• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Мы открыли аспирантуру по трем специальностям»

В 2012 году первых студентов примет недавно открывшаяся аспирантура факультета истории НИУ ВШЭ. О предполагаемой тематике исследований, научных руководителях будущих аспирантов и возможностях, предоставляемых студентам в новой аспирантуре, рассказывает декан этого факультета Александр Каменский.

— Александр Борисович, факультету истории ВШЭ всего два года. Наверное, у кого-то из потенциальных аспирантов может возникнуть вопрос: «А не рано ли на нем открывается аспирантура?».

— Думаю, что не рано, потому что на нашем факультете работают люди с очень большим преподавательским опытом, имеющие значительный опыт научного руководства, профессора, у которых есть немало защитившихся не только аспирантов, но и докторантов. Это тот потенциал, который наш факультет просто обязан использовать.

— По каким специальностям будет вестись прием в аспирантуру? В чем основные отличия аспирантуры факультета истории ВШЭ от других исторических аспирантур?

— Мы открыли аспирантуру по трем основным специальностям — «Отечественная история», «Всеобщая история» и «Источниковедение, историография и методы исторического исследования». И принимаем мы в этом году пока еще не собственных выпускников, получивших историческое образование в Вышке, несколько отличное от традиционного, а выпускников других вузов, обучавшихся по привычным для российского высшего образования историческим программам. Поэтому каких-то принципиальных новшеств в нашей аспирантуре пока не предвидится. Другое дело, что весь институт аспирантуры в Высшей школе экономики имеет свои особенности. Они связаны, в частности, с достаточно широкими возможностями прохождения зарубежных стажировок, получения повышенных стипендий и другими перспективами, которые открываются перед нашими аспирантами.

Хотелось бы также отметить, что Ученый совет ВШЭ на одном из последних заседаний принял решение о распространении академической аспирантуры («аспирантуры полного дня») в том числе на исторические специальности. Думаю, что для потенциальных аспирантов-историков, это может оказаться довольно привлекательным. Мы знаем, что труд гуманитариев на рынке оценивается ниже, чем труд экономистов, менеджеров или юристов, и для людей, которые хотят заниматься наукой и связывают с ней свою будущую жизнь, академическая аспирантура является хорошей возможностью получать серьезное вознаграждение за следование этой цели.

При этом мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что академическая аспирантура — это еще и большая ответственность, которая ложится как на самого аспиранта, так и научных руководителей и на факультет в целом. Мы будем очень внимательно подходить к тем, кто захочет поступить аспирантуру, и стараться определять уровень мотивации кандидатов.

— Значит ли это, что проблема мотивированности потенциальных аспирантов является некоторым вызовом для современной российской аспирантуры? Как часто поступающие в нее оказываются на поверку не готовыми к исследовательской работе?

— Во-первых, я уверен, что качество тех диссертаций, которые будут подготовлены нашими аспирантами, будет соответствовать всем необходимым научным критериям. Что касается мотивации, то когда человек приходит в аспирантуру просто за дипломом, за степенью, это еще не так плохо (хотя я, откровенно говоря, не понимаю, зачем в наше время этот диплом нужен, если вы не планируете продолжать академическую карьеру). Есть другая проблема — когда молодые люди поступают в аспирантуру только для того, чтобы не попасть в армию, эти случаи куда более распространены, чем «погоня» за дипломом.

С другой стороны, бывает так, что человек действительно стремится поступить в аспирантуру, хочет заниматься наукой, но когда доходит до дела, он может разочароваться в своем выборе или изменить свои жизненные планы. Девушки, например, могут во время учебы выйти замуж, родить ребенка, и кто-то в таком случае на время откладывает защиту диссертации, а кто-то вовсе ее забрасывает. Жизненные ситуации бывают самые разные. Именно поэтому мы будем серьезно подходить к отбору поступающих в аспирантуру и пытаться выявить способности, возможности, академический «багаж» кандидата, имея в виду те жесткие сроки подготовки и защиты диссертаций, которые приняты в наше время в нашем университете.

— На выпускников каких вузов вы в этом году будете ориентироваться?

— Здесь невозможно назвать какие-то конкретные вузы. На факультете истории ВШЭ мы предлагаем, как нам представляется, более современную, более продвинутую образовательную программу, и в будущем наши выпускники, как мы надеемся, будут иметь некоторые преимущества перед выпускниками других исторических факультетов. Но качество образования, получаемого студентами в университете, лишь отчасти зависит от собственно уровня образовательных программ, преподавателей и вузов и в значительной степени зависит от усилий и заинтересованности самого студента. Потенциал студента может быть очень большим, какой бы вуз он ни окончил.

— Александр Борисович, с кем смогут работать поступившие на факультет аспиранты и насколько вольны они будут в выборе тем своих исследований?

