• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Миллионы поцелуев от… Википедии

1 октября с лекцией, посвященной уровню общественного доверия к статистике, а также проблемам изучения благосостояния, в ГУ-ВШЭ выступил профессор Энрико Джованини, директор статистического департамента Организации экономического сотрудничества и развития, автор множества научных трудов, один из крупнейших авторитетов мировой статистики.

Жил да был овцевод. Он пас свои отары на склоне горы. Вот однажды рядом приземлился вертолет, из которого вышел джентльмен и сказал: «Давайте поспорим. Я в течение нескольких секунд могу сосчитать, сколько в вашей отаре овец. Если я назову правильную цифру, то вы мне отдадите одну овцу, если ошибусь, то я дам вам сто долларов». — «Хорошо». Джентльмен вынул из кейса компьютер, понажимал кнопочки и почти сразу сказал: «Здесь 746 овец». — «Что ж, точно. Берите овцу». Джентльмен забрал и пошел к вертолету. Но тут сзади послышалось: «А давайте-ка поспорим еще раз…»

Джентльмен заинтересовался: «Давайте, а на что?». — «Я сейчас назову вашу профессию. Если угадаю, то вы возвращаете мне овцу, если нет, то берете еще одну». — «По рукам». — «Вы статистик», — сказал овцевод. «Да, правда, — обескуражено заметил джентльмен. — А как вы догадались?». «Ну, вы так здорово посчитали овец, — отвечал овцевод. — Только вот не понимаю, зачем вместо овцы взяли мою собаку?».

Эту байку рассказал студентам и преподавателям Государственного университета — Высшей школы экономики профессор Энрико Джованини, директор статистического департамента Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), автор множества научных трудов, один из крупнейших авторитетов мировой статистики. Маститый ученый выступил в Вышке 1 октября 2008 года с лекцией, посвященной в основном уровню общественного доверия к статистике, а также проблемам изучения благосостояния.

Выступая перед началом лекции, первый проректор, директор Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) ГУ-ВШЭ Леонид Гохберг выразил удовлетворение тем обстоятельством, что курс лекций по статистике открывает такой авторитетный ученый, как профессор Джованини. К сожалению, в 1990-ые годы качество подготовки квалифицированных кадров для отечественной статистики существенно снизилось. Поэтому руководство ГУ-ВШЭ решило открыть в 2008/2009 учебном году отделение статистики, демографии и анализа данных. «Мы надеемся, что студенты, которые закончат это отделение, с успехом пополнят ряды профессионалов-статистиков России и будут востребованы и наукой, и бизнесом».

Александр Суринов
Александр Суринов
Успехов в освоении статистической науки пожелал студентам, которые в основном и заполнили зал, заместитель руководителя Росстата, заведующий кафедрой статистики ГУ-ВШЭ Александр Суринов. Лекцией профессора Джованини, отметил он, начинается цикл лекций, в ходе которых будут затронуты самые актуальные современные проблемы экономики и статистики, касающиеся измерений теневой экономики, бедности, других аспектов жизни общества — как на национальном, так и на международном уровне.

Затем слово взял профессор Джованини. «Я терпеть не мог статистику и после первого моего экзамена по ней решил, что с этим я никогда в жизни не буду иметь ничего общего. Но никогда не говори "никогда", жизнь распоряжается по-своему… Ну а сегодня я рад возможности обсудить новые идеи в области статистики, из-за которых даже теряю друзей из числа коллег. Но с другой стороны, по этой же причине я приобретаю новых друзей…»

Статистики, пытаясь измерить уровень благосостояния, до сих пор, по мнению профессора, оперировали цифрами, учитывая, например, только число бедных и богатых, но забывали рассматривать суть бедности и богатства. «И это как раз то самое измерение, которое нам надлежит привнести в наши подходы к статистике, — сказал Энрико Джованини. — Вы знаете, что означает слово «статистика» — наука о государстве. А я пытаюсь внедрить термин «социотистика», то есть наука об обществе. Изначально ведь статистика была создана для того, чтобы политические руководители могли принимать решения. Однако сегодня статистику для принятия своих решений нужно знать всем, и мы пытаемся довести ее до людей, до населения. Я считаю, что эта тенденция носит глобальный характер, и это очень серьезное изменение».

