• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Учебник истории всегда будет полем битвы

28 апреля на традиционном семинаре Института образования ВШЭ эксперты обсуждали особенности преподавания истории в школах европейских стран, сравнивая зарубежные практики с российскими. Как выяснилось, отечественные подходы к преподаванию истории — в русле мировых, хотя есть и некоторые особенности.

Тема исторического образования в последние два года стала в нашей стране особенно актуальной. На днях экспертизу наконец-то прошли новые учебники, написанные в соответствии с Концепцией нового учебно-методического комплекса по отечественной истории (ее основная часть — историко-культурный стандарт, где детально перечислены необходимые для изучения темы). Так было выполнено поручение Владимира Путина, которое он дал еще в феврале 2013 года, о подготовке «единых учебников истории, …построенных в рамках единой концепции, в рамках единой логики непрерывной российской истории, взаимосвязи всех ее этапов, уважения ко всем страницам нашего прошлого». Несмотря на опасения общественности, что в каждой параллели, как в советские времена, будет всего один учебник, одобрены три «линейки» учебников разных издательств для 6-10 классов.

Баварский школьник, прочитав цитату активистки женского движения XIX века, должен объяснить, улучшилась ли жизнь женщин в Германии с переходом к индустриальному обществу

Поскольку уже лет пятнадцать при обсуждении проблем исторического образования в российских школах высказываются самые разные точки зрения — от необходимости обеспечить максимальную вариативность в отборе содержания и интерпретации исторических событий до возврата к единственному «правильному» учебнику, — возникает вопрос, как преподают историю в школах европейских стран, в том числе бывшего социалистического лагеря.

Об этом рассказали преподаватель лицея ВШЭ Татьяна Маслакова (опыт Болгарии) и сотрудники Школы исторических наук Дмитрий Добровольский (опыт Польши) и Мартин Байссвенгер (опыт Германии).

Как у них?

Как выяснилось, во всех трех странах при формировании содержания исторического образования пытаются найти баланс между интересами государства и различных общественных групп. При этом государство всегда играет определяющую роль, поскольку у него есть три мощных рычага влияния — образовательные стандарты и программы, учебники, выпускные экзамены.

Образовательные стандарты в разных странах строятся по-разному — содержание образования может в них включаться или не включаться. В Болгарии стандарты рамочные, то есть там задаются общие цели исторического образования, и отбор материала — это дело учителя и авторов учебников. А в Польше, помимо общих целей, подробно описываются дидактические единицы (темы, которые нужно изучить), как в российских программах для поступающих в вузы до введения ЕГЭ. Отчасти этот подход использован в российском историко-культурном стандарте.

Целеполаганию везде отводится особая роль. Например, баварские школьники учат историю для того, чтобы понимать настоящее, чтобы уметь ориентироваться в незнакомой действительности (прошлое — именно такая действительность) и вообще в жизненном пространстве, чтобы сформировать активную гражданскую позицию. На уроках истории особое внимание уделяется формированию аналитических навыков — просто зазубривание дат считается ненужным. Польский школьник должен уметь объяснять «причины и следствия распада антигитлеровской коалиции», «значение второго ватиканского собора для реформирования католической церкви». Баварский школьник, прочитав цитату активистки женского движения XIX века, должен объяснить, улучшилась ли жизнь женщин в Германии с переходом к индустриальному обществу.

Во всех трех странах гарантирована вариативность учебников — по истории их количество, как правило, варьируется в пределах десяти

Во всех трех странах гарантирована вариативность учебников — по истории их количество, как правило, варьируется в пределах десяти. Издательства направляют учебники на экспертизу, которую организуют органы государственной или региональной власти. Это открытая процедура, имена экспертов известны, и, например, в Польше есть сайт, где вся эта информация публикуется, можно оставить отзывы об учебниках и проч.

