТИ или приглашенные ИГИТИ - а теперь они станут преподавателями недавно родившегося истфака Вышки. Я также там провел несколько семинаров по латинской палеографии. Аудитория восприняла эту инициативу с воодушевлением, и в Москве наша совместная работа была продолжена в ИГИТИ. Однако цель нашего семинара теперь не только учебная. На семинаре мы готовим тексты к публикации в антологии полемических сочинений XIV-XVI веков, которая составляется в рамках проекта по аргументации.

— И как живется в Вышке начинающим ученым гуманитарного профиля?

— Материальными поощрениями и возможностями академической мобильности молодежь в Вышке, я считаю, не обделена. Буквально накануне поездки в Варшаву я узнал о своей победе в конкурсе молодых исследователей. И победа в номинации, скажем, не только значительно облегчает заботу о хлебе насущном, но и дает новые возможности для академического роста. Да и сама моя поездка на конференцию в Варшаву стала возможна благодаря вышкинскому трэвел-гранту. Это ведь и правда большая редкость в России, чтобы научное учреждение брало на себя все расходы по научным командировкам сотрудников. Одним словом, если после ухода из МГУ мои друзья сравнивали меня с бесприютным вагантом из «Исповеди» Кельнского Архипииты, то теперь я, кажется, обрел надежное пристанище и гостеприимный кров.

Людмила Мезенцева, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ

Вам также может быть интересно:

«Вышка готовит не специалистов узкого профиля, а людей с широким кругозором»

С нового учебного года историки будут учиться в бакалавриате ВШЭ не четыре года, а пять лет. Что это: объективная необходимость или тихое возвращение к советской системе подготовки историков? Объясняет декан факультета гуманитарных наук Михаил Бойцов.

Тест: от заговоров до ДМС. Что вы знаете об истории отечественной системы здравоохранения?

100 лет назад у вас не получилось бы записаться в поликлинику — их не было. Редакция IQ.HSE составила тест, который поможет проверить, насколько хорошо вы ориентируетесь в истории здравоохранения.

Покайся и работай. Что общего между исповедью и советскими автобиографиями

Автобиографии в СССР писал почти каждый. С 1930-х годов они стали обязательными при оформлении документов — от приема на работу до получения наград. Эти личные свидетельства адресовывались государству, их составление формировало «советского человека» и напоминало Таинство покаяния перед Всевышним, утверждает профессор НИУ ВШЭ Юрий Зарецкий.

Введение в Даурскую готику. Что это за феномен и как он возник в Забайкалье

Медиевальный хоррор, вампиры, колдуны, таинственные монахи и восставшие мертвецы наряду с реальными историческими фигурами, сюжеты о Гражданской войне в России в ореоле мистики — такова самая простая формула Даурской готики. Об этом явлении и его развитии IQ.HSE рассказал его исследователь, доктор политических наук Алексей Михалев.

Библионочь в Высшей школе экономики: Шекспир, музеи и квесты

Почти 40 команд приняли участие в квесте «По страницам Басмании», организованном Высшей школой экономики в рамках ежегодной городской акции. В это же время в библиотеке университета ставили отрывки из «Ромео и Джульетты» и слушали лекции о театре.

Список литературы: советская историческая наука

Оправдание опричнины, сталинизм и попытки сохранить себя.

Как отправить сына учиться за границу в XVI веке

На примере истории швейцарских гуманистов Томаса и Феликса Платтеров попытаемся разобраться, с какими трудностями встречались родители XVI века, решившие отправить своего ребенка учиться в престижный зарубежный университет.

Запретное знание

Абсолютная свобода слова и совести в Древней Греции — миф. Каждый мог публично критиковать политиков, но высказываться о религии и мироустройстве было чревато. Философов приговаривали к смерти как безбожников, их учения запрещались, а книги горели на кострах. Феномен античной цензуры исследовал профессор НИУ ВШЭ Олег Матвейчев.

Идеал женщины Третьего рейха

С 1934 года в национал-социалистической Германии выходил главный женский журнал NS-Frauen-Warte. Элла Россман, студентка магистерской программы «Историческое знание» Школы исторических наук НИУ ВШЭ, проанализировала визуальные образы в 10 номерах журнала за июль-декабрь 1941 года. В своей работе она исследовала пропаганду национал-социалистов в отношении семейной политики и феминности.

Фронтовые письма XX века

Профессиональное отношение к войне тех, кто шел на нее добровольно или вынужденно, за минувший век изменилось: от «честь имею» до выживания в бою без патриотических лозунгов. О том, как это происходило, можно узнать из личных писем солдат и офицеров. Коллектив историков, антропологов и социологов проанализировал корреспонденцию с нескольких войн XX столетия: англо-бурской (1899–1902), русско-японской (1904–1905), Первой (1914–1918) и Второй (1939–1945) мировых, афганской (1979–1989) и чеченских (1994–1995 и 1999–2000).