Сейчас ученые, по мнению профессора, пытаются выйти за пределы экономического измерения благосостояния. Долгие десятилетия все ссылки делались на показатель ВВП, служивший главным критерием, по которому определялось, благоприятна ли ситуация в обществе, или нет. «Но теперь люди начинают интересоваться в этой связи и другими вопросами — скажем, состоянием окружающей среды. Ведь общественные потребности выходят за чисто экономические рамки существования государства.

Во многих странах сейчас наблюдается откровенное недоверие к национальным правительствам. И скепсис по отношению к официальной статистике часто является отражением этого самого недоверия к власти. Более того, в обществе появляется все больше различных неправительственных организаций, ассоциаций, предоставляющих свои цифры. Раньше только государственные статистические службы могли предоставлять цифры. Сейчас, похоже, собирать, обобщать и представлять статистику могут очень многие».

В качестве примера профессор сослался на родную Италию, где в свое время жителям было все равно, на какие средства существовали пенсионные фонды. Правительство просто-напросто платило пенсию в размере 80% от размеров последней зарплаты. «Но ситуация изменилась, и каждый человек отныне должен сам для себя решать, как он должен формировать свои пенсионные «закрома». Другой пример: родители выбирали для детей школу, сообразовываясь, прежде всего, с расстоянием от дома до нее. «А теперь мы уже посылаем детей в ту школу, где они могут получить хорошее образование, чтобы потом быть принятыми на учебу в университет международного уровня. В каждой стране теперь есть таблицы ранжирования школ. И это тоже статистика. В нашем распоряжении сейчас больше информации, чем когда-либо ранее. И мы просто теряемся, мы запутались в этих данных».

Леонид Гохберг
Леонид Гохберг
Информационная асимметрия, указал Э. Джованини, является очень важной частью объяснения того, как работают рынки. Это относится и к политическим моделям. Например, ситуация выборов правительства. Предстоит голосовать за какого-то кандидата, однако, чем он занимается, результатов его деятельности людям по существу не видно. Спрашивается, как определить, хорош этот политик или плох? Ведь ни достоверной информацией, ни необходимыми индикаторами оценки эффективности проводимой им политики избиратели не располагают. «Вот тут-то и нужна статистика, призванная объективно измерять то, что происходит в стране». Если граждане, могут наблюдать за индикаторами, фиксирующими эффективность проводимой политики, то и решения будут приниматься более осознанно, а значит, на более высоком уровне будут действовать экономические рынки и демократия».

К сожалению, отметил профессор, перед статистиками стоит ряд непростых проблем. «У нас много статистики, но качество этих данных не всегда является хорошим», — сказал Э. Джованини, приведя данные некоторых опросов. К примеру, экономистам в разных странах был задан такой вопрос: считаете ли вы, что общественные дебаты в вашей стране основаны на надежной информации? Среди западных экономистов 62% ответили положительно, 20% затруднились с ответом, а 18% ответили отрицательно. В странах СНГ 43% экономистов считают, что статистика, используемая для общественных дискуссий, хороша. В Африке ситуация практически та же самая. Но помимо специалистов в мире живут простые граждане. «Мы спросили граждан в европейских странах о том, знают ли они, как, почему растут ВВП, инфляция, безработица? В Италии, если говорить о росте ВВП, 30% сказали «да», 70% — «мы не знаем», а еще 30% отвечали наугад». Вслед за этим последовал вопрос: а хотите ли вы получать такого рода информацию? И 42% сказали, что нет, не надо, что «мы лучше будем темными, не перегружайте нас цифрами».

