• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Мы много мечтаем, но скоро выпустим и реальный продукт»

Нина Завриева окончила бакалаврскую программу МИЭФ ВШЭ в 2007 году. После этого работала в компаниях Cushman & Wakefield, Boston Consulting Group и Lamoda.ru, была генеральным директором бизнес-инкубатора VenturezLab. В данный момент развивает свой проект Channelkit.

— Почему ты выбрала МИЭФ?

— Когда я готовилась поступать в университет, у меня не было четких, ярко выраженных интересов. Мне казалось, что экономическое образование — достаточно «правильное» и даст мне некую «картину мира». Таким образом, выбор пал на Высшую школу экономики. При выборе факультета хотелось чего-то «наиболее международного». С этой точки зрения МИЭФ, с программой двух дипломов, один из которых — London School of Economics and Political Science, сильный университет — показался подходящим вариантом. Я исходила из того, что диплом западного вуза даст мне больше возможностей и перспектив.

— В итоге ожидания оправдались?

— Да, вполне. Это по-хорошему амбициозный институт. Большое преимущество заключается в тесном сотрудничестве с LSE. К нам приезжали преподаватели из Британии, читали курсы, проводили мастер-классы. Впечатлившись, летом я поехала на Летнюю школу в Лондон. Это дало мне очень многое. МИЭФ стал своего рода проводником в большой, международный мир. Мне кажется, функция образования и должна заключаться в том, чтобы стимулировать тебя самостоятельно что-то узнать, а не зазубрить некий фиксированный объем знаний. Интерес к работе в консалтинге, появившийся у меня ближе к окончанию университета, очевидно, также «спровоцирован» учебой. Нам часто говорили, что эта сфера деятельности интересна. Ты читаешь — и начинаешь этим увлекаться. В итоге МИЭФ стал хорошей платформой для дальнейшего развития.

Ты смотришь, какие у них есть курсы, выбираешь, что тебе больше нравится. Так можно почувствовать себя студентом почти любого вуза. На Летнюю школу в LSE я ездила в 2005 году, выбрав курс «Judgment and Decision-making in Management». Все продолжается примерно месяц. Ты ходишь в LSE, живешь в их общежитии, общаешься со студентами из Великобритании и других стран. Словом, получаешь возможность почувствовать, как устроен процесс обучения

— Раз об этом зашла речь: любопытно, что собой представляет Летняя школа LSE?

— Непосредственно она не связана с учебой в МИЭФ. В London School of Economics есть так называемые «летние сессии». Ты смотришь, какие у них есть курсы, выбираешь, что тебе больше нравится. Так можно почувствовать себя студентом почти любого вуза. На Летнюю школу в LSE я ездила в 2005 году, выбрав курс «Judgment and Decision-making in Management». Все продолжается примерно месяц. Ты ходишь в LSE, живешь в их общежитии, общаешься со студентами из Великобритании и других стран. Словом, получаешь возможность почувствовать, как устроен процесс обучения. Все преподаватели тоже из LSE — полное погружение. На следующий год я ездила на аналогичную школу в Berkley. Такие же летние курсы есть в Стэнфорде, Гарварде и многих других вузах.

— Ты сказала, что обучение в МИЭФ стимулировало твой интерес к консалтингу. Но твое первое место работы, компания Cushman & Wakefield, — мировой лидер в сфере коммерческой недвижимости. Почему ты решила пойти туда?

— Действительно, окончив университет, я мечтала попасть в BCG (Boston Consulting Group). Это стало своего рода идеей фикс. Я пыталась найти как можно больше информации об этой компании, готовилась, но они мне отказали. Думаю, идти в BCG сразу после окончания университета рановато — ты должен где-то поработать, набраться опыта, чтобы попасть даже на начальную позицию. Свою роль сыграл случай. Когда я искала информацию о BCG, то случайно увидела, что в том же здании находится компания Cushman & Wakefield. Я посмотрела, чем они занимаются, и мне это показалось интересным. Я отправила свое резюме. Так я оказалась там, проработала почти два года.

Это был прекрасный опыт: у нас была очень хорошая команда. В этой компании тоже есть свое консалтинговое подразделение. Суть моей работы заключалась в следующем: к нам приходили девелоперы, у которых есть участок земли или другой актив, но им не очень ясно, что с ним делать. Наша задача была в том, чтобы, проанализировав рынок, поговорив с брокерами и инвесторами, понять и просчитать, как наиболее оптимально этот актив использовать. По сути, мы делали то же, что консультанты McKinsey и BCG, только проекты были более однотипными. В случае с «обычным» консалтингом диапазон того, чем ты занимаешься, довольно широк: ты работаешь с разными компаниями, встречаешься с людьми из различных отраслей. Здесь же был такой, «частный случай». Ты оттачиваешь свои навыки, делаешь отчет, который позволяет компаниям и девелоперам привлечь средства под определенный объект недвижимости, либо принять решение о том, что с ним делать.

