• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

IT-поддержка неформальных институтов

В рамках Гайдаровского форума-2011, проходившего в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, 17 марта на пленарном заседании «Технологические драйверы российского экономического роста» выступил Александр Долгин, заведующий кафедрой прагматики культуры ВШЭ, управляющий рекомендательным порталом Имхонет.

По мнению Александра Долгина, на стыке информационных технологий и социальных практик в ближайшее время произойдут большие изменения. «Мы в основном заняты технологиями, а, мне кажется, несколько «притормаживают» люди, — сказал, в частности, он. — Еще вчера социальные сети в интернете воспринимались как аналог кухонных посиделок, сейчас они стали чуть ли не колыбелью революций. Тем не менее, на сегодняшний день возможности социальных сетей в интернете реализованы лишь на несколько процентов. Самое главное еще впереди».

Современную экономику называют информационной. И это не просто культурологическая метафора и даже не отражение того, что индустрии медиа, развлечений, программирования и средств коммуникаций «замкнули на себя» много времени и средств. У современной экономики есть гораздо более емкая информационная часть — это товародвижение и технологии продаж. Стоимость товара на прилавке, его розничная цена в разы превышает стоимость производства. Эта разница — и есть стоимость информации, которую кто-то должен создать, считает Долгин. О чем эта информация? О спросе: сколько и какого товара нужно произвести, чтобы его купили. Вообще, какие товары нужны? Торговля получает свои деньги по-честному, не зря, она располагает знанием о том, что необходимо людям, берет на себя ответственность за то, что она адресно доведет и реализует нужное количество товаров и услуг. А как все же узнать, сколько какого товара требуется? Как это выясняют производители, фирмы, правительства?

Адам Смит объяснил, как это происходит с помощью метафоры «невидимой руки рынка», его открытие до сих пор считается величайшим достижением экономической мысли. «Невидимая рука» балансирует спрос и предложение, причем координация колоссального объема человеческих действий, поведения происходит без прямого обмена информацией между людьми. Никто ничего друг другу напрямую не сообщает. Все ориентируются по товарам и ценам — дальше работает рыночный механизм конкуренции. До сегодняшнего момента считалось, что прямой обмен информацией между людьми невозможен, поскольку он слишком дорог, отметил А.Долгин. Немыслимо, чтобы каждый друг другу что-то говорил и спрашивал… Но теперь все переменилось. Мы вплотную подошли к информационной сверхпроводимости: доведение информации до кого угодно стало дешевым. И на этом основаны многие новые технологии, а кусок пирога, который они поделят, фантастический — те самые сотни процентов торговой наценки, которые сейчас собирает традиционная дистрибутивная цепочка: производитель — оптовик — мелкий оптовик — розница.

К тому же выводу можно прийти иным путем. До недавнего времени мир не очень-то знал, что ему делать с суждением обыкновенного, частного лица. Было непонятно ни чем это субъективное мнение важно, ни как с ним обращаться. Потому с ним особо и не церемонились, а просто усредняли и сплавляли в рейтинги. На самом деле в мнении обычного человека можно обнаружить ценность: он лучше всех знает то, чего сам хочет. Лучше любых систем, которые пытаются подсунуть ему товары, которые гипотетически могут быть ему интересны. Он лучше всего осведомлен о своих предпочтениях. «Сегодня все активнее внедряются алгоритмы, которые позволяют эти предпочтения агрегировать — речь о коллаборативных (от collaborative — «сотрудничать») рекомендательных технологиях, которые я напрямую связываю с интернетом третьего поколения — web 3.0», — сказал Александр Долгин.

Первой ласточкой революции товародвижения был американский сайт Napster, который чуть больше 10 лет назад предложил первую музыкальную сеть, связавшую слушателей друг с другом и позволившую им напрямую обмениваться музыкальными записями, напомнил заведующий кафедрой прагматики культуры ВШЭ. В результате за 10 лет цена звукозаписи упала более чем в 10 раз. Другой пример — сервисы коллективных закупок. Пионером стала американская фирма Groupon. В России у нее появился ряд последователей. Как работают подобные сервисы? Какой-то сайт собирает заявки людей, заинтересованных в покупке того ли иного товара: от стиральной машины до дорожки для боулинга. Он накапливает нужный объем спроса, «приходит» к производителю данного товара и оказывается для того более удобным агентом, чем традиционная цепочка. При этом издержки сайта коллективных закупок относительно невелики — сбор заявок от людей, которых интересует то или иное благо.