В мире есть страны, где население доверяет официальной статистике, но есть государства, где высок уровень недоверия к ней. Так, например, в северных странах Европы — Дании, Исландии, Финляндии, Швеции — доверие к политикам, использующим статистические данные, высоко. Потому что цифры, которыми они оперируют, соответствуют тому, что знает народ. А вот во Франции и Великобритании доверие к статистике находится на низком уровне, лишь чуть более 30% французов и англичан доверяют статистике. «Почему? Причин несколько. Одна из них заключается в том, что статистка показывает нечто, что люди не могут сопоставить со своей собственной жизнью. Статистика подается так, что возникает некая удаленность этих цифр от того, что люди испытывают и чувствуют, того, во что они верят», — заметил в этой связи профессор.

Кроме того, на статистику оказывают влияние политики и в этом смысле показателен опыт Франции. «Почему французы не доверяют статистике до такой степени? Дело в том, что во время президентской кампании в апреле 2007 года статистическая служба должна была опубликовать данные по безработице. Но в этот период французские статистики изменили методологию сбора данных (никогда, тут же посоветовал студентам в зале профессор, не меняйте методологию во время избирательной кампании, если в дальнейшем будете отвечать за статистику). Цифры были получены, но выяснилось, что с методологией есть некоторые проблемы, и эти данные было решено не публиковать. По закону же цифры должны были направляться в Евростат. Естественно, что многие продумали, будто какие-то данные скрываются по политическим соображениям. Это сразу возбудило острую дискуссию, и масла в огонь, разумеется, подлили средства массовой информации».

В прошлом году, продолжал итальянский ученый, в Стамбуле по инициативе ООН, Европейской комиссии, Организации исламских конференций и Всемирного банка прошел второй мировой форум по статистике, знаниям и политике. Речь на форуме, в котором приняли участие 1200 человек из 130 стран, шла об измерении прогресса в обществе. По результатам работы стамбульского форума была подготовлена так называемая Стамбульская декларация. В ней, в частности, отмечалось, что культура принятия решений, основанных на фактической информации, должна улучшаться на всех уровнях, потому что от этого зависит благосостояние обществ.

«Мы заявили о своей приверженности к измерению прогресса в обществах во всех аспектах, не только через показатель ВВП, но и с учетом, к примеру, уровня охраны окружающей среды. Революционный характер носило и заявление о том, что статистики должны работать не в изоляции, а вместе с общественностью, с частными организациями, с гражданами. Потому, что если принимать статистику как фактор нормального функционирования общества, необходимо вовлекать в эту работу представителей этого самого общества. Людей нужно слушать и слышать, обсуждать с ними проблемы измерения того, что для них важно».

Конечно, продолжал профессор, сегодня есть Интернет, и у каждого свое мнение. И многие полагают, будто разные мнения имеют одинаковый вес. Однако это не так. «Если вы чувствуете себя бедным, это не значит, что все в России тоже влачат жалкое существование. И если вы считаете, что счастливы, то это не значит, что все в России всем довольны. Статистику изобрели для того, чтобы получать объективную информацию, которую сами граждане получить не могут».

Статистика, по словам Джованини, подвергается критике во многих странах — говорят, что статистики-де не представляют мнение населения и, мол, существует серьезный конфликт между мнением народа и статистикой. «И дело тут не в изменении климата, а в изменении обществ», — сказал докладчик. Стамбульская декларация провозглашает, что «необходимо стимулировать сообщества к обсуждению того, что означает для них прогресс».

«А что такое прогресс, что стоит за этим словом? — задался вопросом профессор.— Это понятие возникло в эпоху Просвещения, в 17-18 веках. Но в том или ином виде размышления о прогрессе можно найти у Платона, в трудах ученых Древней Греции, философов и представителей церкви многих других стран и эпох. В прошлом веке о прогрессе говорили все, включая коммунистов и фашистов. Как бы то ни было, за этим словом «маячит» базовый вопрос: живем ли мы лучше, улучшается ли наша жизнь, являемся ли мы обществом прогресса, или, напротив, обществом регресса?

