• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Прошлое и настоящее страны обсудили на Рождественском киносеминаре ВШЭ

Лаборатория экономико-социологических исследований ВШЭ провела традиционный Рождественский киносеминар. В этом году он был посвящен фильму «Территория» Александра Мельника, снятому по одноименному роману Олега Куваева. В основе произведения – история геологов, ищущих золото в послевоенное время.

Рождественский киносеминар, который проводится с 2003 года, прошел по заведенному порядку: сначала просмотр фильма, затем выступления. Доклады представили постоянные спикеры киносеминара: проректор ВШЭ Вадим Радаев, профессора Сергей Медведев и Виталий Куренной.

Картина «Территория» вышла в прокат в 2015 году (режиссер Александр Мельник, инженер-гидролог по образованию, работал на Чукотке). По сюжету главный инженер управления на севере-востоке СССР Илья Чинков с помощью подчиненных организует поиски золота на территории, где металл никогда не добывался. Разнообразные аспекты советского прошлого, показанные в фильме, и обсудили докладчики семинара.

Вадим Радаев, первый проректор ВШЭ, заведующий лабораторией экономико-социологических исследований: «Парадокс в том, что чем дальше мы уходим от прошлого, тем больше мы любим советское»

По словам Вадима Радаева, одно из недавних исследований показало, что четыре из десяти лучших, по мнению россиян, фильмов – советские лирические комедии. «Мы продолжаем бороться за советское наследие, например, за торговые марки, и борьба эта острая, потому что производители находятся в разных странах СНГ. Возникла мода на советское: ностальгические онлайн-сообщества, ретро-сериалы, рестораны советской кухни, одежда, музеи советского быта», – отметил первый проректор ВШЭ.

Популярность советского продолжает возрастать, тут и там появляются призраки, дикие, но ужасно симпатичные

Вадим Радаев считает, что наше общество провело успешную деидеологизацию советского, сохранив символику этого времени: «Мы продолжаем спокойно, иногда цинично, использовать ее, но уже в отрыве от былого содержания, чисто эстетически. Помимо использования символики идет поступательная, можно сказать, реабилитация советского с культивированием ностальгии».

Конечно, старшее поколение склонно идеализировать прошлое, сказал первый проректор ВШЭ, поэтому из всех символов СССР оно отбирает только те, которые вызывают положительные эмоции, а все негативное постепенно вытесняется из памяти. «У молодых вообще нет причин быть недовольными советской жизнью, зато есть причины для недовольства настоящим, – считает Вадим Радаев. – И поэтому советское возвращается в жизнь в виде мифологии, в виде селективных образов из прошлого, которые порождают положительные эмоции. При этом большая часть возвращаться в эту жизнь не хочет».

Отвечая на главный вопрос киносеминара – что же нас привлекает в советском, – он отметил, в первую очередь, «глухую тоску по чему-то героическому, необычному, чего нам хотелось бы испытать, но на что мы, увы, не способны»: «Советское дает нам таких героев, и фильм «Территория» тоже пытается дать нам таких персонажей. Один из коллег написал про этот фильм так: “Территория”– это попытка создать новый пантеон киногероев вместо грязного месива киноублюдков 90-х и 2000-х годов”. Гениально, я считаю».

Говоря об образном ряде фильма, первый проректор выделил «геологического диктатора» Илью Ченкова (его роль исполнил Константин Лавроненко): «Он умный, сильный, волевой, при этом он замечательно встроен в государство, вхож в министерства, может, добывать ресурсы, но важно, что он не бюрократ». Рядовых героев фильма Вадим Радаев поделил на суперменов и авантюристов: «Есть два героя. Один из них - Баклаков (Григорий Добрыгин – прим. ред.), который уверен в своей профессиональной и моральной правоте, который неумолимо идет к победе, буквально попирая смерть. Он идет на подвиг, и по книге становится всенародно известной личностью. Другой авантюрист - Горин (Евгений Цыганов – прим. ред.). Он тоже прекрасный профессионал, весь такой в сомнениях, в красивой позе. При этом он умнее, симпатичнее, человечнее. Но вместо подвига он приходит к краху, физическому и, вероятно, моральному тоже».

