• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Европейские режиссеры рассказали о лоббизме

Российского зрителя не удалось напугать европейскими лоббистами. В рамках Фестиваля актуального научного кино «360°» в ВШЭ состоялся показ фильма «Брюссельский бизнес».

Полуторачасовой фильм режиссеров Фридриха Мозера и Матье Лиэтера не раскрывает никаких тайн, не разоблачает заговоры, не выводит на чистую воду коррупционеров и не предлагает решений. Это и не было задачей авторов, подчеркнул на показе в Вышке сам Лиэтер. И все же проблема влияния больших денег на большую политику до некоторой степени раскрывается в фильме на практическом материале — неудавшейся попытке провести через Еврокомиссию и Европарламент «инициативу о прозрачности», которая регулировала бы деятельность лоббистов.

Хотя Лиэтер и настаивает, что у него не было задачи демонизировать лоббистов и корпорации (один из главных героев фильма — тот самый лоббист при Европарламенте — предстает вполне симпатичным человеком), «Брюссельский бизнес» выдержан в типичной леволиберальной риторике. Видеоряд соответствующий — тут вам и плетущие интриги промышленники и финансисты, и страдающий от их действий народ (почему-то греческий, где основные беды как раз от огромного госсектора, а не частных компаний), и саундтрек, создающий эффект саспенса.

«Лоббизм всегда был и будет, никто его не отрицает, — оговаривается, впрочем, Лиэтер. — Но почему же не сделать механизмы лоббизма прозрачными, чтобы люди понимали, кто и в чьих интересах действует?». В США, где эта деятельность официально регистрируется, на лоббизм ежегодно тратится около трех миллиардов долларов. Сколько тратится в Брюсселе — неизвестно. Расходы, например, Deutsche Bank составляют два миллиона евро в год — сумма, едва ли способная впечатлить кого-то в России. Неслучайно, одной из первых реплик из зала по окончании фильма стало предложение снять подобный фильм по мотивам деятельности российских госкорпораций. По сравнению с их методами работы и сопутствующими «расходами» то, что происходит в Евросоюзе, покажется невинной шалостью.

Можно представлять лоббизм как неизбежное зло, а можно — как нормальный механизм взаимодействия государства и бизнеса, которые не в силах решить проблемы современного мира поодиночке. И уж точно не следует путать лоббизм с коррупцией и подкупом.

Другой упрек авторам фильма состоял в том, что в лоббизме они «обвиняют» только представителей крупной промышленности. Есть много групп, занимающихся лоббизмом в Европе и не только,  — это и объединения промышленников, и медиагруппы, и религиозные, и группы исследовательских институтов, отметил Оздчан Саритас, приглашенный профессор, ведущий научный сотрудник Лаборатории исследований науки и технологий ИСИЭЗ ВШЭ. Это не всегда плохо. В фильме, политики и лоббисты показаны так, будто они зло, хотя режиссер и отрицает, что такая цель преследовалась. «Друзья Европы» в фильме показаны как противоборствующее лобби. «На мой взгляд, если с лоббизмом что-то не так, решать эту проблему следует, не создавая в ответ свое (противоборствующее) лобби, но делая более прозрачными политику и процесс принятия решений, с опорой на механизмы участия общественности, — отметил Саритас. — При условии такой открытости, нет никакого вреда в том, что различные группы образуют лобби и высказывают свои ожидания».

Можно представлять лоббизм как неизбежное зло, а можно — как нормальный механизм взаимодействия государства и бизнеса, которые не в силах решить проблемы современного мира поодиночке, добавил заместитель заведующего Лабораторией экономики инноваций ИСИЭЗ Томас Тернер, и уж точно не следует путать лоббизм с коррупцией и подкупом.

«Лоббизм — это проявление коллективного действия, равно как и социальные движения, выплескивающиеся на улицы», — заметил другой участник обсуждения, преподаватель факультета прикладной политологии ВШЭ Дмитрий Рой. Бизнесмены отстаивают свои интересы в стенах парламента, но и обычные граждане могут призвать власть к ответу — как на выборах, так и на массовых акциях протеста или через забастовки. Ну а то, что европейские политики вынуждены считаться с общественным мнением и подчиняться ему, признает даже Матье Лиэтер.