Мы, статистики, естественно, говорим о том, как измерить этот прогресс. Существует система национального счета, которую используют для измерения инвестиций, ВВП, потребления и т.д. Это серьезная аналитическая система, и ее можно расширить, чтобы охватить социальный и экологический компоненты. Этим занимаются статистики. Но как же трудно выразить проблемы, связанные, скажем, с загрязнением окружающей среды, в финансовых терминах! Ведь ВВП выражается в денежных единицах, и если «отталкиваться» от ВВП, нужно, соответственно, использовать финансовую терминологию. А как, к примеру, в таком случае измерить потери биологической массы при вырубке лесов?

Вряд ли денежное измерение или цифры могут охватить все и вся. Есть элементы нашего благополучия, которые невозможно измерить в денежном выражении. Поэтому национальные счета — это классная, долгосрочная и дорогая система инструментов».

Вторым способом измерения может быть так называемый композитный показатель, определяемый по ряду индикаторов. Например, берется ожидаемый срок жизни при рождении, ВВП, образование, каждому из этих показателей придается вес и рассчитывается композитный показатель. Есть, например, индекс человеческого развития. Существует более 180 показателей такого рода.

Третий подход — это использование ключевых показателей. «Мы признаем, что все в одной цифре выразить нельзя, что реальность многогранна и сложна, и это надлежит осознавать, а посему и рассматривать следует разные показатели. Кто и как может выбрать эти индикаторы? Это процесс политический. Сейчас идет большой спор между статистиками по поводу объективных и субъективных индикаторов, таких, например, как индекс счастья. Следует ли статистикам «считать» субъективные индикаторы, или нет? Есть движение в сторону субъективных индикаторов, но оно очень медленное и с большим количеством вопросов. Мы поддерживаем развитие ключевых индикаторов. Но расчет индикаторов недостаточен, если эти измерения не вызывают доверия у общества. Только если мы сможем сформировать консенсус в отношении того, каковы те ключевые индикаторы, которые все должны знать, — только тогда мы сможем сделать шаг вперед».

Сейчас ученые пытаются измерить прогресс различными способами. Этим занимается ОЭСР, различные национальные инициативы, действуют Международное общество изучения качества жизни, в Давосе создан Глобальный форум по эталонным показателям прогресса общества. Президент Франции образовал комиссию по измерению экономических результатов прогресса, в работе которой участвует пять нобелевских лауреатов! В апреле 2009 года будет представлен ее первый доклад.

Сейчас ОЭСР с целым рядом других международных организаций начала реализацию глобального проекта по измерению прогресса общества. «Самая сумасшедшая идея нашего проекта, — заметил профессор, — это «Википедия прогресса». Откуда возникла эта идея? Статистика, как таковая, людей не интересует, их интересуют какие-то конкретные вопросы, а статистику люди хотят использовать для обсуждения этих вопросов». В чем «изюминка» этой Википедии? «В том, что люди могут дополнять имеющиеся сведения своими статьями, которые, если так можно сказать, полностью интегрируются с теми статьями, которые написаны другими. Таким образом возникает некий коллективный разум».

Иными словами, люди могут вносить результаты собственных изысканий в общую базу данных. Технически это довольно сложная задача, потому, что речь идет о построении базы, размеры которой безграничны, ибо имеется в виду, что постоянно будут добавляться все новые и новые данные… Зато, надо полагать, люди будут с достаточно высокой степенью доверия относится к «Википедии прогресса», ведь они сами смогут пополнять эту «копилку». И это мечта, которая уже становится явью». Во всяком случае, по словам Э. Джованини, в этой базе имеются, к примеру, данные о потреблении пива на пивном празднике в Мюнхене, или график количества поцелуев, которыми обмениваются юноши и девушки в США. «Не знаю, — заметил профессор, — насколько эти цифры надежны, но в Википедии можно найти и такого рода информацию…»

«Включайтесь в статистическую деятельность, привносите в нее что-то новое, пусть поначалу и кажущееся странным, даже глупым. Но в ходе этого процесса придет умение отличать полезную информацию от пустой, и статистка станет интересной, потому что придет ощущение возможности изменить мир», — на такой оптимистической ноте закончил Э. Джованини свою лекцию под громкие аплодисменты студентов и преподавателей ГУ-ВШЭ. После чего ответил на вопросы аудитории.