Также первый проректор ВШЭ считает, что «фильм показывает очень важное и честное деление на честолюбцев (романтиков) и работяг»: «И если о первых мы знаем многое, потому что о них пишут книги и статьи, и мы ими интересуемся, то про работяг мы знаем мало. Сегодня мы больше знакомы с жизнью зэков, чем с жизнью рабочих. Они прекрасно трудятся, но имеют простые мотивы, не романтические, и эта группа выпадает из всех опросов и вообще из поля зрения за исключением отдельных очень специальных исследований».

Как отметил Вадим Радаев, кроме героев мы, зрители, ищем настоящих ценностей: «Золото в “Территории” всячески унижают: выбрасывают, сторонятся, опасаются, не хотят искать или даже соприкасаться с ним. Тот, кто поддается стремлению к золоту, становится предателем и преступников. Фильм не о золоте, оно здесь пустой символ, обозначение большой цели. А главное, конечно, человек, а его мерило – работа, непосильный, изнурительный труд. Именно работа содержит высший смысл, и именно она в мирное время есть способ устранения всеобщего зла. Главное для героев фильма было не найти золото, а найти его там, где его не было и быть не могло. То есть самое важное –0 совершить невозможное».  

Еще одна важная тема, по мнению Вадима Радаева, затронутая в фильме – свобода: «Профессия геолога в советское время была очень популярной, и для людей она стала способом обретения свободы, то есть они попадали туда, где не значит ничего ни диплом, ни связи, ни партия, и нужно лишь по-настоящему доказать другим (а лучше - себе), что ты Человек с большой буквы».

Кроме того, нашему обществу не хватает больших проектов, считает первый проректор ВШЭ: «Хочется быть причастным к чему-то большему: прорывы в космос, недра атома, недра земли. Этим, кстати, тоже можно объяснить некоторые симпатии молодежи к советскому времени, потому что тогда юное поколение было на коне, и кажется, что оно было главным, осуществляющим все прорывы, а сегодня в нашем обществе дефицит таких проектов».

Люди, по мнению Вадима Радаева, хотят нравственной правды, чего-то подлинного вместо «славного буржуазного мира». А еще им необходимо единение с природой: «Ведь поиск гармонии с ней – это и есть поиск гармонии с самим собой».

В заключение первый проректор ВШЭ сказал, что всем хочется гордиться страной или хотя бы ее огромной территорией, именно это ощущение гордости и пытается создать режиссер фильма: «Я думаю, это не квасной патриотизм. Речь идет об особом патриотизме – о работе для своей страны вне связи с нынешней властью и идеологией, о работе для страны вместо внутренней или внешней эмиграции».

Сергей Медведев, профессор факультета социальных наук ВШЭ: «Фильм “Территория” точно отражает дух времени – и выполняет очень четкий политический заказ»

Профессор ВШЭ сразу отметил, что, на его взгляд, «Территория» – плохой фильм. «Ископаемый остаток советской цивилизации, который способен побудить меня к действию не больше, чем останки мамонта», – так Сергей Медведев описал свое ощущение от картины. 

По мнению профессора ВШЭ, в этой картине четыре мифа – советский, территориальный, арктический и золотой: «Все они обеспечивают программу «доброго патриотизма», по определению автора рецензии на фильм в “Коммерсанте”. Это новая идеология, которая романтизирует территориальный суверенитет».

Повесть о настоящем человеке, его конструирование – то есть то, с чем работала советская мифология и утопия – проводится, заявил Сергей Медведев, через весь фильм. В разных характерах персонажей отрабатываются разные модусы настоящего: от авантюрного Гурина до героя Баклакова, причем именно он является настоящим героем фильма. «Мы видим некий роман воспитания, становления, который происходит в личности этого персонажа, – объясняет профессор ВШЭ. – Здесь также очень сильны христианские ассоциации. Баклаков – своего рода колымский Христос, которому нужна символическая жертва и воскресение. Эти все приемы апеллируют к новому поколению, свидетельствуют: вот оно – настоящее».

Что касается непосильного труда героев, то, по мнению Сергея Медведева, они работают ради государства. И эта идея очень важна, она точно вписывается в идеологический прагматический контекст нынешнего периода: «Почему люди испытывают ностальгию по советскому? Тогда был образ благого государства, образ доброго Левиафана, а сейчас общество не ассоциирует с государством идею блага, достоинства, оно ассоциирует с ним скорее репрессию. В фильме мы как раз и видим образ государства, которое занимается развитием территории, добывает ценность, золото, и в этих условиях выковывает нового человека».

