• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Люди не могут допустить, что угрозы могут происходить из самого факта биологической эволюции»

«Люди не могут допустить, что угрозы могут происходить из самого факта биологической эволюции»

© iStock

Лаборатория экономико-социологических исследований НИУ ВШЭ провела традиционный Рождественский киносеминар. В этом году он был посвящен одному из самых обсуждаемых фильмов года — пророческому «Заражению» Стивена Содерберга.  Как голливудскому блокбастеру 2011 года удалось предсказать события 2020-го, какое поколение пострадает от пандемии больше всего и почему реальность стала фикцией — в репортаже новостной службы портала.

Рождественский киносеминар — предновогодняя традиция Лаборатории экономико-социологических исследований (ЛЭСИ), которой в этом году исполнилось 17 лет. За эти годы участники семинара успели обсудить «Елену» и «Возвращение» Андрея Звягинцева, «12» Никиты Михалкова, «Шоу Трумана» и даже сериал «Доктор Хаус». В этом году киносеминар впервые прошел в онлайн-формате. Свои доклады представили его постоянные спикеры: первый проректор НИУ ВШЭ, заведующий ЛЭСИ Вадим Радаев, профессор Виталий Куренной, историк и публицист Сергей Медведев.

Фильм «Заражение» вышел в прокат осенью 2011 года (впервые его показали на Венецианском кинофестивале). В его основе лежит история распространения смертельного вируса и попыток Всемирной организации здравоохранения и Центра по контролю и профилактике заболеваний США сдержать заражение. В 2020 году картина стала популярной из-за сходства сюжета и развития пандемии коронавируса.

Вадим Радаев: об эпидемии как главном биче человечества и поведении людей в стрессовой ситуации

© Высшая школа экономики

Первый проректор НИУ ВШЭ, заведующий лабораторией экономико-социологических исследований Вадим Радаев в начале своего выступления рассказал, что в истории человечества эпидемии по смертности превосходят любые войны и самые разрушительные катастрофы (испанка 100 лет назад унесла жизней в 2,5 раза больше, чем Первая мировая война).

«„Единственное, что всерьез угрожает господству человека на планете — это вирус“, — сказал Джошуя Ледерберг, микробиолог, получивший Нобелевскую премию в 1958 году. И сейчас нам впору задаться вопросом, не поворачивается ли история вспять, — объяснил Вадим Радаев актуальность выбранного кинопроизведения. — В начале 70-х демографы предложили идею о том, что с середины XIX века основные причины смертности меняются, и эпидемии инфекционных заболеваний уходят, уступая место в основном заболеваниям кровеносной системы и онкологии. Возможно, и так, но посмотрим, что происходило уже в наступившем XXI тысячелетии: атипичная пневмония, птичий грипп, свиной грипп, лихорадка Эбола, вирус Зика, лихорадка денге, наконец, Covid-19. Фактически каждый год что-то происходило, это навевает грустные мысли, и у демографов появилась еще одна идея, что происходит обратный эпидемиологический переход. С эпидемиями мы никак не можем расстаться».

Докладчик отметил, что в 2011 году вышедшая на большие экраны картина осталась практически незамеченной, несмотря на звездное имя режиссера и не менее звездный актерский состав. Однако в нынешнем году фильм обрел популярность благодаря невероятному сходству с событиями коронавирусной эпохи: «Посмотрим на неполный список совпадений или предвидения: все началось из Китая, источник заболевания — летучая мышь, сходные симптомы заболевания, провал медицинской системы и организация временных госпиталей на больших площадях, непременные разговоры про биологическое оружие, призывы к социальной дистанции и призывы не трогать лицо, закрытие учреждений на карантин и границ, отмена рейсов, комендантский час, изоляция инфицированных, слежка и санкции по отношении к изолированным, паника и массовая скупка товаров. И, как говорил Антон Долин: „Мы оказались внутри этого фильма“. Но это не просто фантазии - кино снималось про другую разновидность коронавируса (он назывался атипичной пневмонией), который возник в 2002 году в южном Китае».

Но, главное, по словам Вадима Радаева, не медицинская сторона фильма и реальности, а поведение людей внутри кризисных ситуаций. При форс-мажорах, отметил проректор, происходит поляризация настроений и поведения людей, и поведенческие нормы начинают размываться и меняться в разные стороны. Ведь в условиях пандемии появился не только страх заболеть или потерять близких, изменился весь мир: «Нам казалось, что границ нет, мир становится все более глобальным, и тут обнаружилось, что границы есть, и, более того, вырастают стены: ты можешь быть заперт не только внутри страны, но и в собственном доме или квартире. Главное, на мой взгляд, не внешние ограничения, происходящие от государства, и не внешние свободы, главное, вероятно, в некоторых новых самоограничениях и самоощущениях, которые возникают из того, что мир оказался небезопасным».

Именно из-за ощущения небезопасности мира, его непрозрачности и неопределенности завтрашнего дня у людей и возникает повышенный спрос на прогноз будущего и причины произошедшего. Так появляются фейки, слухи о том, что вирус запустил Билл Гейтс, о масонах, Антихристе и заговоре ученых. Кроме того, когда привычный миропорядок рушится, размываются моральные границы допустимого.