Олег Серегин, новостная служба портала ВШЭ

Фото Василия Бегаля

Вам также может быть интересно:

Средневековье в кинематографе. Киномедиевализм как рефлексия о современности

Европа, пережившая в ХХ веке тяжелейшие травмы — две мировые войны, — во второй половине столетия остро заинтересовалась собственной историей, в частности — Средневековьем. Это относится как к науке, так и к культуре в целом. Серьезные киноленты таких мастеров, как Пазолини, Бергман, Росселлини, Бунюэль, Тарковский, Герман, формально посвященные средневековым сюжетам или героям, поднимали вечные вопросы и были попыткой с помощью прошлого понять настоящее. Об этом в новой колонке рассказывает доктор исторических наук, ординарный профессор НИУ ВШЭ Олег Воскобойников.

Тест: что вы знаете о российском дореволю­ционном кино?

В 1900-1910 гг. кинематограф быстро становился важной частью русской культуры и повседневной жизни. За это время было снято более 2500 фильмов, пригороды Москвы превратились в съемочную площадку, по всей стране открывались кинотеатры. Вы можете узнать об этом больше на сайте «Раннее русское кино», а в тесте IQ.HSE проверить, насколько вы разбираетесь в дореволюционном кинематографе.

Джармуш, Тарантино, Вышка: премьеры Каннского фестиваля

14 мая фильмом «Мертвые не умирают» Джима Джармуша открывается 72-й Каннский международный кинофестиваль. В официальную российскую делегацию вошли студенты Высшей школы кино «Арка», реализующей совместные программы допобразования с факультетом коммуникации, медиа и дизайна ВШЭ. Короткометражные фильмы студентов покажут в рамках ежегодного альманаха Global Russians.

«Мы все живем в мире токсичности»

В этом году традиционный рождественский киносеминар Лаборатории экономико-социологических исследований ВШЭ был посвящен фильму Александра Горчилина «Кислота». Темой семинара стала цитата из фильма «Что мы можем дать миру, кроме зарядки от айфона?». Участники обсудили, относятся ли показанные в фильме проблемы к определенному поколению или являются универсальными.

«Журналистика и документальное кино не такие уж разные специальности»

Во время учебы на факультете коммуникаций, медиа и дизайна ВШЭ Майя Гимаева сняла несколько документальных фильмов, два из них попали в программы международного фестиваля документального кино «Артдокфест». Фильм «Печать царя Соломона», рассказывающий о русскоязычном художнике из Венеции, можно посмотреть на сайте фестиваля 12 декабря. О том, как стать режиссером-документалистом, окончив журфак, она рассказала новостной службе ВШЭ.

Ученые в кино

Мировой кинематограф каждый год пополняет полку художественных фильмов с персонажами-учеными. В фильмах они или злодеи, или герои, или гении. В жизни все не совсем так. Ко Всемирному дню науки ИСИЭЗ НИУ ВШЭ собрал небольшую подборку фильмов, в которых ученые похожи на настоящих.

Юмористическая энциклопедия Средневековья

Монти Пайтон и публичная история.

В Школе дизайна открывается HSE Film School

HSE Film School — киношкола, которая объединит в себе все уровни образования: бакалаврский профиль «Кино и видеоарт» программы «Современное искусство», дополнительное образование, аспирантуру и в перспективе — магистратуру. Руководитель HSE Film School — известный режиссер и сценарист Александр Зельдович рассказал о том, почему современное кинообразование требует нового подхода, а также как и чему будут учить в киношколе.

«Веселая жизнь» тридцатых годов

Как сталинская смеховая культура отразилась в творчестве Михаила Булгакова.

Два квеста по поиску любви

В Вышке прошел традиционный рождественский киносеминар Лаборатории экономико-социологических исследований. В этот раз участники семинара, по их собственным словам, «замахнулись на святое» — обсудили российские фильмы «Нелюбовь» и «Про любовь» и попытались разобраться в том, как отличить настоящую любовь от ненастоящей, откуда берется нелюбовь и можно ли ее победить.