• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Работодателю всегда хочется начать с конца»

О стандартах журналистского образования в Вышке и за ее пределами, о подходах к подготовке «творцов» и медиаменеджеров рассказывает председатель Межгосударственной телерадиокомпании «МИР», заведующий отделением деловой и политической журналистики ГУ-ВШЭ Радик Батыршин.

— Радик Ирикович, СМИ в нашей стране развиваются довольно успешно — во всяком случае, отрасль благополучно перенесла все кризисы. А как вы оцениваете качество журналистского образования в России?

— На мой взгляд, журналистское образование находится в гораздо худшем состоянии, чем сами массмедиа. Наша отрасль действительно оказалась устойчивой к стрессам, потому что уровень менеджмента здесь гораздо выше, чем в других секторах экономики. Именно поэтому производство содержания (говоря научным языком, контента) российских медиа также находится на высоком уровне и вполне отвечает требованиям, которые предъявляет к нам целевая аудитория. А журналистское образование не поспевает за отраслью.

— Почему? Недавно опубликованный рейтинг направлений обучения в вузах по среднему баллу ЕГЭ показал, что на журналистику поступают очень сильные абитуриенты.

— Есть чисто исторические причины. Журналистское образование возникло в МГУ имени Ломоносова как специализация на филологическом факультете. Это было оправдано — никто не отрицает, что компетенции, полученные на филфаке, в значительной степени соответствуют требованиям к человеку, работающему в современных медиа. Без мощного историко-филологического фундамента журналистское образование немыслимо, но, с другой стороны, понимаешь, что журналистика — это всего лишь ремесло, примерно равное по значимости производству ботинок.

— А как же попытки сделать журналистику наукой? В университетах ее ведь изучают не только как ремесло.

— Когда говорят, что журналистика — это не наука, я задаю вопрос, является ли наукой управление транспортом в области газоснабжения? Мне отвечают, что, конечно же, является. Точно так же журналистика — это прикладная наука.

Модель, предложенная основателями журналистского образования в нашей стране в 50–60-е годы прошлого века и развитая в 70-е, была эффективной и достаточно серьезной, потому что тогда СМИ в нашей стране выполняли, по выражению Ленина, роль «коллективного организатора, пропагандиста и агитатора». Любая газета принадлежала тому или иному государственному органу.

В 1990-е годы сформировалась независимая, очень конкурентная, динамично развивающаяся (35% роста в год) отрасль, которая предъявляет к работникам совершенно иные, новые требования. Но в тот период ни один университет не готовил такого журналиста, который нужен был бы нам — работодателям. Вот почему в 2002 году руководство ГУ-ВШЭ предложило основным работодателям рынка массмедиа — в то время это были ВГТРК, Первый канал, Издательский дом «Коммерсант», Издательский дом «Эксперт» и несколько других компаний — попытаться выстроить журналистское образование по-новому, исходя из наших требований.

— Обычно требования работодателей к выпускнику вуза сводятся к тому, чтобы его не нужно было переучивать, чтоб он, образно говоря, сразу становился к станку.

— Да, конечно, работодателю всегда хочется начать с конца — чтобы у работника сразу были навыки, чтобы его можно было сразу посадить за компьютер, дать ему в руки камеру, чтоб он поехал на место происшествия, записал бы видео, звук, да еще и нарисовал интерактивную схему, скажем, крушения вертолета…

Но не нужно недооценивать работодателей. Наш опыт показывает, что все-таки надо начинать с фундаментального образования, с базы. Базовая идея, заложенная в модели подготовки журналиста в 1950-е, устарела. Сегодня говорят о том, что журналистика — вообще не профессия, что нужно готовить некоего медиаспециалиста. Мне это кажется странным, потому что само слово «медиа» означает всего лишь средство доставки. Вымирающих жанров в журналистике нет — просто есть люди, которые не умеют хорошо писать в этих жанрах.