Широко известно, сколь важны для успешного бизнеса, особенно крупного, системы управления знаниями. Проще говоря, фирма должна уметь собирать и использовать ту информацию, которой обладают ее сотрудники, иначе не будет пользы от специализации и разделения труда. Сегодня, уверен Долгин, настала пора говорить об агрегации и обмене знаниями более широко, имея в виду публичное пространство. Современные технологии позволяют управлять знаниями, которые содержатся в головах обычных людей. В первую очередь это знания об их предпочтениях, о том, что им нравится, что они хотели бы сделать или приобрести. Эту задачу решают несколько программных алгоритмов, так называемых движков, которые позволяют обнаруживать людей и объединять их в группы по целому ряду оснований. «Не хочу употреблять слово «признаков», поскольку по признакам (социодемографическим, геолокации и прочим) людей и прежде умели кластеризовать, — сказал А.Долгин. — Сегодня можно объединять людей по куда более существенным принципам: по заявленным ими самими интересам, по предпочтениям и мировоззрению, по вкусам и по репутации. Три области, которые я назвал, — это три движка, три программных алгоритма, которые уже разработаны, внедрены и показывают отличные результаты в работе».

Устроены они в одной и той же коллаборативной логике. Смысл в следующем: чтобы человеку получить хороший совет, что ему стоит почитать/послушать/посмотреть, куда поехать в отпуск, какую машину или отель выбрать, ему нужно подобрать подходящих советчиков. В жизни всегда так и происходит: мы опираемся на мнения тех, кто нас окружает, поскольку представляем, из каких соображений они исходят, советуя тот или иной товар или услугу. Благодаря новым технологиям этот обмен субъективным опытом и знаниями оказалось возможным вывести за рамки ближнего круга личных знакомых. Можно создавать сообщества, клубы, круги, кружки, объединения людей, которые будут наиболее ценными партнерами и советчиками для каждого.

«Технология, о которой я рассказываю, чрезвычайно актуальна, учитывая тот уровень, на который вышли современные индустрии, реализовавшие принцип четырех «В»: все, всем, всегда, везде, — заметил Долгин. — Любую, какую угодно, ложку, тебе поднесут ко рту. Остается решить одно: что именно ты хочешь? Как это узнать? Можно посмотреть рейтинг отелей и оказаться в 5-звездах, которые вывели в TOP популярности, например, американские пенсионеры, руководствовавшиеся собственными резонами. Или можно послушать лондонский TOP-20 музыкальных записей — и ни одна из них не понравится, потому что в рейтинге смешаны мнения питерской профессуры и молодежи из захолустья».

Технологически и производственно возможно все, чего душа пожелает. Отныне проблема на стороне выбора. Информация лишь на первый взгляд бесплатна, крайне дорогостоящим стал процесс ее потребления, включая сортировку и осмысление. «Ресурсное ограничение переместилось в наши головы — это значит, пришла пора технологий, позволяющий сберечь такого рода ресурсы», — подчеркнул Александр Долгин.

Также он коснулся тех вопросов темы заседания, которые имеют отношение не столько к бизнесу, сколько к социальным практикам. Конкретнее — к гражданскому обществу в нашей стране. «Говоря о гражданском обществе в России, чуть ли не на полном серьезе сетуют на то, что главная проблема — недостаток граждан. Все бы хорошо, только граждан мало.  Предполагается, что есть какие-то особые граждане, у которых либо имеется врожденная гражданская закваска — тогда гражданское общество складывается, либо этой закваски нет — и тогда дело плохо. В общем, нужно как-то (никто не знает как) менять граждан! Я придерживаюсь иной точки зрения, — заметил А.Долгин. — Надо улучшать правила, институты, инструменты, а люди изменятся вслед за ними, поскольку человек таков, в какие условия он поставлен».

Процесс формирования граждан — людей способных к сотрудничеству — не может произойти «как квантовый скачок: от сегодняшнего абсолютно не договоропригодного состояния до согласия по сложным общественно-политическим, культурным и прочим вопросам», считает Долгин. Сначала стоило бы потренироваться на каких-то простых, утилитарных вещах: коллективных сервисах (тех же закупок), решении проблем в рамках ТСЖ. Тысячу раз поругаться, помириться, научиться справляться со спойлерами (в интернете их называют «тролли»), чья цель — портить и разрушать.

Насколько успешно будет идти процесс обучения сотрудничеству, это в значительной степени зависит, по мнению Александра Долгина, от наличия инструментов взаимодействия. «Первый ключевой инструмент всякого полезного коллективного действия: человек должен знать, сколько еще есть потенциальных интересантов — людей, которые хотят того же, что и он. Незнание, неопределенность в этом вопросе на корню подрубает любые полезные начинания, — сказал Долгин. — Социальные сети сработали как катализатор исламских революций именно потому, что люди осознали, сколько еще таких же, как они. В том же Египте безработный увидел, что есть еще миллион таких же, как он, образованных 23-летних безработных! Что масса людей испытывает точно такую же безысходность, и, самое главное, каждый знает, что все знают друг о друге, а также об общей численности и силе. В таких условиях шансы на выигрыш высоки, и страх отступает. Если бы каждый считал, что он один несчастный-заморенный, массовые выступления не состоялись бы. Протест не набрал бы критической массы. Механизмы агрегации единомышленников, объединения людей в сплоченные сообщества — стопроцентно инструментальная задача, которая сегодня должна и может решаться».

