• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Сколько надо для полного счастья? Вот такая толстая диссертация. И тема очень интересная

Осенью этого года Оксана Кузьмич защитила диссертацию в ГУ-ВШЭ по специальности "Экономика и управление народным хозяйством". Тема диссертации: "Влияние здоровья работника на заработки и занятость на российском рынке труда". Что дала Оксане учеба и защита диссертации в Вышке? Об этом с ней беседует корреспондент Новостной службы портала.

Осенью этого года Оксана Кузьмич защитила диссертацию в ГУ-ВШЭ по специальности "Экономика и управление народным хозяйством". Тема диссертации: "Влияние здоровья работника на заработки и занятость на российском рынке труда". Через два года, к 2010-му, высшее образование в России планируется перестроить в соответствии с Болонскими соглашениями, подписанными европейскими министрами образования в 1999 году. Они предполагают создание единой Зоны европейского высшего образования, имея в виду увеличение его конкурентоспособности, интеграцию Европы и повышение привлекательности всей европейской культуры для других стран. Бакалавриат, магистратура, докторская… Не все принимают эти новшества. Меж тем только при таких условиях все наши дипломы будут конвертироваться в разных странах мира. Что дала Оксане учеба и защита диссертации в Вышке? Об этом с ней беседует корреспондент Новостной службы портала.

— Вы, Оксана, защищались по проблематике российского рынка труда. Но ведь известно, что на нашем рынке труда сегодня ученые степени не котируются: платят за степень мало — если вообще платят, ученые звания у нас дискредитированы в общественном мнении и по этой причине, и потому, что в советское время и в 1990-е появилась прорва "ученых" экономистов, ничего в экономике не смыслящих. Зачем же вам диссертация? Не видите ли вы сами тут противоречия?

— Я закончила экономический факультет МГУ. В аспирантуру поступила там же в 2004 году. В Вышку перевелась только в последний год в связи с переходом научного руководителя, Сергея Юрьевича Рощина. Мне было интересно продолжить занятия наукой после окончания учебы. Конечно, часто говорят, что наука — лучший способ удовлетворения личного любопытства за государственный счет. Это сильная мотивация. Потому что, помимо всего прочего, по сравнению с обычной работой научная деятельность — "мозговая радость" — как бывает мышечная радость, знаете? Я-то знаю, люблю летом — велосипед, зимой — лыжи…

— Увлекаетесь спортом?

— Да. Так ведь и моя диссертация — о влиянии здоровья на заработки (улыбается). Так что всё одно к одному. Научные занятия — тренировка мозгов, чтобы они не отучались думать, для расширения общего кругозора. Работа — это очень узкая специализация, и если вариться только там постоянно, то развиваешься в одном направлении, а мне этого бы не хотелось. У меня диссертация не связана с работой, потому что тружусь я аналитиком в области строительства, а тема диссертации касается рынка труда.

— А не слишком ли это большая роскошь — аспирантура "для общего кругозора"?

— Нет. Аспирантура — абсолютно прагматичный выбор. Дело в том, что сегодня рынок труда изменился кардинально во всем мире. Если раньше обычный путь состоял в том, что человек заканчивал вуз, получал одну специальность, потом работал по ней до пенсии, то сейчас такое встречается редко. Рынок чрезвычайно подвижен и изменчив, и надо иметь возможность свободно перемещаться в этом новом пространстве рынка труда. Для этого следует получить навыки в нескольких специальностях и быть готовым к переобучению и развитию. Так что в моем выборе нет романтики — просто вполне ясное понимание глобальных метаморфоз. И работа над диссертацией лишь углубила это понимание.

— Как выбирали научного руководителя? По сердцу или по уму? Бывают руководители строгие, бывают как мама родная…

— Поступала я в аспирантуру к Сергею Рощину, потому что до этого писала у него сначала вторую курсовую, потом бакалаврскую работу и магистерскую диссертацию. Мы с ним долго сотрудничали, у нас близкие научные интересы. Мы вместе получили грант EERC (Economic Education and Research Consortium) еще в магистратуре. Он дается на исследования молодых ученых в странах Восточной Европы и в СНГ. Поэтому поступление в аспирантуру было логичным продолжением нашего сотрудничества.

— Значит в ВШЭ вы всего год? И какие у вас впечатления, можете ли вы сравнить аспирантуру МГУ и ВШЭ?

