• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Западу нужно принять ценности Востока, не потеряв своих

Западные страны должны быть готовы не только к принятию большого количества мигрантов из восточных стран, но и ценностей, которые они несут с собой. При этом стоит помнить, что восточный менталитет более устойчив и стабилен в отношении собственных ценностей, чем западный. Об этом рассказал известный востоковед, руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов на лекции в Парке Горького.

 

Европа заблуждалась в отношении Азии

В течение многих столетий Запад выстраивал философию собственного экономического и культурного превосходства над Востоком. То, что экономическая модель Запада — единственно верный путь эффективного развития, следует из многих трудов западных ученых XIX-XX веков.

Но стремительный рост таких стран, как Китай и Индия, заставил западное сообщество задуматься о будущем мировом устройстве и соотношении в нем ролей Востока и Запада. Однако произошло это достаточно поздно.  «Запад долгое время был заносчив в отношении Востока», — рассказал Алексей Маслов на лекции «Когда Восток придет на Запад: тенденции политики — судьбы культуры». С одной стороны, западный человек  всегда искал на Востоке источник вдохновения. «Восток — самый мощный наркотик для культурного западного сознания. Здесь находили вдохновение западные художники, писатели, философы», — отметил лектор. С другой стороны, у Запада, за исключением узкого слоя  востоковедов, никогда не было стремления по-настоящему постичь Восток. Все это вылилось в господство псевдовосточной философии и культуры на Западе.

Еще более сложно обстоит дело с историей. Один из примеров. Ткацкие станки, которые появились в Европе в начале XIX века и увеличили производительность труда в 100 раз, в Китае существовали уже в XIII веке. Однако в западной истории, несмотря на множество подобных фактов, доминирует идея, что исторически Запад постоянно был впереди Востока.    

«В экономическом плане Восток всегда был самодостаточен, он не нуждался в ресурсах Запада», — рассказал А.Маслов. Почему же тогда практически все восточные страны на протяжении истории побывали под колониальным гнетом Запада? Ответ прост. Восток никогда не владел технологиями эффективного ведения войн. А Западу, с его ограниченными территориями и ресурсами, выгодно было наладить систему «центр-периферия», отдавая на Восток некоторые технологии и получая взамен готовое производство. Сегодня западный менталитет, как отметил лектор, еще до сих пор пребывает в некотором подобии «колониального» сознания. Но ситуация стремительно меняется, причем очевидно, что не в лучшую сторону для Запада.

Чтобы изучать Восток, теперь никуда не надо ехать

Западные ученые на протяжении долгих столетий изучали Восток, и это изучение, как отметил лектор, было чем-то похоже на энтомологию, где энтомолог – Запад, а бабочка – Восток.  Затем ситуация серьезно изменилась. Западные востоковедческие школы начали приглашать в качестве ведущих экспертов в свои институты восточных ученых – и оказалось, что  Восток начал изучать сам себя. «Но по прошествии времени, когда произошел бурный рост японской экономики, оказалось, что западного осмысления Востока недостаточно», — рассказал лектор. Американцы на новом этапе вложили миллиарды долларов в обновленные востоковедческие программы. Но понадобилось не менее 10-15 лет, чтобы воссоздать существовавшие школы.

И сейчас Запад столкнулся с тем, что уже не надо ехать на Восток, чтобы его изучать. Порою достаточно пройти в соседний квартал. Но массовая миграция восточного населения на Запад и рост экономической мощи восточных стран — отнюдь не главные угрозы для Запада.  

Важен ценностный стержень

Понятно, что экономика распределяет геополитические роли. Но, как отметил лектор, главным оружием в руках Китая может быть не экономика, а национальная культура. И это касается в целом восточной цивилизации по отношению к западной. «Если Восток долгое время ничего не рассказывал о себе, это не значит, что ему нечего показать», — отметил ученый. Это подтверждает хотя бы тот факт, что мода на Восток и на восточную культуру на Западе растет небывалыми темпами. 

Тем не менее, Запад, по мнению лектора, имеет еще очень слабое представление о том, в чем сила Востока. «Запад всегда умел интегрировать в себя восточные культуры, но сейчас речь идет не об интеграции, а о формировании параллельных культур», — акцентировал спикер. Восток начинает развиваться на Западе сам по себе, принося сюда собственные ценности. Западные ценности, конечно, тоже вживляются в восточную цивилизацию. Однако восточный человек, по мнению Алексея Маслова, в отличие от западного, обладает высокой степенью адаптабельности по отношению к чужим культурам и параллельно способностью сохранять национальное самосознание.