— Тематика диссертаций, которые, как мы предполагаем, будут готовиться в рамках нашей аспирантуры, тесно связана с той проблематикой, которой занимаются потенциальные научные руководители аспирантов — преподаватели факультета. Эта проблематика достаточно разнообразна, но, поскольку факультет наш молодой, она не охватывает все области исторического знания. Что мы можем предложить?

История Античности представлена на нашем факультете одним из известнейших специалистов в этой области профессором Викторией Ивановной Уколовой. У нас сложилась очень сильная группа историков, занимающаяся европейским Средневековьем. Среди них — ведущие российские специалисты, как, например, член-корреспондент РАН Павел Юрьевич Уваров, профессор Михаил Анатольевич Бойцов, недавно избранный членом-корреспондентом одной из самых престижных европейских ассоциаций медиевистов, и ряд других коллег. У нас весьма сильное направление, связанное с изучением истории России. Например, профессор Игорь Николаевич Данилевский является ведущим в стране специалистом по истории Древней Руси. С сентября к нам присоединится профессор Алсу Назимовна Бикташева, ранее преподававшая в Казанском федеральном университете, которая известна трудами по истории России XIX века и по историографии. Также у нас начинает работать профессор Елена Борисовна Смилянская. Мы с ней представляем историю России XVIII века (кстати, на факультете уже успешно работают наши бывшие аспиранты — Галина Олеговна Бабкова и Евгений Владимирович Акельев). История России XX века представлена профессором Олегом Витальевичем Будницким, который занимается исследованиями русской эмиграции, терроризма в России, Гражданской и Великой Отечественной войн. Профессор Наталья Ардалионовна Проскурякова также известна как один из ведущих российских специалистов по истории России XIX — начала XX веков, в том числе по экономической и социальной истории.

Помимо этого, ряд преподавателей факультета являются сотрудниками Института гуманитарных историко-теоретических исследований ВШЭ. Среди них — ординарный профессор Ирина Максимовна Савельева, один из наиболее известных и авторитетных на сегодняшний день специалистов по теории и методике исторического знания, профессор Елена Анатольевна Вишленкова, являющаяся автором ряда книг по истории университетского образования, духовной культуре России XIX века, и другие коллеги. Да, пока у нас нет, скажем, специалиста по истории Латинской Америки, зато есть крупнейший специалист по истории Африки — академик РАН Аполлон Борисович Давидсон. В этом смысле мы в состоянии удовлетворить достаточно разнообразные потребности наших будущих аспирантов.

— Какой будет процедура поступления в аспирантуру факультета истории? Сколько мест в ней выделено на ближайший год?

— Процедура отбора едина для всей Высшей школы экономики — ничего особенного мы на своем факультете не изобретаем. Что касается числа мест, то на 2012/2013 учебный год нам выделено шесть бюджетных мест, из которых пять — в очной аспирантуре и одно место — в заочной. Поступающие в очную аспирантуру смогут претендовать как на обучение в обычной аспирантуре, так и в академической. Все места в равных долях распределяются между тремя названными мною выше специальностями, ну а уж сколько претендентов на ту или иную специальность будет, покажет время.

— Что первые шесть счастливчиков получат «на выходе», через три года, кроме вероятной кандидатской степени? Зачем студенту, интересующемуся историей, поступать в аспирантуру?

— Прежде всего, аспирантура, как любое занятие человека научной деятельностью, — это способ удовлетворения определенных его потребностей, связанных с познанием. Наукой занимаются, потому что хотят ею заниматься. С практической точки зрения человек, защитивший диссертацию по историческим наукам и продолжающий свою деятельность в качестве ученого, исследователя, никогда не будет зарабатывать столько, сколько председатель совета директоров какого-нибудь банка. Думаю, это всем очевидно. Но в наше время перед человеком, получившим историческое образование и имеющим широкие гуманитарные знания, открывается множество разнообразных возможностей, каких не было еще 15-20 лет назад.

Я, например, постоянно получаю запросы от молодых людей, недавно защитивших диссертации, которые хотели бы придти работать к нам на факультет. Так вот, просматривая их резюме, я вижу, что в большинстве своем это люди, имеющие зарубежный опыт — они успели поучиться за рубежом, поучаствовать в зарубежных школах и конференциях, побывать на стажировках. Они знают, что такое грантовая поддержка, они умеют писать заявки на гранты и получать их. Иначе говоря, они вполне в состоянии совмещать удовлетворение интереса к прошлому со способностью нормально социализироваться и обеспечивать себе достойный уровень повседневной жизни.

— Много говорится о проблемах российской исторической науки, в том числе в ее практическом приложении — низкое качество учебной литературы, низкий уровень преподавания истории в школах, низкий уровень подготовки в самих вузах. Видите ли вы в качестве одной из задач аспирантуры подготовку пласта специалистов, способных сформировать новое лицо исторической науки в нашей стране?