Все начинается с курицы [которую утащили в супермаркете] и заканчивается мародерством и грабежами. Это неизменный сюжет всех известных нам фильмов. И возникает нехорошая мысль, что при всех вирусах главная угроза исходит все-таки от людей

Влияет пандемия и на отношения между поколениями. Так, в коронакризис нередко, рассказал Вадим Радаев, старшие обвиняют молодых в том, что они ведут себя вольно, не меняют свой образ жизни, и, более того, «вирус преподносится как заговор молодых против старших, которые запираются в домах для освобождения рабочих мест для молодого поколения (такие версии имеются)». При этом, в долгосрочной перспективе от пандемии больше всех пострадает именно молодежь: «Старшие более уязвимы физически, но более устойчивы психологически в виду жизненного опыта. Более уязвимы будут те (младшие миллениалы, поколение Z), у кого эта травматическая история прошла в годы формативные в соответствии с теорией поколений».

В своем выступлении заведующий ЛЭСИ уделил время еще одному важному аспекту новой реальности — онлайн-образованию. Вадим Радаев признался, что переход в дистант дался относительно легко: «Мы оказались готовы, тем более в Вышке: мы давно инвестировали, у нас сотни онлайн-курсов, почти 3 миллиона слушателей на Coursera и прочее и прочее. Мы уже шли туда, пандемия просто все форсировала. В чем-то мы выиграли: в гибкости, доступности и т.д. От этого возникает своего рода эйфория в отношении онлайн-образования». Однако, дистант имеет не только преимущества, но и оборотные стороны: «Можно говорить разное, но все равно учиться и работать удобнее в онлайне, однако это не значит, что лучше. Университет — не труба для трансляции знаний, это сообщество старших (преподавателей и сотрудников) и младших (студентов, аспирантов), а выстраивание сообщества онлайн — это штука затруднительная, как ни старайся». С работой в удаленном режиме тоже все оказывается не так просто.

Сергей Медведев: о морали в политике и современном устройстве США

© Сергей Медведев / Facebook

Кандидат исторических наук, историк и публицист Сергей Медведев признался, что самое интересное в картине «Заражение» — ее предсказательная сила: «Создателям фильма нужно было работать аналитиками где-нибудь в агентстве национальной безопасности, настолько четко они предсказали, что произойдет через девять лет после выхода картины, настолько четко смогли проанализировать современный мир, современную ситуацию в США, чтобы описать все происходящее вокруг».

Сергей Медведев выделил в фильме четыре основные темы: экология, конспирология, мораль и устройство американского общества (кино посвящено распространению вируса прежде всего в США). Как отметил ученый, в картине четко показана вся цепочка заражения, которая четко ложится в «зеленую» проблематику. 

«Источники всех вирусов последних 40 лет, начиная от СПИДА, это наше все более тесное вторжение в дикую природу. Тут вспомню цитату Джошуя Ледерберга, в начале семинара приведенную Вадимом Радаевым. И здесь надо ставить вопрос, что проблема в самом господстве человека в природе, — сказал Сергей Медведев. — Кто, действительно, является на Земле вирусом: коронавирус, различные мутации или человечество? Это такой философский вопрос. И вирусы будут прилетать дальше и дальше: и по ходу глобального потепления, и по ходу расширения хозяйственной деятельности человека и т.д. Мы будем получать все больше и больше вирусов, которые будут становится все более агрессивными. И надо понимать, что философски очень важно видеть в этом некий экологический императив и предупреждение от Земли человечеству: вирусы — это некие звонки, которые постоянно прилетают к нам из дикой природы».

Конспирологическая тема, по словам кандидата исторических наук, также связана с экологией. Герои фильма (как и люди в 2020 году) выстраивают конспирологические теории о происхождении вируса «и им в голову не может прийти, что какой-то процесс обусловлен просто биологически и экологически. Они [персонажи картины] думают, что за любой внешней угрозой стоит чья-то злая воля (интересы корпорации, правительства, иностранных агентов). Люди просто не могут допустить, что некоторые вещи в дикой природе, некоторые угрозы могут происходить из самого факта биологической эволюции, неподвластной человеку». 

Третья составляющая фильма, по Сергею Медведеву, это мораль. В «Заражении» нулевым пациентом на территории США становится женщина, совершившая измену. Этот нравственный императив проходит через всю картину, ведь «Америка во многом пуританская, религиозная нация, которая стоит на сильной моральной подложке, и для всего Голливуда моральный комплекс очень важен». В этом, отметил ученый, тоже можно провести параллели с 2020 годом.

