• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Каким должен быть переводчик

 Видеозапись

13 марта цикл публичных лекций ВШЭ в рамках проекта «Университет, открытый городу», продолжила доцент кафедры английского языка для гуманитарных дисциплин ВШЭ Ирина Убоженко, выступившая в Государственном литературном музее с лекцией «Лингвистическое творчество, переводческая интуиция и перспективы нейроисследований».

Все наши открытые лекции — научные, их читают ученые. Тематика одних выступлений более популярная, других — менее. Лекция Ирины Убоженко «Лингвистическое творчество, переводческая интуиция и перспективы нейроисследований», прочитанная в Государственном литературном музее на Петровке, была на первый взгляд научной, даже, пожалуй, очень научной, рассчитанной на довольно узкий круг специалистов-переводчиков или тех, кто хочет таким специалистом стать.

Но только на первый взгляд. Послушав и подумав, понимаешь, что лекция эта вполне популярная и полезна не только будущим переводчикам. Ибо вся наша жизнь, по сути, представляет собой бесконечный перевод с языка одного человека на язык другого. Даже если оба объясняются на одном языке. А что уж говорить о трудностях передачи мыслей, изложенных на языке чужом, иностранном. Этому необходимо учиться долго и вдумчиво, ведь переводить, как повелевал еще Петр I в своем указе, надо так, «дабы внятно было». Царя Петра лектор процитировала в прямом смысле слова к месту, поскольку происходил он по материнской линии из рода Нарышкиных, в чьих палатах и расположен ныне Литературный музей.

Легко сказать: переводить внятно. А как это — внятно? Буквально, или по смыслу, или стараясь все-таки сочетать одно с другим? Здесь-то и выясняются всяческие интересные подробности: качество перевода, оказывается, зависит не только, а может, и не столько от знания иностранного языка — переводить и компьютеру по силам. Нужно еще обладать прекрасным знанием языка собственного, большим словарным запасом, талантом и творческой фантазией, разбираться в предмете перевода. А иначе ничего путного не выйдет. Причем, заметьте, мы говорим не о художественном переводе литературного текста, не о переводах Шекспира в исполнении Пастернака и Маршака, а о переводах научных, политических, дипломатических, журналистских статей.

Итак, переводчик — профессия, вовсе не уходящая в прошлое в наш современный век компьютерных технологий. Здесь компьютерные программы нередко могут сослужить плохую службу, ведь смысл текста — это целый семиотический комплекс ассоциаций и автора, и переводчика, где все зависит от интеллектуального опыта, особенностей языковой и концептуальной картины мира человека, а ведь она, как известно, у каждого своя — личностная, национальная, передающаяся поколениями. Действительно, сегодня тезис о том, что по-настоящему перевод начинается там, где заканчивается словарь, уже стал афоризмом.

Автор оригинального текста и его переводчик — всегда соавторы. Текст и его перевод не могут быть абсолютными копиями, это всегда немножко симулякр, выражаясь в терминах популярного сегодня постмодерна: каждый рисует свою картину, и сколько переводчиков, столько и переводов. Перевести так, чтобы «внятно было», означает совершенствовать свои языковые способности, оттачивать переводческое мастерство, что невозможно без развития творческого потенциала личности. Так что настоящих, творческих переводчиков нам нужно много и разных, а значит, нужно их учить, разрабатывать новые методики обучения, проводить новые исследования. И огромная благодарность тем, кто этим занимается и объединяет мир, невзирая на трудности перевода.

Ольга Колесникова, специально для новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

«Мы еще не выяснили, как устроены языки, но уже утрачиваем 90% их разнообразия»

Почему бабушка и внук могут не понимать друг друга? Зачем лингвистам ехать в Дагестан? Можно ли спасти языки малых народов и русские диалекты? Руководитель Международной лаборатории языковой конвергенции Нина Добрушина ответила на вопросы новостной службы портала.

Как нас правят гаджеты: могут ли девайсы и глобальная сеть заменить справочник по грамматике

Для человека, который хочет изучать язык и его устройство, в сети доступно невероятное количество данных: самые разные тексты на всех возможных языках. Сейчас, например, мы можем не просто посмотреть, как люди употребляют новое слово, но и проследить, когда оно появилось в языке и как со временем меняется его значение. О том, как интернет изменил лингвистику, — в авторской колонке размышляет доцент Школы лингвистики НИУ ВШЭ, преподаватель Школы анализа данных «Яндекса», заведующий сектором теоретической семантики и ведущий научный сотрудник Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН Борис Иомдин.

Тест: лихие или роковые

Золотые шестидесятые, лихие девяностые — за каждым десятилетием недавней российской истории закрепилась своя память и устойчивые эпитеты. Самые распространенные из них выделили лингвисты НИУ ВШЭ на выборке из Национального корпуса русского языка. IQ.HSE предлагает по эпитетам определить, о каком времени идет речь.

Нейролирика

В книжной серии журнала «Контекст» вышла первая книга стихов, созданных нейронной сетью. Сборник «Нейролирика» объединил тексты, написанные в стиле поэтов разных эпох, от античности в русском переводе до Серебряного века и современности. Автор эксперимента, доцент Школы лингвистики НИУ ВШЭ Борис Орехов, рассказал IQ.HSE, зачем нужна компьютерная поэзия, и как это работает.

Местные, дистантные и русский

Сто лет назад большинство жителей высокогорного Дагестана владели как минимум двумя языками. Более того, мужчины, помимо знания местных наречий, обычно могли изъясняться еще на трех-четырех иностранных языках. Сегодня же в качестве единственного лингва франка для общения за пределами семьи и родного села дагестанцы используют русский. Причины утраты многоязычия и языковое распределение между гендерами описаны в статье Gendered Multilingualism in highland Daghestan: story of a loss.

Песни на заказ

В 1937 году издательство газеты «Правда» выпустило сборник «Творчество народов СССР». Более чем наполовину он состоял из поэтических переводов с армянского, украинского, казахского и других языков на русский. Эта книга могла продемонстрировать культурное разнообразие СССР, но на практике оказалась примером колониальной гомогенизации. Тому, как это происходило, посвящена статья доцента Школы филологии ВШЭ Елены Земсковой Soviet Folklore as Translation Project.

Сюрреалистический бестиарий «Слова о полку Игореве»

Сравнение переводов одного и того же текста позволяет увидеть то, что сложно транслировать из одной культуры в другую. Доцент Школы лингвистики НИУ ВШЭ Борис Орехов, собравший для своего сайта большинство существующих переводов «Слова о полку Игореве», рассказал IQ.HSE об одной из самых необычных версий «Слова» и о том, как интерпретация образов животных в нем выявляет различия культурных кодов.

«Плоть ли я дрожащая…»: доцент школы лингвистики научил компьютер писать векторные романы

Автоматически порожденные «альтернативные версии» русской классики позволяют по-новому взглянуть на лингвистику художественного текста и переосмыслить сам процесс литературного творчества.

Почему оживают искусственные языки

Как «сконструированный» язык способен сплотить людей и совершенствовать их мышление, изучил в новой книге лингвист Школы филологии НИУ ВШЭ.

Как история меняет речь

Войны, реформы, революции и подобные исторические события влияют на язык людей. Как лингвистика помогает изучать историю, рассказали в новой книге ученые Вышки.