— То поколение молодых людей, о которых я только что говорил, в значительной степени уже сформировало новое лицо российской исторической науки. Таких людей довольно много, в том числе у нас на факультете. Есть историки, которые в свои тридцать с небольшим лет успели сделать имя в науке, успели выпустить по одной-две книги, приобрели определенный научный авторитет и международный опыт. Причем, опять же надо сказать, что, если для талантливого математика или физика стать в 30 лет авторитетным ученым было возможно во все времена, то в исторической науке у нас в стране еще недавно существовали совсем другие критерии и, если историку к 40 годам удавалось опубликовать монографию, то это считалось большой удачей, а уж, скажем, защитить докторскую диссертацию раньше, чем в 45-50 лет было верхом неприличия. Теперь все изменилось. При этом, что мне очень нравится в этом новом поколении, во всяком случае, в его представителях среди моих коллег по факультету, так это желание не замыкаться в той узкой области науки, с которой они начинали когда-то, но готовность заниматься новой проблематикой, осваивать новые методы. Это поколение историков, широко образованных, как правило, владеющих несколькими иностранными языками и абсолютно не похожих на «ученых сухарей», которые все свое время проводят в архиве, согнувшись над старыми пожелтевшими бумажками. Их опыт наглядно доказывает возможность сочетания серьезных занятий наукой, выражающихся в получении серьезных научных результатов, с вполне современным образом жизни. Я очень надеюсь, что нам тоже удастся выпускать из аспирантуры людей такого типа.

 

Олег Серегин, Новостная служба портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

«Вышка готовит не специалистов узкого профиля, а людей с широким кругозором»

С нового учебного года историки будут учиться в бакалавриате ВШЭ не четыре года, а пять лет. Что это: объективная необходимость или тихое возвращение к советской системе подготовки историков? Объясняет декан факультета гуманитарных наук Михаил Бойцов.

Тест: от заговоров до ДМС. Что вы знаете об истории отечественной системы здравоохранения?

100 лет назад у вас не получилось бы записаться в поликлинику — их не было. Редакция IQ.HSE составила тест, который поможет проверить, насколько хорошо вы ориентируетесь в истории здравоохранения.

Покайся и работай. Что общего между исповедью и советскими автобиографиями

Автобиографии в СССР писал почти каждый. С 1930-х годов они стали обязательными при оформлении документов — от приема на работу до получения наград. Эти личные свидетельства адресовывались государству, их составление формировало «советского человека» и напоминало Таинство покаяния перед Всевышним, утверждает профессор НИУ ВШЭ Юрий Зарецкий.

Введение в Даурскую готику. Что это за феномен и как он возник в Забайкалье

Медиевальный хоррор, вампиры, колдуны, таинственные монахи и восставшие мертвецы наряду с реальными историческими фигурами, сюжеты о Гражданской войне в России в ореоле мистики — такова самая простая формула Даурской готики. Об этом явлении и его развитии IQ.HSE рассказал его исследователь, доктор политических наук Алексей Михалев.

Библионочь в Высшей школе экономики: Шекспир, музеи и квесты

Почти 40 команд приняли участие в квесте «По страницам Басмании», организованном Высшей школой экономики в рамках ежегодной городской акции. В это же время в библиотеке университета ставили отрывки из «Ромео и Джульетты» и слушали лекции о театре.

Список литературы: советская историческая наука

Оправдание опричнины, сталинизм и попытки сохранить себя.

Как отправить сына учиться за границу в XVI веке

На примере истории швейцарских гуманистов Томаса и Феликса Платтеров попытаемся разобраться, с какими трудностями встречались родители XVI века, решившие отправить своего ребенка учиться в престижный зарубежный университет.

Запретное знание

Абсолютная свобода слова и совести в Древней Греции — миф. Каждый мог публично критиковать политиков, но высказываться о религии и мироустройстве было чревато. Философов приговаривали к смерти как безбожников, их учения запрещались, а книги горели на кострах. Феномен античной цензуры исследовал профессор НИУ ВШЭ Олег Матвейчев.

Идеал женщины Третьего рейха

С 1934 года в национал-социалистической Германии выходил главный женский журнал NS-Frauen-Warte. Элла Россман, студентка магистерской программы «Историческое знание» Школы исторических наук НИУ ВШЭ, проанализировала визуальные образы в 10 номерах журнала за июль-декабрь 1941 года. В своей работе она исследовала пропаганду национал-социалистов в отношении семейной политики и феминности.

Фронтовые письма XX века

Профессиональное отношение к войне тех, кто шел на нее добровольно или вынужденно, за минувший век изменилось: от «честь имею» до выживания в бою без патриотических лозунгов. О том, как это происходило, можно узнать из личных писем солдат и офицеров. Коллектив историков, антропологов и социологов проанализировал корреспонденцию с нескольких войн XX столетия: англо-бурской (1899–1902), русско-японской (1904–1905), Первой (1914–1918) и Второй (1939–1945) мировых, афганской (1979–1989) и чеченских (1994–1995 и 1999–2000).