Вся тема коронавируса — тема борьбы за человеческую жизнь. Морален или аморален шведский эксперимент? Какие встают моральные дилеммы при тестировании вакцины, при ускоренных протоколах ее тестирования? Кому давать первые вакцины? Морально ли взвешивать цену жизни человека между ценой безработицы и голода? Коронавирус опустил нас в невероятный котел моральных выборов

Морализация, подчеркнул Сергей Медведев, коснулась и современной политики, а это очень опасно: «Посмотрите, что происходит с политикой памяти, которая разворачивается вокруг сильных моральных дискурсов (Вторая мировая война, победа). Эти вещи, которые 10 лет назад было сложно представить (мы боролись за удвоение ВВП, вход в ВТО и т.д.), но сейчас неожиданно в политику внедрился моральный дискурс. Это опасно, потому что мораль бинарна и дихотомична: мораль — это добро и зло. Если ты находишься на стороне добра, то твои оппоненты — в черной зоне, на стороне зла. И морализация политического и социального дискурса ведет к сильной поляризации общества».

Четвертая тема — это неожиданная сложная ситуация с коронавирусом в США, где человеческие жертвы, по мнению Сергея Медведева, несопоставимы с уровнем экономического развития страны и ее медициной. Как отметил докладчик, это связано с принципами, на которых стоит американское общество: большой индивидуализм, невероятная мобильность, настоящий федерализм (отсутствие единой стратегии по борьбе с пандемией) и свободный рынок, в том числе медицинских услуг.

Завершил свое выступление Сергей Медведев прогнозом: «В мире будет запрос на гораздо более социальное государство, на более обширное и гарантированное предоставление общественных благ, на серьезные перераспределительные схемы, возможно, частичную национализацию фарминдустрии и критичных биотехнологических индустрий, которые обеспечивают национальную эпидемиологическую безопасность. В мировой повестке будут нарастать как левые настроения, так и „зеленые“. Мы вступаем в еще один тяжелый год коронавируса, но человечество из этой ситуации выйдет с какими-то новыми форматами, практиками и с большим пониманием своей уязвимости и природности».

Виталий Куренной: о фикции и реальности, экспертах и активистах

© Высшая школа экономики

«Фильм „Заражение“ удивителен с точки зрения того, насколько точно показывает все, что происходило и продолжает происходить в 2020 году. Весь новый категориальный аппарат, который мы освоили в 2020 году, полностью содержится в фильме 2011 года. Совпадения просто ошеломляют, потому что все, что касается протоколов, соблюдения социальной дистанции, фомитов, работы через интернет, комендантского часа, закрытия регионов, все это там уже присутствует», — поделился впечатлением Виталий Куренной. Это касается не только языка, но и конкретных ситуаций, связанных с пандемией. Кадры, которые мы видели в новостях, вплоть до деталей совпадают с теми, что показаны в фильме: пустые полки магазинов, пустые тренажерные залы и аэропорты, массовые анонимные захоронения умерших от заражения людей. “Мне, - отметил докладчик, - неизвестен ни один другой случай художественного кинофильма, который был бы настолько прогностически точен в деталях”.

Такой точный прогноз появился не благодаря «гениальности создателей картины, а из-за мощной консультативной поддержки» ученых и экспертов: «Это скучнейший фильм, и он был плохо принят, именно потому что он максимально соответствует и по понятийному строю, и характеру тех событий, которые могут происходить в подобной ситуации, тому, что известно об этом экспертам и специалистам. Фильм является максимально скучным именно потому, что он намеренно максимальным образом корректен. В фильме, однако, моделируется ситуация более опасного, более стремительного вируса, у нас ситуация по счастью оказалась не таковой». При это Виталий Куренной считает картину «выдающейся» также потому, так как она «сконцентрирована на демонстрации работы различных институтов: силовых, здравоохранения и других», но при этом оставляет пространство и для целого ряда различных личных историй

Одна из диагностированных острых проблем в фильме, по мнению профессора, заключается в фиксации противоречия между, с одной стороны, специалистами и экспертами и, с другой стороны, общественными активистами, блогерами и публичными политиками. Оружие активистов против специалистов - разоблачение и поиск компромата. При этом активист-блогер сам претендует на то, чтобы быть экспертом во всем.

И это феномен, который мы непрерывно наблюдаем соцсетях. Как только происходит событие, все тут же становятся экспертами в данной теме. Началась пандемия, все стали экспертами в этом вопросе

Отметил Виталий Куренной и интересную философскую проблему, над которой заставляет задуматься фильм: не только фикция становится реальностью, но и реальность превращается в фикцию. «Фильм, снятый в 2011 году, определяет и форматирует нашу реальность, но то, что мы думали в 2019 году [о будущем], оказалось фикцией, — объяснил свою идею профессор. — Ситуация обнажает важную характеристику современного мира. Есть такой старый философский философский вопрос: „чем сновидение отличается от реальности?“ Шопенгауэр сформулировал его так: сон и реальность — это страницы одной и той же книги, отличие между ними в том, что одни страницы хаотично мелькают, а другие — ведут свое повествование дальше. Если посмотреть на ситуацию с этой точки зрения, то фильм „Заражение“ по отношению к 2020 году — реальность, которую видят ученые, специалисты, реальность, которая пришла к нам из художественного фильма, тогда наша реальная жизнь вдруг непредсказуемо и хаотично стала мелькать, мы оказались в каком-то сне».