— Впечатления в целом в пользу ВШЭ. Это мое субъективное мнение. Вышка сейчас — центр развития экономической науки в России. Это место, где реально интересуются наукой, где пытаются устроить ее по западным стандартам. Действительно, все признают, что как наука экономическая теория в России — не на первом месте, лучшая экономика — в США, Англии, европейских странах. В Вышке, как мне кажется, ориентированы на построение науки по западным канонам, прививают исследовательские подходы, принятые в западной науке. В МГУ этого, к сожалению, остается меньше.

— Вы не очень долго учились в аспирантуре ВШЭ, но за это время успели понять, что она лучше, чем в МГУ?

— Я бы сказала, что не столько аспирантура, сколько сама система обучения, а аспирантура — просто часть этой системы.

— Насколько во время работы над диссертацией вам помог ваш научный руководитель? Можете как-то оценить свое взаимодействие с ним?

— Научный руководитель принимал заметное участие во всем процессе, это не сводилось к формальному контролю. Он помогал по содержательной работе, плюс наша совместная деятельность в проекте по гранту, участие в конференциях и прочее — это была не формальность. Я немного таких научных руководителей видела. Далеко не все так себя ведут. Роль научного руководителя была именно такой, какой она должна быть.

— Ваши ожидания оправдались?

— Да, мне повезло. Помощь была во всем — прочитать текст, поправить, подать какие-то идеи, информационная поддержка, помощь в расчетах…

— Какую роль в процессе учебы в аспирантуре играла работа в библиотеках, самостоятельная работа?

— В основном была самостоятельная работа, самостоятельный поиск. В Вышке очень хорошо организована подписка на все электронные издания, здесь есть доступ практически ко всем журналам, которые имеются в электронном виде.

— Вы принимали участие в научных конференциях, семинарах?

— Да, это семинары нашей лаборатории, каждый раз кто-то представляет часть своей работы, и я презентовала свою в числе прочих. Это постоянно действующий еженедельный семинар, о нем есть объявления на сайте Вышки, есть сайт нашей лаборатории. Там можно получить комментарии коллег, услышать дельные советы и замечания в адрес своей работы. Еще когда я училась в магистратуре, я ходила на семинары Центра трудовых исследований, которые проводились в Вышке, на семинары, которые вели Гимпельсон с Капелюшниковым. В целом на меня эти семинары произвели прекрасное впечатление. Выступления Ростислава Исааковича — это, не побоюсь высоких слов, какой-то момент истины.

— Можете оценить возможности проведения эмпирических исследований, которые предоставляются в аспирантуре?

— В моей работе есть эмпирическая часть — расчеты строятся на данных Российского мониторинга экономики и здоровья. Это опрос нескольких тысяч человек, финансируется международными институтами. Некоторые ребята, не в Вышке, в МГУ, пытались проводить свои собственные обследования, но это уже скорее кейс-стади, они не обладают репрезентативностью, хотя их, безусловно, можно использовать как примеры. А так проблем с получением данных нет. Они распространяются бесплатно или за небольшую плату, в любом случае у аспирантов есть к ним доступ. Трудность в том, что эконометрические методы сложно использовать, но это уже метод обработки данных.

— А как бы вы оценили научную значимость своей работы?

— Моя работа заключалась в том, чтобы узнать, как у нас функционирует рынок в данной области, как ведут себя люди в ситуациях, которые описывает моя диссертация. Свою работу считаю интересной. Естественно, есть что совершенствовать. Но если говорить о новизне результатов, получены некие оценки, которых до сих пор не было.

— Были ли мысли уйти из аспирантуры?

— Нет. Я закончила аспирантуру осенью 2007 года, а защитилась сейчас. Отчасти потому что совмещала научные занятия с работой, и нужен был какой-то финальный рывок — собрать, вычистить текст, подготовить документы. Задержка была еще из-за статьи, потому что как раз немного изменились правила ВАК, и потребовалась хотя бы одна публикация в изданиях из ваковского списка, а у меня этой статьи не было. Да еще и список этот менялся, там были свои пертурбации…

— Вы начали учиться в аспирантуре, а потом пошли работать?

— Нет, я работаю с последнего курса магистратуры.

— Насколько сложно было совмещать работу и учебу в аспирантуре?

— Не могу сказать, что это было очень сложно. Но, наверняка, если бы я не работала, я бы быстрее защитилась.

— На работе относились с пониманием? Знали, что вы учитесь в аспирантуре?

— Да, знали. Большей частью, бывали лояльны.

— Что дальше со степенью собираетесь делать?

— Степенью я буду гордиться.

— Она дает преимущества в карьере?

