• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Под воздействием коронавируса образы будущего оказались в прошлом

Москва, 1982 год

Москва, 1982 год
© iStock

Казалось, мир пребывает в конкуренции образов будущего, однако при первом же испытании на прочность человечество вовлеклось в конкуренцию образов прошлого. Выяснилось, что обратно хотят вернуться все. Об этом в колонке для «Литературной газеты» пишет политолог, профессор Высшей школы экономики Дмитрий Евстафьев.

В США политическая борьба сводится к противостоянию двух мировоззрений. Одни намерены переиграть рейганомику, вернув себе статус капитана мировой промышленности и планетарного гегемона. С другой стороны баррикад (в том числе и самых настоящих) – те, кто собрался вернуть страну в период «сытых» клинтонианских 1990-х, дополненных неким «моральным лидерством».

Китай, с явно поскромневшими за последние полтора года амбициями, начинает догадываться, что он может стать геоэкономической «дичью», и страстно желает проснуться в июне 2017 года, когда ещё не было нескольких тяжелейших поражений от Трампа. Когда образ «нового глобального гегемона» не омрачали никакие компрометирующие детали.

Германия хотела бы вернуться гораздо раньше – в конец 1930-х, что тщательно скрывает. Хотя почему-то именно сейчас это почти фрейдистское желание прорвалось в новом «плане Меркель» по переустройству Европы.

Чего хочет Франция? Двигаться дальше в рамках «брюссельской институциональности» не хотят и там. Их ретроориентир – 1968 год. В новой карнавальной версии жёлтых жилетов.

Даже Иран, которому, казалось бы, нечего терять, мнётся, стоя у исторической черты начала 1980-х. Тогда решалось, как строить «исламскую империю». И сегодня велик соблазн вернуть времена, приведшие Тегеран к столкновению с Багдадом, а затем с Москвой. Времена, подарившие Саудовской Аравии 40 лет относительного благополучия.

Удивительно, но даже серийный инноватор Илон Маск продемонстрировал астронавтов в скафандрах по моде 1960-х, готовых лететь в космос на ракете, основанной на разработках и технологиях 1970-х

Маск откровеннее и нагляднее других обозначил черту, где – с точки зрения коллективного Запада – «что-то пошло не так».

В России, впрочем, всё как обычно. Кто-то хочет вернуться в благословенные брежневские времена с инфантильной субкультурой НИИ, где читают Стругацких и вяжут кофточки по узорам из заграничной «Верены». Кто-то с нежностью оглядывается в «святые девяностые», где разрешалось говорить что хочешь, но толку от этой говорильни было чуть. Кто-то в «1913 год» – неизменный атрибут сладких воспоминаний о кисельно-пряничном «золотом веке» (что лежит между кровавым Ленским расстрелом и бойней Первой мировой). А кто-то грезит новым 37-м, искренне полагая, что судить и рядить будет он, а не его.

Лишь одна дата сохраняет значение точки национального консенсуса – 9 мая 1945 года. И потому вызывает столько ненависти у тех, кто считает нашу страну исторической ошибкой. Но в целом «конкуренция прошлых» приобрела в России беспрецедентный масштаб и остроту. Количество разнообразных «сект свидетелей былой славы» катастрофически растёт, будучи обратно пропорциональным нашей готовности обсуждать будущее.

Читать колонку полностью

Вам также может быть интересно:

Теория всеобщего расизма – новая версия американского культурного доминирования

В России, где государственного или политически значимого расизма никогда не было, не стоит по указке с Запада срочно искать его повсюду. Исправлять западоцентристский уклон нужно не борьбой с несуществующим расизмом, а совершенно другим способом: постепенно вводя в преподавание истории и международных отношений больше информации о незападном мире. Об этом в своей колонке для журнала «Россия в глобальной политике» говорит руководитель департамента международных отношений НИУ ВШЭ Александр Лукин.

Коронавирус диктует новую этику?