Следующий миф – территориальный – важен в контексте времени: картина, как напомнил Сергей Медведев, вышла в прокат через год после присоединения полуострова. Он отметил, что в начале фильма зритель видит, как из штрихов карты возникает реальность, как заполняется карта: «Это очень важный модернистский жест».

Еще один миф, арктический – один из базовых российских мифов, по мнению профессора ВШЭ. «Есть такие мифологизированные точки в нашей стране, как Крым, Кавказ, но север – самая мифологизированная территория из всех. Вспомните, например, советский проект 20-30-х годов: всю литературу, научную фантастику, перелет Чкалова» – сказал он.

Север – одно из основополагающий мифов советской имперской государственности

Арктика была и остается символическим пространством, она важна как территория на карте, уверен Сергей Медведев: «В реальности там никто не живет, туда сложно добраться, а ее ресурсы залегают глубоко, их не достать и не извлечь, потому что это ниже рентабельности. Но при этом Арктика постоянно накачивается государственными мифами и ресурсами. Нынешняя политика по ее освоению – это то, чем занимался Советский Союз весь XX век. Фактически это закачка денег в Луну, но у нас есть гордость, что это наша Луна».

Сергей Медведев также разошелся во мнениях с Вадимом Радаевым по теме золота и его роли в картине: «В фильме оно важно. Золото – чисто символический и государственный ресурс, оно не уголь, который можно сжечь, не металл, из которого можно что-то выковать что-то для промышленности. И в этом смысле золото играет порочную роль в формировании определенного типа сословий, государственной зависимости людей от распределительной схемы. И сегодня нынешняя Россия одержима золотом: наша страна – чемпион мира по скупке золота, и по накоплению Золотого резерва».

Как отметил Сергей Медведев, красивая, «золотая» история картины, по сути, стоит на костях десятков и сотен тысяч человек: «Я бывал на золотых приисках – там кругом могилы, в вечной мерзлоте лежат кости. В фильме, в котором показана эпоха конца 40-х и начала 50-х, то есть самая сердцевина империи ГУЛАГ, этого нет. В “Территории” создается очищенный миф: золото, свободные люди, полет Гагарина в космос, а то, что внутри этого мифа стоят сотни и сотни лагерей – забыто. Это, конечно, тоже мифотворчество». 

Виталий Куренной, профессор факультета гуманитарных наук ВШЭ: «За добычей ресурсов, золота стоит тяжелый труд»

В отличие от Сергея Медведева, Виталий Куренной посмотрел «Территорию» с большим удовольствием, тем более что по первому образованию профессор факультета гуманитарных наук – геолог. «Мне этот фильм очень нравится в качестве предмета для разбора мифов и анализа, – сказал он. – Потому что кино для меня – инструмент познания общества».

Как отметил Виталий Куренной, картина вышла в прокат параллельно с Левиафаном, собрав примерно одинаковую кассу: «Широкой рекламы “Территории” я не видел, о фильме узнал от студентов, когда мы стали работать с разными аспектами кинополитики».

Профессор ФГН считает, что картину снимали при поддержке ресурсных компаний: «Мне кажется, фильм делали “для себя”, не для общего пользования, хотя он и находится в свободном доступе. В съемках участвовали благодарные люди, которые понимают, какой труд стоит за ресурсами».

Роман Олега Куваева, по которому сняли картину, биографический, отметил Виталий Куреннной – герой Баклаков из Вятки, как и автор книги. Куваев на Чукотку приехал в 1956 году и долго работал в поселке, который стал прототипом описанного в романе. «Действие в романе разворачивается во времена изменения системы управления промышленностью, 1957 год, хрущевская реформа, совершенно ужасная по своим последствиям», – считает профессор ФГН. По его словам, страна тогда испытывала чудовищный дефицит золота, а это один из главных источников пополнения валютного запаса, так что стояла задача его добыть: «Реформа должна была приблизить руководство к предприятию. В министерской системе, которая ликвидировалась в промышленности и сельском хозяйство, начальство находилось очень далеко от производства. И главный герой произведения — Илья Чинков по прозвищу Будда - трудится в Северстрое — одном из Управлений, которого коснулась реформа».