Николай Вуколов, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ

Фото Николая Вуколова

О лекции Энрико Джованнини в Высшей школе экономики ("Счастливая цифра", Российская газета. 2 октября 2008)

Вам также может быть интересно:

Жить стали здоровее. Как чувствует себя население России

В последние годы россияне выше оценивают собственное самочувствие, и ожидаемая продолжительность здоровой жизни растет. Вместе с тем по этому показателю Россия все еще сильно отстает от стран ЕС. Почему, выяснил научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ Александр Рамонов.

Эффект брачной пилы

Динамика регистрации браков имеет сезонные и годовые колебания. Так, в високосные годы в ряде стран устраивают меньше свадеб. Демограф Евгений Сороко проанализировал этот феномен в докладе, подготовленном к ХХ Апрельской Международной научной конференции в Высшей школе экономики.

Русский след

В Латвии, Эстонии, Казахстане и Киргизии в последние годы сокращалось русское население. Этому способствовали все основные демографические процессы: миграция (репатриация людей в Россию), старение — рост доли пожилых среди русских, а также убыль населения — превышение смертности над рождаемостью. Доцент Института демографии НИУ ВШЭ Владимир Козлов исследовал динамику численности русской диаспоры в четырех странах. 

Ссудный процент

Беспроцентную ссуду на покупку жилья и семейный капитал россияне считают самыми важными средствами стимулирования рождаемости, выяснили демографы НИУ ВШЭ. 

Вне зоны помощи

Сельское население России составляет почти 38 миллионов человек. Их средняя продолжительность жизни примерно на два года меньше, чем горожан. Увеличивать ее за счет медобслуживания пока не получается: лечиться на селе сложно, а часто и невозможно. Исследователи ВШЭ изучили проблему на данных мониторинга RLMS-HSE.

Что демография говорит о пенсиях

НИУ ВШЭ представил доклад «Демографический контекст повышения возраста выхода на пенсию». В нем анализируются причины старения российского населения, тенденции к повышению продолжительности жизни и другие демографические тренды, влияющие на состояние пенсионной системы.

Демографический контекст повышения возраста выхода на пенсию

В дискуссиях о повышении пенсионного возраста принято ссылаться на прогнозы и тренды демографического развития. Однако далеко не все данные корректно интерпретируются журналистами и некоторыми экспертами, что способно привести к формированию заблуждений в обществе. В такой ситуации ученые НИУ ВШЭ посчитали необходимым подготовить научный комментарий по ключевым демографическим показателям, реально значимым для принятия решений по пенсионной системе, и заблуждениям относительно прямолинейной взаимосвязи между рядом демографических показателей и параметрами пенсионной системы.

Свои среди чужих

У слабых школ есть свой плюс: они помогают детям мигрантов интегрироваться и снимают межэтнические противоречия. Это показало исследование, проведенное среди учеников и педагогов Москвы и Подмосковья. Статья о нем опубликована в журнале НИУ ВШЭ «Демографическое обозрение».

Нематериальный капитал

Качество рабочей силы (человеческий капитал) дает динамике российского ВВП 0,64 процентных пункта в год. Через 17 лет цифра может вырасти до 2,2 процентного пункта, что приблизит темпы роста экономики к среднемировым, прогнозируют ученые ВШЭ.

Раннее алкогольное созревание

Подростки, которые планируют получить неполное среднее образование и продолжить обучение в техникуме или училище, чаще потребляют алкоголь, чем потенциальные абитуриенты вузов. Это подтвердил опрос более 1000 российских школьников, проведенный в рамках совместного исследования ученых из НИУ ВШЭ и Нью-Йоркского Университета.