В результате восточный коллективизм, как пояснил ученый, может оказаться сильнее западного индивидуализма. Но речь, по его мнению, не идет о необходимости какой-либо борьбы или противостояния. «Цивилизация определяется ценностями», — отметил лектор. Важно то, насколько Запад сейчас осознает собственные ценности и насколько устойчивым окажется ценностный стержень западной цивилизации.    

Марина Селина, специально для новостной службы портала ВШЭ 

Вам также может быть интересно:

«Программа дает студентам возможность погрузиться в реалии Востока»

20 июля завершается прием документов на магистерскую программу «Социально-экономическое и политическое развитие современной Азии». О том, каких профессионалов она готовит и почему они востребованы на рынке труда, рассказывают руководитель программы Ольга Волосюк и ее выпускники.

Тайны Востока, или как учатся лицеисты направления «Востоковедение»

Этим ребятам говорят, что они необычные, да это и неудивительно: все-таки восточные языки изучают в школах пока редко. А в лицее ВШЭ есть не просто языки, но и настоящее востоковедение. Что, собственно, это значит?

Востоковеды будут учиться в бакалавриате пять лет

В 2017 году на образовательной программе «Востоковедение» произошли изменения: студентам, которые поступят в сентябре, предстоит учиться уже не четыре года, а пять лет. С чем связано такое решение и что нового появится на программе, рассказывает руководитель Школы востоковедения ВШЭ, профессор Алексей Маслов.

Почему Китай думает по-другому

За современным, модернизированным Китаем стоит совсем иной тип мышления, чем тот, к которому привыкли европейцы. О том, как понять Китай, на открытой лекции в Парке Горького рассказал руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

«Поворот на Восток» нуждается в специалистах

Если вы работаете с восточными партнерами по тем же схемам, что и с западными, ваши отношения рискуют зайти в тупик. Какие нужны специалисты, чтобы построить эффективные связи со странами Азии?  Об этом рассказывает Алексей Маслов, руководитель Школы востоковедения ВШЭ.

Студенты-арабисты ВШЭ стали победителями и призерами межвузовской олимпиады

На Х межвузовской олимпиаде по арабскому языку трое студентов образовательной программы ВШЭ «Востоковедение» вошли в число призеров и победителей.

Посетителям мастер-класса по каллиграфии показали доступную машину времени

«Каллиграфия и живопись — два искусства, которые имеют разные названия, но суть — одно», — писал китайский историк живописи Чжан Яньюань (Тан). Убедиться в этом смогли посетители лекции и мастер-класса Школы востоковедения НИУ ВШЭ «Магия китайского иероглифа и таинство каллиграфии», которые состоялись  в Музее Востока в рамках проекта «Университет, открытый городу».

Власть и насилие на Востоке и Западе: цивилизационное столкновение

В ВШЭ прошла первая конференция, посвященная теме власти и насилия в незападных обществах, организованная магистерской программой «Политические вызовы современности» при поддержке Отдела истории Востока Института востоковедения РАН и Центра африканских исследований Института всеобщей истории РАН. 180 исследователей из 10 стран обсудили взаимосвязь таких понятий как «власть» и «насилие» применительно к миру за пределами Западной Европы и Северной Америки. О некоторых открытиях и исследовательских находках этой конференции рассказывают председатель ее научного совета Алексей Рябинин и председатель организационного комитета Григорий Лукьянов.

Образ самурая в японской культуре: путь от варвара до идеала

Сегодня самурай — один из самых узнаваемых и тиражируемых символов Японии. Однако во многом идеализированный, романтический образ воина «без страха и упрека» сложился лишь к середине XIX столетия. О том, как трансформировался образ самурая в японской традиционной культуре и почему в душе каждого современного японца по-прежнему живет воин, рассказал старший преподаватель Школы востоковедения  НИУ ВШЭ Максим Гамалей на лекции в музее Востока в рамках проекта «Университет, открытый городу».

В ВШЭ прошла конференция молодых японоведов

Завершилась VI конференция молодых японоведов «Новый взгляд», организованная Школой востоковедения НИУ ВШЭ совместно с отделом японской культуры «Japan Foundation» Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени М.И. Рудомино и Ассоциацией японоведов.