Учебники стараются сделать интересными, не перегружать их информацией — ведь школьник может ее найти в других источниках, прежде всего в Интернете. Примерно половина болгарского учебника — красочные иллюстрации, он задает учителям и детям алгоритмы работы. Например, авторы дают французскую карикатуру о холодной войне и советскую карикатуру о плане Маршала, а затем предлагают вопросы, которые заставляют школьника искать дополнительный материал — чтобы он сам сделал выводы, что такое холодная война, какую позицию Болгария занимала в тот исторический период. В польских учебниках также много иллюстраций, к ним обязательно прилагаются DVD-диски.

Во всех странах декларируется, что учебник не может быть инструментом индоктринации (пусть даже на практике соблюсти это правило практически невозможно), недопустима дискриминация групп людей, упоминания мужчин и женщин в одной главе по возможности должно быть сбалансированным. Учебник должен содействовать общению с людьми различных языковых культур и традиций, сексуальной ориентации, способствовать интеграции людей с ограниченными физическими возможностями. В учебниках явно прослеживаются национальные интересы стран — история становится важным инструментом формирования гражданской идентичности.

Подходы к итоговым экзаменам по истории в трех странах разнятся, но везде стоит задача проверить не только и не столько знания исторического материла, сколько способность ученика к историческому анализу. В Польше нет заданий с выбором ответов — нужно давать развернутые ответы. В Болгарии за ответы на вопросы с выбором ответа можно получить 65 баллов, оставшиеся 35 — за два задания, на которые требуются развернутые ответы (анализ исторического источника, исторического вопроса и проч.).

Сложности регулирования

Школьное историческое образование регулируется государством не только в России — таков ключевой вывод всех трех докладов, прозвучавших на семинаре. В Болгарии эксперты в сфере образования признают, что учебник истории всегда будет полем битвы, местом столкновения различных подходов к воспитанию детей, отметила Татьяна Маслакова.

По мнению директора Департамента образовательных программ Института образования ВШЭ Александра Сидоркина, проблемы преподавания истории в школе есть во многих странах, и ничего удивительного здесь нет.

Главная проблема, что в нашей стране до сих пор нет договоренности о том, зачем мы преподаем историю в школе, какого рода знания ученики должны получить на выходе

Во-первых, наличие разных учебников осложняет задачу государства по выстраиванию единых стандартов образования и системы контроля качества, однако все на это идут, чтобы сохранить вариативность образования.

Во-вторых, преподавание истории в школе всегда связано с идеологическими проблемами и даже конфликтами. Даже если единство ценностей в обществе декларируется, на деле его нет, и исламское меньшинство в Болгарии явно не согласится с тем, что христианство — основа болгарской культуры, именно это записано в примерных программах по истории в этой стране. Конфликты невозможно преодолеть, и классическая теория либерального государства оставляет их разрешение на усмотрение граждан. В условиях постоянных социальных конфликтов образовательная программа — это компромисс, и его пытаются найти во всех странах.

В-третьих, есть проблема учебного книгоиздания как бизнеса, когда, помимо правых и левых лоббистов, на управленцев в сфере образования оказывают давление издатели, и это хорошо видно на опыте США. В тех штатах, где учебники выбирают члены специальной комиссии, результаты их голосования могут обойтись бизнесу в миллиарды долларов. Но даже если учебники выбирают на уровне школы или учебного округа, эти же проблемы приходится решать на более низком уровне — драма с идеологическими ценностями и деньгами повторяется.

При этом вариативность учебников характерна для всех развитых стран, и она сохраняется в России и сегодня, несмотря на заявления консерваторов о необходимости одного единственного учебника для каждого класса. Как сказал Александр Сидоркин, даже отечественные консерваторы, если их собрать в одном зале, не смогут принять решение, какой учебник единственно верный, и у трех либералов на этот счет точно так же будет четыре мнения.

По мнению руководителя Школы исторических наук ВШЭ Александра Каменского, недостаток российского подхода к преподаванию истории в школе в том, что мы стремимся дать детям готовое знание, — отсюда столь подробный историко-культурный стандарт. А в рассмотренных на семинаре примерах историческое образование нацелено на развитие самостоятельного мышления, способности учеников делать выводы, соотносить знания о прошлом с современностью. Таковы приоритеты европейских стран.