В теории известен целый ряд ключевых моментов, от которых зависит как сама возможность инициатив, так и их конечная результативность. Они подробно разработаны в теориях общественного выбора и коллективного действия. «Но я хочу подчеркнуть, — сказал А.Долгин. — Одно дело — книжные теории и учебники, написанные для большой политики, другое — инструменты, которыми каждодневно пользуются люди, решая обыденные задачи. Инструменты самоорганизации сообществ и клубов — без них не перейти от теории к практике. Например, известный парадокс голосования: когда конкурируют два сильных кандидата, один из них лидирует, и есть третий кандидат, априори не проходной. Последний может оттянуть на себя голоса и изменить расстановку сил, так что выиграет второй. Современные технологии позволяют справиться с этой проблемой: сделать так, чтобы участники голосования видели, с какой скоростью тот или иной кандидат набирает голоса, и могли перебросить их в пользу истинного лидера».

Если заменить слово «кандидат» из этого примера на любые вещи, стоящие в повестке дня, то, считает А.Долгин, будут работать те же механизмы голосования. Скажем, есть ТСЖ, которому нужно решить, футбольную или хоккейную площадку построить во дворе, поставить шлагбаум или ворота, создать детский сад или сервис нянь, — при решении этих вопросов будут действовать точно такие же механизмы. Следовательно, необходимы инструменты, позволяющие сделать так, чтобы в результате голосований и коллективных решений побеждали именно те инициативы, которые ведут к коллективному благу. Должны быть прописаны правила и механизмы, позволяющие сформировать клуб единомышленников и способствующие его работе. Поскольку клуб — универсальный способ производства коллективных благ с разумными издержками.

Вам также может быть интересно:

«Это был “курс выживания” в программной инженерии»

Считается, что молодой специалист должен выбирать: или академическая карьера, или бизнес-трек. Выпускнику факультета компьютерных наук, лауреату стипендии имени Ильи Сегаловича Михаилу Фомичеву удается и то и другое. О работе в университете и в Яндексе он рассказал порталу Вышки.

НИУ ВШЭ поможет московским школам в создании IT-классов

Университет разработает для школьников учебные модули по ведению IT-бизнеса и обучит педагогов IT-классов. Кроме того, на базе НИУ ВШЭ совместно с ведущими IT-компаниями планируется создать центр сертификации выпускников таких классов.

Выпускница ВШЭ получила премию Бертрана Мейера

Полина Казакова, окончившая образовательную программу «Фундаментальная и компьютерная лингвистика», стала лауреатом премии Бертрана Мейера за лучшую исследовательскую работу на конференции SECR.

«Основной тренд в образовании — это цифровая революция»

В рамках Гайдаровского форума, организованного РАНХиГС, состоялся открытый диалог, участники которого обсудили главные тренды образования. О том, каким будет российское образование через 5-7 лет, как искусственный интеллект изменит школу и какие реформы необходимы уже сейчас, рассказал ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов.

Как университетам и бизнесу найти друг друга

Российским вузам и компаниям необходимо более тесное взаимодействие, которое бы способствовало технологическому прорыву российской экономики в целом. О перспективах и препятствиях на пути такого сотрудничества говорил ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов на экспертной дискуссии в рамках Гайдаровского форума, проходящего в РАНХиГС.

Как обучить иностранному языку Билла Гейтса и африканского школьника

Новые информационные технологии кардинально меняют наши представления об образовании. О том, как компьютерные программы учат людей общаться и создают новые социальные лифты, на лекции в Вышке рассказал Луис Фон Ан, основатель компании reCAPTCHA и образовательной платформы Duolingo.

Дифференциация вузов усилится, онлайн-образование захватит мир

Развитие университетов во всем мире будет определяться изменением технологий, ростом платежеспособного спроса на образование, созданием альтернативных систем подтверждения квалификации и другими факторами. Об этом сказал ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов в ходе дискуссии «Университеты 3.0: будущее рядом?» на Гайдаровском форуме 14 января.

Компания Parallels примет участие в обучении студентов Вышки

Высшая школа экономики и компании Parallels договорились о сотрудничестве по научно-образовательным проектам в области информационных технологий. Parallels  начнет работать со студентами МИЭМ НИУ ВШЭ. Кроме того, в ближайшее время планируется подписание соглашения о сотрудничестве с факультетом компьютерных наук университета.

«Главное в предпринимательстве — это мотивация, а не бизнес-план»

В июле 2014 года был принят закон, который обязал участников рынка ЖКХ, в том числе управляющие компании и ТСЖ, перевести свои данные на портал «Госуслуги.ру». Это в одночасье породило многомиллиардный рынок IT-услуг для решения проблемы автоматизации переноса. Сейчас компания «Телеком-проект» выпускника магистратуры Вышки Евгения Цаплина — один из лидеров этого рынка.

Для современных выпускников общий уровень культуры важен не меньше, чем профессиональные знания

22 января состоялась встреча ректора ВШЭ Ярослава Кузьминова и других руководителей университета со студентами и преподавателями факультета компьютерных наук. Участники встречи, в частности, узнали, зачем IT-специалисту изучать историю и английский язык и какие дополнительные занятия студентов по интересам будет финансировать университет.