Коронавирус изменил массовые представления о нормах поведения в публичном пространстве. Болезнь перестала быть личным делом. Носить маску и перчатки – это уже не только санитарное, но и общественное предписание. Карантинные меры разделили обывателей на два враждующих лагеря: одни нигилистически относятся к вирусной угрозе и демонстративно пренебрегают профилактикой, другие готовы затравить любого «безмасочного» пассажира автобуса. Пандемия формирует новые общественные нравы? «Российская газета» обсуждает тему с социологом, профессором НИУ ВШЭ Симоном Кордонским.

Не автомобилем единым: что поможет справиться с постпандемическими пробками

Города и страны постепенно снимают вызванные распространением коронавируса ограничения. И хотя многие уверены в сохранении и расширении укрепившегося тренда последних лет — режима удаленной работы, — в результате городам грозят еще большие пробки, чем раньше. К такому выводу пришли в Институте экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ. Почему вылечить пробки в России возможно только с помощью развития общественного транспорта, разбирался портал «Будущее России. Национальные проекты».

Труд на карантине: как пандемия повлияла на оценки российской безработицы

В разгар очередного кризиса власти и эксперты почти ничего достоверно не знают о реальных масштабах и структуре российской безработицы, это значит, что оценка последствий кризиса окажется крайне приблизительной. РБК публикует колонку Владимира Гимпельсона, профессора факультета экономических наук Высшей школы экономики, директора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ.

Россия намерена реализовать великую евразийскую мечту

Известный журналист и писатель Пепе Эскобар побеседовал с российским политологом Сергеем Карагановым. Караганов говорит о том, что новый мир стал многополярным, но с двумя вероятными гегемонами — США и Китаем. В будущем России предстоит обеспечивать баланс между ними, считает он. Статья опубликована в издании Asia Times (Гонконг).

Раскол углубится: беспорядки в США и их политические последствия

Не факт, что общенациональные протесты приведут к уходу Дональда Трампа из Белого дома в январе 2021 года. Его электорат, который смотрит на бесчинства демонстрантов, демонтаж памятников и коленопреклонение белых демократов с ненавистью, по-прежнему с ним. Если демократам не удастся с помощью общенациональной протестной волны привлечь неопределившихся избирателей и мобилизовать их прийти 3 ноября проголосовать за Джо Байдена, Трамп вполне может быть переизбран. Журнал «Россия в глобальной политике» совместно с Центром комплексных европейских и международных исследований НИУ «Высшая школа экономики» колонкой заместителя директора Центра Дмитрия Суслова продолжает серию статей об изменениях на международной арене.

13 трендов биоэкономики: что ждет людей, бизнес и науку в ближайшие годы

Биоэкономика — это экономика возобновления природных ресурсов в производстве продуктов питания, энергии, товаров и услуг. О перспективах ее развития через призму 13 глобальных трендов РБК рассказал к.э.н., директор центра научно-технологического прогнозирования ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Александр Чулок.

Четвертый закон робототехники: машины будут выбирать за нас одежду, технику, продукты

«Цвет автомобиля может быть любым, если он черный», – легендарная фраза Генри Форда снова может стать актуальной. Одним из последствий пандемии окажется возвращение суверенитета производителю. На заводах и фабриках решат, какого фасона нам нужна одежда, обувь, какие характеристики техники необходимы потребителю. В мире, где клиент был всегда прав, назревают перемены, предупреждает директор центра научно-технического прогнозирования ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Александр Чулок в интервью «Российской газете».

Трансформации социального пространства как предчувствие нового мира

Какое место займет культура в постпандемическом мире, останется ли она вне цифрового пространства и как изменит образ «социального героя», в колонке для «Эксперт Online» рассуждают профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев и доцент НИУ ВШЭ Любовь Цыганова.

Тыла больше нет

Колонка декана факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ Андрея Быстрицкого о том, что уже изменилось из-за мировой пандемии, а с чем только предстоит столкнуться.