При подготовке оригинального стандарта образования ГУ-ВШЭ руководством университета было принято, на мой взгляд, очень правильное решение. В бакалавриате журналистики должен сохраняться мощный фундамент историко-филологических дисциплин, в дополнение к нему — английский и французский в большом объеме, экономические дисциплины как особенность всех факультетов Вышки, дисциплины из области ИТ, а дальше — в полном соответствии с названием нашего отделения — программы формирования тех самых навыков делового журналиста и политического журналиста. Это не отрицает одно из наших конкурентных преимуществ — подготовку мультимедийных журналистов.

— А что, на ваш взгляд, категорически не должно включаться в программу подготовки журналистов?

— Не должно быть предметов, имеющих абсолютно схоластический характер, как, например, «актуальные проблемы науки и журналистика». При всей нашей любви к информационным технологиям и понимании, что современные СМИ — это в основном ИТ, им не должно быть посвящено слишком много дисциплин, а именно так было в предыдущем стандарте. Вышка — это национальный исследовательский университет, и в рамках действующего стандарта у нас не было возможности «перекинуть» часы на исследовательскую работу студентов, которой мы уделяем большое внимание сегодня. У нас и другие претензии к общепринятым стандартам — об этом я всегда говорю откровенно на заседаниях учебно-методического объединения по направлению «Журналистика», которые регулярно проводятся на журфаке МГУ на Моховой…

— Но, согласитесь, стандарт третьего поколения позволяет вузу маневрировать — в бакалавриате половину учебного времени вуз заполняет на свое усмотрение, в магистратуре — вообще 70 процентов. Это, кстати, подчеркивалось в докладе Госсовета по вопросам профессионального образования, более того, решения о наполнении этого времени вузам рекомендовано принимать вместе с работодателями.

— Безусловно, возможностей для маневра больше, но это маневры в определенных рамках. А в массовом журналистском образовании эти рамки, к сожалению, остаются прежними. Можно модернизировать отечественный танк T-90, но если его основа — танк Т-64П, построенный в 1950-е годы, то он все равно будет уступать зарубежным танкам, спроектированным в третьем тысячелетии.

Необходимо понимать, что современные медиа — это быстрый, рентабельный проект, окупающийся в среднесрочной перспективе, с очень высокой долей инновационности. Как и в других инновационных или наукоемких предприятиях, оплата труда персонала — это самая главная статья расходов. Это пусть специфическая, но все же отрасль народного хозяйства, для любого сотрудника понимание экономики предприятия должно быть на первом месте, а обязанности литературного сотрудника — на втором.

— Как же сочетать одно с другим?

— Менеджер любого медиа — это пират, его задача — захватить всю целевую аудиторию. Захват аудитории приводит к увеличению доходов от рекламы, которые вкладываются в производство интересного контента, за счет чего захватывается еще больше аудитории, и так далее. Деловой и политический журналист, нанимаясь на работу в то или иное СМИ, решает общую задачу по увеличению прибыли, пусть даже она невыполнима. В противном случае незачем ему платить зарплату.

— Владение словом, изящный стиль — получается, все это ради прибыли? Вот, кстати, меня заинтересовала одна из тем курсовых ваших студентов — «Коммуникативные стратегии гламурного дискурса». Бывает же такое! К слову, это для деловых журналистов или для политических?

— В мире происходят глобальные изменения, которые не могут не коснуться редакционных процессов. Есть даже теория, что профессиональный журнализм становится бессмысленным, потому что любой, кто ведет свой блог, может считать себя журналистом. Без изучения массовой коммуникации нельзя понять, как происходит процесс обмена информацией в мире. Если же говорить о дискурсе, то человек, употребляющий подобную морфему, безусловно, выглядит образованным — в блогах-стотысячниках количество морфем, то есть слов, которые использует блоггер, вряд ли превышает словарь Эллочки-людоедки. Поэтому, безусловно, такая тема курсовой мне нравится. Она подойдет и для делового, и для политического журналиста.