— В карьере — скорее всего, нет, это уже зависит от индивидуального отношения работодателя. Для кого-то это будет иметь значение, а для кого-то не будет.

— Общаетесь ли вы с выпускниками аспирантуры МГУ и ВШЭ?

— Конечно, большая часть нашей кафедры, самая молодая ее часть — это выпускники, аспиранты Сергея Юрьевича. Мы сотрудничаем, они работают на кафедре Вышки. Конечно, далеко не все защитившиеся пошли туда работать, большинство — куда-то на сторону.

— Вы продолжаете общаться?

— Да, я не собираюсь заканчивать это общение, буду участвовать в семинарах. У нас с Сергеем Юрьевичем есть планы сделать книжку по результатам диссертации, там материал уже будет подан в другом виде, возможно, это будет более интересно, и не только специалистам.

— Что было самым приятным во время обучения в аспирантуре?

— Конечно, ощущения после защиты. Три года работы над диссертацией, разумеется, были очень насыщенны. Например, работа по гранту. Мы же презентовали все полученные результаты почти в форме конференции, в форме доклада перед экспертами, столько людей, новых, умных, с которыми интересно общаться… Но, конечно, ощущения после защиты — непередаваемы, это такое удовлетворение от того, что труд нескольких лет увенчался успехом, что он пришел к своему логическому завершению! Жизнь переходит на следующий этап, передо мной открываются новые горизонты. Можно двигаться дальше, заняться другой проблемой или продолжать решать эту. То есть диссертация — это некая квалификационная работа, которая подтверждает, что ты достиг определенного уровня.

У нас многое не исследовано. Я занимаюсь рынком труда, он развивается, изменяется, появляются какие-то новые грани, которых до сих пор не было, и они не изучены. Конечно, если сравнивать, например, с физикой, с открытием атома, наверное, такого уровня открытия в моей области вряд ли могут быть, просто потому, что это другая система. Если учитывать то обстоятельство, что экономика труда по большому счету изучает поведение людей. Ведь поведение людей следует неким законам, которые отделены от этих людей, независимы от них, — но и физика изучает законы, которые не создаются людьми, они находятся "над" ними, "сверху". Я считаю, что здесь могут быть получены какие-то совершенно новые выводы. Как говорил Якобсон, наука появляется там, где возможен контринтуитивный вывод, то есть не совпадающий с нашей интуицией и не вытекающий из нее.

— Может быть, вам стоит подумать о докторской?

— Для этого нужно работать в университете, потому что там есть формальные, жесткие требования, в том числе по объему педагогической нагрузки, для этого надо сначала перейти в Вышку.

— А у вас есть желание это сделать?

— У меня есть такое желание, вопрос упирается в деньги. Их просто не хватит для того, чтобы обеспечить себе тот уровень благосостояния, который есть сейчас. Хотя в Вышке и приличные зарплаты, но они все равно несравнимы с зарплатами в бизнесе.

— Что вам больше всего понравилось в Вышке?

— Отношение. Даже когда я только переводилась — очень заботливое. И когда я сейчас готовилась к защите, опять же — забота и внимание. Технический секретарь в процессе подготовки все досконально проверяла, все эти бумаги. Я безумно замоталась с документами, но, оглядываясь назад, понимаю, что это было не плохо, а наоборот — хорошо: чтобы потом не возникло проблем в ВАКе, все с первого раза было сделано правильно.

— Как вы думаете, какой будет Вышка через пять лет? Какой бы вы хотели ее видеть?

— В нее постепенно соберутся все преподаватели экономики, которые еще остались в других вузах. Она будет центром экономической науки в России, и те, кто сейчас про нее еще не слышали, будут точно знать, что такое Высшая школа экономики! Туда будут идти лучшие абитуриенты, которые сейчас еще по привычке разбегаются по другим вузам. В первую очередь, я думаю, это будет научный центр.

— Где бы вы хотели работать — в Москве, в регионе, за рубежом?

— Сложный вопрос. Я бы хотела попробовать поработать везде. Когда-нибудь, под старость, я переселюсь в тихий и спокойный регион… Интересно было бы в США поучиться и поработать, в одном из их университетов.

— У вас есть какая-то карьерная цель — стать начальником, ученым, свободным художником?

—У меня цель — стать свободным художником, но у которого есть постоянный источник дохода, позволяющий ему не думать о том, что ему нужно в первую очередь зарабатывать деньги.

— Сколько и чего вам нужно для счастья?