Что же касается единых учебников, то сам термин «единый» не вполне корректен — вариативность образования в России сохраняется, учителя могут выбирать из трех «линеек». Но даже введение одного единственного учебника не привело бы к единомыслию: те, кому история интересна, придут домой после уроков, откроют компьютер и найдут самые разные трактовки любого события. Главная проблема, что в нашей стране до сих пор нет договоренности о том, зачем мы преподаем историю в школе, какого рода знания ученики должны получить на выходе, считает Александр Каменский.

Вам также может быть интересно:

Вышка подготовила учителей математики, с которыми детям будет интересно

Состоялся первый выпуск магистерской программы «Совместная магистратура ВШЭ и ЦПМ». Эта программа готовит высококвалифицированных учителей математики, интегрируя высокий научный потенциал факультета математики НИУ ВШЭ и практический опыт работы Центра педагогического мастерства в области школьного образования.

Участники НеКонференции спроектировали школу, не похожую на самолет

27 июня в Хорошевской школе состоялась НеКонференция. Так назвали многоуровневую дискуссионную площадку: исследователи сферы образования, педагоги, управленцы и даже ученики генерировали идеи для школы будущего. Организатором и разработчиком программы НеКонференции стал Институт образования Вышки.

Новые частные школы России: «печки» разные, «кирпичики» схожие

На очередном семинаре «Актуальные исследования и разработки в области образования» Института образования НИУ ВШЭ руководители самых известных в России негосударственных школ рассказали, какими умениями и навыками будут обладать их выпускники через десять лет.

НИУ ВШЭ поможет московским школам в создании IT-классов

Университет разработает для школьников учебные модули по ведению IT-бизнеса и обучит педагогов IT-классов. Кроме того, на базе НИУ ВШЭ совместно с ведущими IT-компаниями планируется создать центр сертификации выпускников таких классов.

Влияние исследований качества образования на политику не стоит переоценивать

На семинаре, прошедшем в НИУ ВШЭ в рамках Дней Международной академии образования в Москве, профессор Университета штата Аризона Густаво Э. Фишман сравнил международные сравнительные исследования качества образования с лошадиными скачками и заявил, что они не столь значительно влияют на образовательную политику, как принято считать.

Борьба с неуспеваемостью. Как предупредить неудачи в школе

У детей из семей с низким уровнем образования и доходов выше риски плохой учебы. Но школа может их снизить. Как именно, рассказали с опорой на международный опыт эксперты Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ.

Кружок качества. Как внеклассные занятия влияют на успехи школьников

Подростки, которые ходят в студии и секции, чувствуют себя увереннее и лучше учатся в школе. Больше всего успеваемость связана с курсами иностранных языков, выяснила социолог Ксения Тенишева. Доклад об этом представлен в программе ХХ Апрельской Международной научной конференции в Высшей школе экономики.

Институт образования будет сотрудничать с глобальной школьной лабораторией

Институт образования НИУ ВШЭ заключил договор о сотрудничестве с онлайн-платформой ГлобалЛаб — сообществом учителей и учеников, выполняющих совместные исследовательские проекты в Интернете.

Дизайнерам и педагогам предстоит найти общий язык

В правильно организованном пространстве школы дети не только комфортно себя чувствуют, но и лучше учатся. О том, как этого добиться, шла речь на исследовательском семинаре «Дизайн образовательных пространств школы», который Центр развития лидерства в образовании Института образования НИУ ВШЭ провел 12–13 июля.

«Общество не следит за тем, что происходит в школе, оно придирчиво следит за результатами школы»

В интервью «Учительской газете» ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов рассказал, как цифровизация должна изменить учебный процесс для учителей, детей и родителей, почему красивая pdf-ка — это еще не цифровой учебник и зачем все-таки ходить в класс, если технологии позволяют учиться удаленно.