— К чему должен стремиться молодой человек, который выбирает сегодня профессию журналиста?

— К тому, чтобы удовлетворять свое любопытство за счет работодателя. У Гиляровского есть хорошее выражение: «быть в центре урагана». Сегодня вопрос в том, что такое ураган. Можно пойти тушить подмосковные пожары с ребятами-добровольцами или попытаться понять, правду ли говорят китайцы, утверждая, что сброс химических отходов в приток Амура не представляет угрозы для жителей Амурской области. В зоне чрезвычайных происшествий работать и тяжело, потому что страшно, и легко, потому что информация сама приходит к тебе. А разобраться с китайцами и Амурской областью — это, по-моему, посложнее будет.

— То есть работа журналиста в «горячих точках», с точки зрения руководителей современных массмедиа, — это уже не проявление героизма? Вы ведь сами начинали именно с такой работы.

— Слухи о моем героизме сильно преувеличены — я вообще человек осторожный, хотя редакционные задания приходилось выполнять самые разные. Когда я выбирал профессию, как раз шла война в Афганистане, но я совершенно не мечтал туда попасть и даже предположить не мог, что на территории России произойдет нечто подобное, что я буду прилетать из одной горячей точки в Москву и оказываться в другой, у Белого дома… Казалось, что буду сидеть в красивом костюме в телевизионной студии и рассказывать о чем-нибудь умном. Возникает ощущение дисбаланса в собственной голове — оно меня и сегодня не покидает.

— Вы обращаете внимание на образование, когда принимаете сотрудников на телерадиокомпанию «МИР»?

— Безусловно. У меня нет ни времени, ни средств на переподготовку персонала.

— Много ли у вас сотрудников с журналистским образованием?

— Около половины. Много филологов, историков, других гуманитариев — это тоже наши люди. Но я говорю о «творцах». Вообще же телерадиокомпания — это огромная фабрика по производству телерадиоконтента, где значительная часть функционала носит менеджерский характер.

— С какого момента «творец» может стать медиа-менеджером?

— Как только он почувствует, что может заниматься менеджментом качественно и серьезно.

— А если выделить конкретные критерии? Есть ведь определенные требования к поступающим на магистерскую программу «Менеджмент в СМИ».

— Это склонность к анализу медиапроцессов, происходящих в России и в мире. Это общий уровень образования, количество публикаций в научных медиа, участие в конференциях, опыт журналистской работы, знание языков (на уровне признанных международных сертификатов), участие в олимпиадах… Все это определяется при анализе портфолио, которое представляет абитуриент.

У нас есть критерии оценки публикаций, аналогичные тем, которые используются в нашей телекомпании. Мы ведь ежедневно, ежемесячно, ежеквартально, ежегодно оцениваем выработку наших «творцов» с учетом разного «веса» их произведений. Ничего особенного здесь не нужно изобретать — методы оценки публикаций существовали и в советских СМИ, а в эпоху перестройки зарплата журналиста вообще состояла из гонораров, и у каждой публикации в зависимости от жанра, объема, сложности, актуальности и иных критериев была определенная цена. Качество интервью, например, всегда легко оценить по качеству вопросов и качеству редактуры — это показатели мастерства, профессионализма журналиста.

В этом году те, кто хотели поступить в нашу магистратуру, — поступили. А те, кто хотели, но вспомнили об этом в последний момент, писали и продолжают писать в приемную комиссию гневные письма о непрозрачности нашего конкурса, хотя на самом деле все достаточно прозрачно. Мы, кстати, третий год подряд отмечаем странную склонность выпускников бакалавриата Высшей школы экономики считать себя автоматически зачисленными в магистратуру, несмотря на явный и жесткий конкурс. Самые небрежные портфолио, как правило, у выпускников нашего университета.

— И многие из них не поступили, например, в этом году?

— Около половины.