Виталий Куренной считает, что Олег Куваев в романе описывает собственный опыт. «Он, как честный художник, рефлексирующий человек, упаковал его в форму романа, чтобы рассказать, как устроена советская система управления в сложный момент перехода от сталинской системы в новую», – заявил профессор ФГН.

На мой взгляд, это произведение в первую очередь об управленческой механике

Проанализировав основные события сюжета, он отметил, что «Территория» относится к жанру советского индустриального романа и отличается «любопытным построением»: «Первая часть – это такая производственная механика с бесконечным решением проблем, получением ресурсов, выстраиванием иерархии, а вот вторая часть романа не насыщена философией управления».

Вам также может быть интересно:

«Мы все живем в мире токсичности»

В этом году традиционный рождественский киносеминар Лаборатории экономико-социологических исследований ВШЭ был посвящен фильму Александра Горчилина «Кислота». Темой семинара стала цитата из фильма «Что мы можем дать миру, кроме зарядки от айфона?». Участники обсудили, относятся ли показанные в фильме проблемы к определенному поколению или являются универсальными.

Два квеста по поиску любви

В Вышке прошел традиционный рождественский киносеминар Лаборатории экономико-социологических исследований. В этот раз участники семинара, по их собственным словам, «замахнулись на святое» — обсудили российские фильмы «Нелюбовь» и «Про любовь» и попытались разобраться в том, как отличить настоящую любовь от ненастоящей, откуда берется нелюбовь и можно ли ее победить.

На рождественском киносеминаре попытались понять советское общество

Советский Союз распался 25 лет назад. Возможно, одной из причин его разрушения было само советское общество, которое мы до сих пор не смогли понять до конца. Разобраться в нем на материалах картины Вадима Абдрашитова «Остановился поезд» (1982 год) пытались на ежегодном рождественском киносеминаре Лаборатории экономико-социологических исследований НИУ ВШЭ.

«Весь ужас жизни в том, что мечты сбываются»

Герой фильма «Шоу Трумана», снятого в конце 90-х годов, пытался сбежать из выдуманного телевидением мира. Почему же сейчас многие люди стремятся попасть в этот мир и выставить свою непримечательную жизнь напоказ? Ответ на этот вопрос пытались найти Вадим Радаев, Сергей Медведев и Виталий Куренной на очередном Рождественском киносеминаре Лаборатории экономико-социологических исследований ВШЭ.

Русский мир Кончаловского: как в кино

23 декабря в Высшей школе экономики прошел традиционный рождественский киносеминар Лаборатории экономико-социологических исследований ВШЭ, на котором участники обсудили фильм Андрея Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына», получивший в этом году «Серебряного льва» на Венецианском кинофестивале.

«Рассказы» о страхах и неопределенности на киносеминаре ЛЭСИ

На Рождественском киносеминаре Лаборатории экономико-социологических исследований ВШЭ обсудили фильм Михаила Сегала «Рассказы».

«Интеллигенции и народу пора разъехаться из коммуналки»

18 декабря состоялся традиционный рождественский киносеминар Лаборатории экономико-социологических исследований ВШЭ. Фильм Авдотьи Смирновой «Кококо» дал повод поговорить о судьбе российской интеллигенции.

«Несущая свет» и апокалипсис по-русски

22 декабря в ВШЭ состоялся традиционный рождественский киносеминар, организованный Лабораторией экономико-социологических исследований (ЛЭСИ) ВШЭ. Фильм Андрея Звягинцева «Елена» стал поводом обсудить, что же скрывается «за фасадом классовой борьбы».

Мужчины как исчезающий вид

21 декабря на Рождественском киносеминаре Лаборатории экономико-социологических исследований (ЛЭСИ) ГУ-ВШЭ разговор шел о структуре мужской мифологии. Повод для дискуссии дала комедия «О чем говорят мужчины».

Когда не обойтись без Мефистофеля

22 декабря состоялся рождественский киносеминар «Дилеммы профессионализма: по материалам сериала "Доктор Хаус" ("House MD")», организованный Лабораторией экономико-социологических исследований ГУ-ВШЭ. Добавлена видеозапись