Тем не менее, в какой-то момент мне этой работы «стало мало», да и для рынка недвижимости в России наступили не самые лучшие времена. Я вернулась к своей старой идее и начала общаться с BCG.

— Сложно ли было устроиться в BostonConsultingGroup, даже имея опыт работы?

— Было тяжело. У меня было девять этапов отбора: сначала письменный тест, потом письменный кейс, а затем семь собеседований. Чтобы попасть в консалтинг, каким бы умным ты ни был, нужно много и долго готовиться. Я общалась с большим количеством людей, которые хотели попасть в консалтинг, они занимались очень серьезно. Я подошла к процессу менее фанатично: у меня было несколько книг про решение кейсов (Case Interview). В интернете можно посмотреть видео, разборы кейсов. Суть подготовки и заключается в том, что ты учишься их решать: это очень специфический навык. Конечно, ты должен демонстрировать свою эрудицию, общее понимание бизнеса, но самое главное — уметь считать, уметь правильно рассказывать кейс и продавать свои идеи. В итоге в BCG мне предложили должность Junior Associate, а через некоторое время я получила повышение.

Во-первых, когда ты изучаешь предметы вроде экономики или любые другие, где есть много математики, твоя голова привыкает все время «быть в тонусе», ты учишься структурировать знания. Во-вторых, процесс подготовки к экзаменам (а в МИЭФе их очень много, иногда казалось, что они идут бесконечным потоком) очень мобилизует.

— А насколько пригодились знания, полученные во время учебы в МИЭФ?

— Во-первых, когда ты изучаешь предметы вроде экономики или любые другие, где есть много математики, твоя голова привыкает все время «быть в тонусе», ты учишься структурировать знания. Во-вторых, процесс подготовки к экзаменам (а в МИЭФе их очень много, иногда казалось, что они идут бесконечным потоком) очень мобилизует. Я бы сказала, что это как раз и было лучшей подготовкой, например, к процессу отбора в консалтинг и к работе в нем. Я не могу сказать, что мне в чистом виде понадобился, скажем, курс микроэкономики или финансов, но самое главное, чему я научилась в МИЭФ, это систематизировать свои знания и в ответственный момент, в состоянии стресса, их выдавать.

— Долгое время работа в консалтинге была твоей целью. Почему в итоге ты решила уйти из этой сферы?

— До какого-то момента мне было в консалтинге сложно, потом я поняла, чего от меня хотят, и все стало гораздо проще, но сказать, что это было на сто процентов мое, я не могу. В какой-то момент я начала задумываться, чем заниматься дальше. Я сталкивалась с большим количеством отраслей, но все они не очень меня вдохновляли. Меня всегда интересовал интернет: еще во время учебы в МИЭФ мы с друзьями работали над онлайн-журналом. Проект был совершенно некоммерческий, мы занимались им потому, что нам это было интересно. В общем, когда на меня вышли люди из проекта Lamoda.ru, это был довольно логичный вариант. Растущий бизнес в области e-commerce, международная команда — все это показалось мне интересным, и, проработав в BCG почти два года, я ушла.

— Чем ты занималась в Lamoda.ru?

— Я была членом управляющей команды. Lamoda.ru — это крупнейший в России онлайн-магазин одежды и аксессуаров, созданный немецким бизнес-инкубатором Rocket Internet. Наших инвесторов интересовали люди с прошлым в консалтинге, умеющие решать любые задачи в самые короткие сроки. Нам давали возможность выбрать наиболее интересный департамент. Задача заключалась в том, чтобы структурировать все бизнес-процессы и должным образом поставить задачи. Я выбрала департамент закупок. Это было в некотором роде совмещение приятного с полезным. С одной стороны, это важная бизнес-функция. С другой — мне как девушке всегда была интересна обувь. Моя должность называлась Senior Business Development Manager, но де-факто я была заместителем руководителя по закупкам.

Сейчас в интернете царит жуткий беспорядок, людям достаточно сложно найти нужную информацию. Если ты начинаешь искать, тебе выдается либо то, что оптимизировано под поисковик, либо что-то очень известное и популярное. Найти же какие-то тематические или нишевые ресурсы крайне сложно. Сохранять и структурировать нужную информацию, даже в виде закладок, тоже неудобно. Мы хотим сделать сервис, который решит эту проблему.