— А те, кто поступает и успешно получает диплом, чем занимаются?

— От координации съемок в телекоммуникационной службе до разработки перспективных проектов в отделе долгосрочного планирования. Но есть и такие, кто просто работает репортером «в поле», положив магистерский диплом в карман. Когда-нибудь они «набьют руку» до такой степени, что смогут поговорить с руководством о тех или иных менеджерских позициях.

Мария Салтыкова, специально для Новостной службы портала ГУ-ВШЭ

Вам также может быть интересно:

«Я знаю, что в моей жизни будет еще не одна Олимпиада»

На завершившейся в Рио Олимпиаде работали несколько выпускников НИУ ВШЭ. Елена Стенькина, Дарья Смирнова и Евгения Долина рассказывают о том, как благодаря Вышке они пришли в спортивную индустрию, хотя еще несколько лет назад даже не представляли себе, что будут как-то связаны со спортом.

УМО по экономике и управлению будет противостоять псевдообразованию

3 декабря провело первое заседание федеральное учебно-методическое объединение (УМО) по укрупненной группе направлений и специальностей «Экономика и управление», которое заменит разрозненные объединения на базе различных вузов. Возглавил УМО декан факультета экономических наук ВШЭ Олег Замулин.

В НИУ ВШЭ пройдет дискуссия о медиаменеджменте в России

23 июня  2015 года в Высшей школе экономики состоится экспертная дискуссия с участием руководителей ведущих российских медиахолдингов, посвященная будущему профессии журналиста и медиаменеджера в России.

Команда студенческого медиацентра Всероса: «Наш проект — о свободе выбора»

С 27 марта по 24 апреля заключительные этапы Всероссийской олимпиады школьников в Высшей школе экономики освещал медиацентр, созданный студентами образовательной программы «Журналистика». Второй год подряд созданный ими сайт — главный источник информации о ходе Всероса на площадке университета. О работе команды медиацентра на олимпиаде по обществознанию — в материале корреспондента новостной службы ВШЭ.

Журналист-международник: трансформация профессии

Что такое международная журналистика сегодня? Какую роль она играет в международной политике? Кто такой журналист-международник? Эти и другие вопросы обсудили на открытом семинаре «Журналистика и международные отношения», который прошел на факультете мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ.

Журналисты РБК, Esquire, The Village научили студентов пермской Вышки покорять читателя

Студенты пермского кампуса Высшей школы экономики прошли обучение в Москве в весенней школе по коммуникациям,  организованной департаментом интегрированных коммуникаций и департаментом медиа НИУ ВШЭ. Приехавшие в Москву студенты — участники созданного в пермской Вышке студенческого пресс-центра.

Переход на новый стандарт начинается с изменения роли учителя

17 декабря в Институте образования ВШЭ состоялась конференция, посвященная перспективам нового образовательного стандарта старшей школы. Директорам школ и учителям был представлен опыт введения стандарта в Лицее ВШЭ.

«Журналистика — очень простая профессия»

В ноябре выпускник Высшей школы экономики журналист Илья Азар был отмечен наградой HSE Alumni Awards в номинации «Четвертая власть». В рубрике «Конструктор успеха» Илья рассказывает о том, как найти работу в СМИ, что такое журналистская этика и как выжить в горячих точках без бронежилета.

Чем PR отличается от пропаганды?

26 июня в рамках проекта «Университет, открытый городу: Вышка в Парке Горького» в летнем кинотеатре «Пионер» с лекцией «PR и пропаганда» выступил спикер Школы новых медиа, созданной с участием НИУ ВШЭ, главный редактор интернет-портала Slon.ru Андрей Горянов.

Ярослав Кузьминов: «Проверка Счетной палаты позволила привлечь внимание к системным проблемам, ограничивающим эффективность работы университета»

Ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов выступил на коллегии Счетной палаты Российской Федерации, которая была посвящена рассмотрению результатов проверки НИУ ВШЭ.