• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Первый кейс Вышки для преподавания менеджмента зарегистрирован в Ecch

Впервые в истории Высшей школы экономики кейс для преподавания менеджмента зарегистрирован в European case clearing house. Ecch — самое крупное в мире «хранилище» кейсов, занимающееся дистрибуцией учебных материалов по всему миру. О кейс-методе и о новой разработке ВШЭ, зарегистрированной в Ecch, рассказывают ее авторы — ординарный профессор ВШЭ Игорь Гурков и аспирант факультета менеджмента ВШЭ Аркадий Гольдберг.

— Игорь Борисович, расскажите, пожалуйста, о case study как методе обучения.

Игорь Гурков
Игорь Гурков
Игорь Гурков: Надо разделять «кейсы», как метод исследований в социологии и иных социальных науках и учебные кейсы — описание проблемы (ситуации), требующее управленческого решения. Учебные кейсы стали применяться в Гарвардской школе бизнеса с 1920-х годов, а затем начали использоваться и в других бизнес-школах. Правда, до  сих пор в Гарвардской школе бизнеса анализ кейсов — основной метод обучения, по крайней мере, на программах МВА, там за два года надо освоить 300-400 кейсов, а в других бизнес-школах стараются придерживаться баланса между лекциями, семинарами и кейсами.  Смысл кейс метода — многоступенчатое исследование ситуации — индивидуально студентом, затем в малой группе, когда достигается единство коллективного решениями, и наконец, в классе, где происходит соревнование между группами в поиске наиболее эффективного или, по крайней мере, убедительного решения.

При этом в преподавании с помощью кейсов существует два подхода. Первый — рассматривать каждый «кейс» как самостоятельную уникальную ситуацию. Гарвардские кейсы сопровождаются специальным примечанием, что «кейс служит не иллюстрацией эффективного/неэффективного решения, а лишь основой для дискуссии». Другой подход — с помощью «кейса» помочь студентам освоить и некоторые разделы теории, и технологию принятия определенных видов решений. Я придерживаюсь именно второго подхода. В данном подходе особая роль отводится преподавателю, который выстраивает занятие так, чтобы заставить студента использовать определенные знания и применить (развивать) специальные умения, чтобы находить более эффективное решение. Поэтому к большинству «кейсов» прилагаются методические рекомендации по способу их преподавания (teaching notes). При этом  есть два типа подобных указаний, так как предполагается два варианта преподавания кейса. При первом варианте особое значение имеет артистизм преподавателей и их способность к импровизации. Поэтому в рекомендациях содержатся лишь возможные краткие вопросы для студентов. Второй вариант предполагает то, что все возможные способы решения должны быть проработаны заранее, преподаватель должен иметь представление обо всех элементах решения, включая и обычные ошибки студентов. Для этого необходимы детальные «пособия для преподавателей», создающиеся после неоднократного использования кейса в реальной аудитории.

Таким образом, создание кейса — крайне трудоемкий процесс. Он включает, прежде всего, детальное знакомство с описываемой ситуацией, что опирается на общение с менеджерами компаний, использование данных внутренней отчетности подобных компаний и многое другое. Затем возникает прообраз кейса, использующийся в учебном процессе. И только затем, когда кейс «обкатан» в аудитории, можно создавать итоговую версию как самого кейса, так и «методических рекомендаций». Понятно, что получить разрешение на использование подобного кейса от менеджмента компании крайне нелегко, особенно если описывается действительно острая ситуация или обстоятельства принятия особо эффективного решения, определившего успех фирмы в конкурентной борьбе. К сожалению, в последнее время создается большое количество «кейсов», которые пишутся по вторичным данным, например, по публикациям в СМИ, и сопровождаются минимальными рекомендациями для преподавателей, а то и вообще обходятся без них.

Еще одна проблема — качество языка. Не так уж тяжело грамотно писать по-английски, но писать ясно и просто для человека, привыкшего сочинять заумные статьи для академических журналов, оказалось нелегко. Здесь нам помог профессор факультета менеджмента ВШЭ Александр Сеттлз.

— Существуют ли российские традиции использования этого метода в практике обучения?