— После этого ты стала генеральным директором компании VenturezLab…

—Я бы сказала, что вся моя карьера была движением к самостоятельности. Это было очередным шагом. Одним из ее инвесторов является человек, который раньше работал в BCG, у него сейчас очень успешный консалтинговый бизнес. VenturezLab вкладывает средства в различные проекты в сфере интернета и IT, я была там генеральным директором, но не собственником. То же, чем я занимаюсь сейчас, сервис Channelkit, — на сто процентов независимый проект. Я и двое моих партнеров самостоятельно принимаем решения по всем вопросам, связанным с его развитием.

— Что представляет собой Channelkit?

— Наша идея в следующем. Сейчас в интернете царит жуткий беспорядок, людям достаточно сложно найти нужную информацию. Если ты начинаешь искать, тебе выдается либо то, что оптимизировано под поисковик, либо что-то очень известное и популярное. Найти же какие-то тематические или нишевые ресурсы крайне сложно. Сохранять и структурировать нужную информацию, даже в виде закладок, тоже неудобно. Мы хотим сделать сервис, который решит эту проблему. Это будет своего рода «каталог» качественных источников, рекомендованных людьми и структурированных по темам. Каждый человек получит возможность создать свою личную базу знаний и поделиться ею с остальными. Мы провели больше ста интервью, пытаясь определить, чего пользователям не хватает сейчас и что им хотелось бы увидеть. Я ездила в США, мои коллеги разговаривали с людьми в России.

— И ваши планы, как я понимаю, связаны в ближайшем будущем с Channelkit?

— Да, если все сложится удачно, то проект может стать очень большим. Пока мы много мечтаем, но скоро выпустим и реальный продукт и поймем, как люди им пользуются. Главное преимущество (и недостаток) всех молодых продуктов в том, что ты совершенно не знаешь, что из этого получится. Конечно, у любого стартапа есть вероятность успеха и неудачи, но мы считаем, что шансы у нас очень хорошие.

Никита Крыльников, специально для новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

«Самообман — одна из главных проблем в стартапах»

Выпускник Вышки Микаэл Ян — резидент крупнейшего в мире акселератора стартапов 500 Startups. В интервью для «Конструктора успеха» Микаэл рассказал, чем выгодны боты, как не потерять силу духа при общении с инвесторами и как он попал в 500 Startups благодаря пробитой покрышке на шоссе в Сан-Франциско.

28%

россиян обрадовались бы желанию дочери стать программистом. Аналогичной карьере для сына были бы рады 40% наших соотечественников.

342

заявки подали молодые предприниматели на ежегодную премию Бизнес-инкубатора Вышки «Стартап года».

Школа, где учили вести бизнес с пользой для общества

Социальный бизнес не перестает быть бизнесом из-за того, что он социальный — модное название не должно прикрывать неумение вести дела. В этом уверены организаторы завершившейся Летней школы ВШЭ «Выбор молодых — предпринимательство в социальной сфере», которая стала по сути конкурсом стартапов.

Иногородние выпускники вузов склонны к миграции

Треть выпускников региональных вузов планируют сменить место жительства. Большинство желает переехать в другой город России.  Покинуть страну намерены менее 10% выпускников, выяснили профессор кафедры управления человеческими ресурсами НИУ ВШЭ Елена Варшавская и директор Центра миграционной политики НИУ ВШЭ Ольга Чудиновских в исследовании «Миграционные планы выпускников региональных вузов России».

13,7%

студентов, которые обучаются не в родном городе, собираются вернуться домой после окончания вуза. Такие данные приводятся в исследовании профессора кафедры управления человеческими ресурсами НИУ ВШЭ Елены Варшавской и директора Центра миграционной политики НИУ ВШЭ Ольги Чудиновских «Миграционные планы выпускников региональных вузов России».

Школа, где идеи превращали в стартапы

Закончилась первая летняя школа «Инновации в образовании», организованная НИУ ВШЭ. В течение трех дней под руководством экспертов ее участники дорабатывали свои образовательные проекты, для того чтобы в сентябре представить их потенциальным инвесторам на Московском международном салоне образования.

Почему российские гуманитарии — не экспортный товар

Директор департамента образовательных программ Института образования ВШЭ Александр Сидоркин спорит с хедхантером Аленой Владимирской о причинах невостребованности российских гуманитариев на Западе.

100 млн руб.

инвестиций привлекли компании, созданные в бизнес-инкубаторе ВШЭ.

Как не провалить творческий стартап

В рамках театрального фестиваля под открытым небом «Ф.АКТ» в летнем кинотеатре «Пионер» преподаватели ВШЭ провели мастер-класс, посвященный разбору типичных ошибок в стартапах творческих инициатив.