— Много всего. Главное — чтобы была возможность устроить свою жизнь так, как я ее строю сейчас. Я хочу продолжать делать то, что я сейчас делаю, и тогда я буду счастлива. 

Вера Пешкова, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ

Автореферат диссертации Оксаны Кузьмич "Влияние здоровья работника на заработки и занятость на российском рынке труда"

Вам также может быть интересно:

На семинаре в Институте образования Вышки обсудили проблемы российской аспирантуры

28 января на традиционном «вторничном» семинаре Института образования ВШЭ обсуждались перспективы российской аспирантуры. Тема особенно актуальна в связи с внесенным в Госдуму законопроектом, согласно которому обязательным результатом обучения должна быть не выпускная квалификационная работа, как сейчас, а полноценная диссертация.

Выпускники 13 аспирантских школ Вышки получили дипломы

Из 300 аспирантов только 126 подошли к финальному этапу — защите научной диссертации. Поздравить выпускников пришел проректор ВШЭ Вячеслав Башев. По его словам, такой отсев говорит о серьезности намерений получивших дипломы: «Многие из вас работают, но продолжают интеллектуально вкладываться в себя».

Профессии в тренде: как Вышка отвечает на вызовы будущего

Рынок труда постоянно меняется. На кого учиться, чтобы выйти из вуза со знаниями и навыками, востребованными не только в современных реалиях, но и как минимум через четыре-шесть лет? Как определить, насколько та или иная профессия будет востребована в будущем? Что может послужить базой для создания списка профессий, которые продолжат быть востребованными и в России и в мире? В нашем спецпроекте эксперты ИСИЭЗ ВШЭ отвечают на эти вопросы через анализ глобальных трендов.

Правила успешного фриланса. Как побеждать в конкурсах на бирже удаленной работы

Шансы фрилансера получить конкурсный контракт могут снижаться до 0,1% и взлетать до 40%. Социологи ВШЭ изучили от чего это зависит. IQ.HSE переложил выводы ученых в инструкцию: как существовать на бирже, чтобы оказываться в выигрыше.

Тест: работа мечты существует? Какие трудовые условия соблазняют миллениалов

HR-специалисты охотятся за молодыми творческими работниками. А те меняют фирмы как денди — перчатки. Почему так происходит? Ольга Котомина из ВШЭ по итогам опроса креативщиков в возрасте 19–35 лет выделила пять характеристик идеального рабочего места. На их основе редакция IQ.HSE составила быстрый тест.

Ярослав Кузьминов — о развитии высшего образования в условиях цифровизации

В течение ближайших 10 — 15 лет рынок труда полностью изменится под воздействием цифровой революции. Чему и как нужно учиться в условиях быстрого обновления профессий и технологий на рынке квалификаций? Как выжить вузам в условиях распада традиционных методик преподавания? Когда ждать появления массовой индивидуализации образовательных траекторий? Ответы на эти и другие вопросы — в лекции ректора НИУ ВШЭ.

Личность на работе. Как трудовые успехи связаны с психологическими качествами

Манера думать, чувствовать и вести себя в определенных обстоятельствах влияет на возможность занятости и величину зарплаты. Эффект от характеристик личности на рынке труда впервые в России измерила Ксения Рожкова.

Безысходность или желание. Межстрановые и гендерные различия мотивации на рынке труда

Экономические показатели стран и присущая им культура влияют на то, какие цели преследуют мужчины и женщины в сфере занятости. Исследователи ВШЭ проанализировали трудовые ориентации людей, проживающих в разных странах мира, и выявили, какие факторы сказываются на их мотивации работать и в какой степени она реализовывается на рынке труда.

«Готовить человека для работы в среде, которая скоро исчезнет — не совсем разумно для государства»

Профессии охранника, продавца и водителя начнут вытесняться в ближайшие десять лет. Им на смену придут специальности, связанные с адаптацией цифровых сервисов, поиском и освоением информации. Именно такой эффект цифровой революции мы увидим к 2030 году, рассказал ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, выступая 5 марта с докладом на заседании межфракционной группы «Единой России» в Государственной думе.

В серой зоне

В России, Франции и Греции внешние неквалифицированные трудовые мигранты невольно поддерживают политику работодателей, сразу помещающих их в серое правовое поле. Исследование в трех странах показало, что иностранные рабочие изначально готовы трудиться полулегально, лишь бы заработать на жизнь. Между тем, их доходы не компенсируют ситуацию социальной уязвимости, в которой они оказались. Статья об этом опубликована в Журнале исследований социальной политики НИУ ВШЭ.