Игорь Гурков: Примеры «из жизни» использовались в российском бизнес-образовании с самого начала, но не всякий пример можно считать кейсом. Гарвард начал писать кейсы про русский бизнес и помещать их в Ecch с 1992 года. В 1993 году в еcch появился первый кейс на английском языке про российский бизнес, написанный российскими авторами — М. Колесниковой и Т. Лукичевой из Санкт-Петербургского государственного университета. В 1995 году мы с коллегами написали книжку «Российские предприятия в поисках эликсира выживания», в которой описывался опыт примерно двадцати российских компаний. Книжка вышла и на русском, и на английском языках. От одной компании я даже получил разрешение от гендиректора на использование истории в качестве учебного кейса, кейс написал и использовал его в курсе в Роттердамской школе менеджмента, но в Ecch так и не направил. В 1999 году появилась книга «Российская промышленность: 10 деловых ситуаций по реструктуризации (учебно-методическое пособие)» под редакцией Игоря Липсица, правда, без детальных рекомендаций для преподавателей. С 1998 года в Высшей школе менеджмента Санкт-Петербургского университета (ВШМ) начали писать англоязычные кейсы, с 2007 года в написание кейсов включилось большое количество преподавателей. Это — заслуга ее декана В.С. Катькало. К настоящему времени в ВШМ написано более 100 кейсов, и у 60 из них есть методические указания для преподавателей. Когда дело принимает массовый оборот, то уровень качества начинает разниться. Есть очень удачные, просто блестящие вещи, есть менее удачные. Почти четверть кейсов ВШМ написана по публикациям в прессе и отчетам компаний, и еще четверть — кейсы на основе «generalized experience», то есть без использования данных, которые можно получить только от самой компании и без плотных контактов с описываемой компанией.

— Как выполнена ваша разработка? В чем ее особенности?

Игорь Гурков: Мы использовали специальный грант факультета менеджмента и смогли сделать действительно необычную вещь. Во-первых, высшее руководство компании не просто «поставляло материалы», а являлось подлинным соавтором кейса. Это позволило и описать действительно сложную для менеджмента ситуацию, и включить в кейс совершенно уникальные материалы, например, подлинное штатное расписание компании, реальные должностные инструкции, детализированную организационную структуру фирмы. Сам кейс довольно большой — 35 страниц, а методические указания еще больше — 68 страниц. Такой большой объем материала объясняется тем, что кейс используется в преподавании такого сложного курса, как организационный дизайн, и рассчитан на применение специальной компьютерной программы, которая помогает анализировать организационную структуру компании и посредством ряда итераций позволяет выходить на направления оптимизации организационной структуры. Таким образом, это — «самораспаковывающийся» кейс, поработав с предлагаемыми материалами, его может использовать любой преподаватель менеджмента. Это — его вторая особенность.

Третья особенность кейса — описание реальной ситуации ее участниками. Мы действительно сидели втроем: я, генеральный директор компании и Аркадий Гольдберг, который является коммерческим директором этой компании. Обсуждали определенные проблемы, спорили друг с другом, анализировали материалы, и, наконец, пришли к определенным выводам. Отсюда взялась сама «история». А затем ее надо было превращать в кейс, то есть кратко, но максимально полно изложить ситуацию, и самое главное, создать технологию его преподавания — как описать ситуацию в параметрах организационной диагностики, какие варианты результатов компьютерной диагностики могут получиться при первичном анализе, а какие — при уточнении входных параметров. Студенты должны в данном случае очень предметно поработать, чтобы выйти на решение, содержащее минимальное количество внутренних «нестыковок» между стратегией, структурой и стилем управления в компании. Кроме того, студенты должны превратить результаты организационной диагностики в резюме и представить свое видение в форме кратких рекомендаций для руководства компании. Преподаватель же может благодаря детальным методическим рекомендациям предвидеть варианты анализа, иметь критерии оценки качества работы студентов и так далее.

Аркадий Гольдберг
Аркадий Гольдберг
Аркадий Гольдберг: Важный итог работы над кейсом — это те рекомендации, которые даются по оптимизации структуры управления компанией. Это не теория, оторванная от действительности, а вещи, имеющие право на существование в реальном бизнесе. Понятно, что в кейсе анализируется модель компании и предлагаются меры по ее совершенствованию. Но основное достижение — эта модель реально работает и на самом деле совершенствуется. Во многом стратегия компании сейчас направлена на то, чтобы выделить ресурсы для изменения ряда организационных параметров.

Если перейти к конкретике, один из ключевых аспектов развития нашей компании — режим управления инновационным процессом. И раньше все на фирме так или иначе занимались разработкой новой продукции, все подразделения были включены в эту работу, но вклад отдельного человека или подразделения было сложно оценить. Теперь нам удалось получить такой значимый результат, как система оценки по результату внедрения — в общем обороте компании учитывается доля инновационных продуктов, которые были запущены. Эта система находится в стадии реорганизации, приняты решения, каким образом надо выстроить управление инновационным процессом так, чтобы люди были лично заинтересованы в скорейшей реализации наиболее выгодных для компании инноваций.

Через полгода надо будет писать новый кейс — как все получилось, как пошагово реализовывались рекомендованные решения.

— Какие преференции дает технология case study в организации обучения?

Игорь Гурков: Преференции простые. Невозможно вести ни один управленческий курс без примеров и без кейсов (напомню, что кейс — это не просто пример, а способ научения студентов принятию управленческих решений). Все должно быть привязано к реальности. Недавно я разговаривал со своим ассистентом, который читает курс общего менеджмента. Ему выдали русский перевод учебника, а что делать дальше — непонятно. Учебник очень хороший, есть, например, его американское, а есть и канадское издания, в каждой главе канадского издания 3-4 примера исключительно про канадские компании, детальные и развернутые, есть ссылки на сайты данных компаний, даны кейсы и варианты их решения. Таким образом, нужны сотни кейсов про российские компании, чтобы наполнить реальным содержанием курсы по менеджменту, маркетингу, финансам, управлению персоналом. А главное — кейсы не должны прятаться в портфеле отдельного преподавателя или даже под обложкой специальной книги — они должны быть доступны всем преподавателям, должны оперативно обновляться.  Для этого и существует Ecch, в котором хранится уже более 100 кейсов на китайском языке, 180 кейсов на португальском и 2048 кейсов на испанском — как переводы англоязычных кейсов, так и оригинальные истории испанских и латиноамериканских компаний.

Когда читаешь курс по менеджменту, то без разбора реальных кейсов курс превращается в систему лозунгов. Ты можешь сто раз произнести эти лозунги, но если не пытаться увидеть, как они работают в реальном бизнесе, это забывается через три часа.

Менеджер нужен там, где нет однозначного решения, нет четкого ответа. Для этого кейсы и необходимы. А уж если Высшая школа экономики хочет быть на острие управленческого образования, то надо учиться и кейсы писать, и использовать их в преподавании, и не лениться размещать их в Ecch.

 

Андрей Щербаков, Новостная служба портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Ярослав Кузьминов и Александр Беглов открыли в Санкт-Петербурге «Горизонты возможностей»

30 января в НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург стартовала образовательная программа «Горизонты возможностей» для победителей кадрового конкурса «Мой город — мои возможности». Перенять опыт ведущих экспертов Вышки и использовать его на благо Петербурга смогут сто молодых перспективных управленцев.

Авиакомпании в ответе. Одни авиакомпании заботятся о правах меньшинств, другие выживают

Авиакомпании по-разному добиваются лояльности пассажиров. Одни покупают учебники школьникам из бедных семей, другие переходят на биотопливо (а третьи вообще не берут на себя лишних обязательств). Социальная политика авиаперевозчиков во многом зависит от региона базирования, считает эксперт ВШЭ Наталия Гончарова. На основе ее исследования редакция IQ.HSE поделила мировые авиакомпании на семь типажей.

«Если мы не созидаем и не развиваемся, мы неизбежно деградируем»

ВШЭ предлагает абитуриентам большое количество магистерских программ по управлению и развитию бизнеса. О том, какими должны быть современные менеджеры и инноваторы, рассказывает заведующий лабораторией исследований науки и технологий ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Джонатан Линтон.

Бизнес на личностях

Как качества топ-менеджеров влияют на стоимость компаний.

«Ритейлу нужны не магазинные работники, а менеджеры, способные управлять большой экосистемой»

В НИУ ВШЭ открывается новая магистерская программа «Менеджмент в ритейле». О том, чему будут обучаться студенты, почему ритейл не нужно сводить к розничной торговле и как он меняется под воздействием цифровых технологий, рассказывает руководитель программы Ольга Ойнер.

Московский и петербургский кампусы НИУ ВШЭ приняты в QTEM

10 марта 2017 года московский и санкт-петербургский кампусы ВШЭ были приняты в консорциум ведущих мировых бизнес-школ QTEM. Это значит, что ежегодно 20 лучших студентов магистерских программ по менеджменту и финансам из обоих кампусов будут располагать целым рядом возможностей членов консорциума, а по окончании своей образовательной программы в домашнем университете получат престижный сертификат выпускника QTEM.

Работодатель должен видеть в сотрудниках людей, а не просто «ресурсы»

Почему менеджменту можно научиться только на практике, а лидерство не должно быть равно единоличию? Об этом студенты Вышки могли узнать на большой встрече с известным канадским профессором Генри Минцбергом и мастер-классах представителей крупных и международных российских компаний.

Вышка предлагает абитуриентам бакалавриата две новые программы по менеджменту

В 2017 году в Вышке будет вестись прием на две новые бакалаврские программы — «Управление бизнесом» и «Маркетинг и рыночная аналитика». Чему будут учить на этих программах, их руководители рассказали новостной службе ВШЭ. Подробную информацию также можно будет получить на дне открытых дверей, который состоится 15 апреля.

Кто управляет российскими банками

Большинство топ-менеджеров кредитных организаций в РФ — специалисты без международного опыта работы, получившие два высших образования и отдавшие банковскому делу не менее десяти лет, выяснили ученые НИУ ВШЭ.

Газета «Деловой Петербург» признала директора питерской Вышки лучшим менеджером в сфере образования

Директор НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург Сергей Кадочников стал победителем премии «Топ-100» в номинации «Лучший менеджер в сфере образования». Премия учреждена газетой «Деловой Петербург».