• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Нельзя понять: российские законы сложнее произведений Льва Толстого и Иммануила Канта

Нельзя понять: российские законы сложнее произведений Льва Толстого и Иммануила Канта

@iStock

На фоне всеобщей тенденции к упрощению подачи информации, тексты российских законов становятся все более сложными. Сегодня в них в среднем в 2,4 раза больше слов, чем было в 1991 году, статьи стали втрое длиннее, а язык законов в десять раз сложнее русского литературного языка. К таким выводам пришли эксперты Вышки. Чтобы изменить ситуацию, они предлагают утвердить рекомендации по конкретным показателям синтаксиса, превышать которые будет нельзя.

Институт государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ (ИГМУ) провел исследование «Оценка сложности языка законов» и констатировал, что нормативные акты становятся все более сложными. При этом сложность текста законов часто является избыточной – то же самое содержание можно донести с помощью более простых лингвистических конструкций, отмечают авторы.

Глаголы пропадают из законов

Для анализа было взято 592 российских законодательных акта. Исследователи констатировали, что среднее количество слов в законе выросло с 4970 в 1991 году до 12450 в 2019-м, а отдельная статья увеличилась в объеме в три раза – с 96 до 291 слова. Среди рекордсменов – статья закона о государственном регулировании производства и оборота алкоголя с 707 словами.

Эксперты полагают, что даже в юридическом тексте предложения не должны быть длиннее пятидесяти слов – большая длина препятствует прочтению, что приводит к неправильному толкованию правовой нормы.

Лингвистический анализ проводился по семи параметрам: доля глаголов от общего числа слов; отношение количества слов, зависимых от существительного, к количеству существительных; количество слов между двумя зависимыми словами; количество слов в одном абзаце; количество причастных оборотов на одно предложение; количество слов в одном предложении; количество предикативных ядер (подлежащее плюс сказуемое) в одном предложении.

Для сравнения были взяты литературные произведения – «Анна Каренина» Льва Толстого, «Географ глобус пропил» Алексея Иванова, «Авиатор» Евгения Водолазкина и «Текст» Дмитрия Глуховского. Писатели обошли законтворцев только по двум параметрам: количеству слов в абзаце (37 у Льва Толстого против 30,4 в российских законах) и количеству предикативных ядер (1,45 у того же Толстого против 1,2).

Во всех остальных случаях законы оказались сложнее книг. Например, доля глаголов в художественных произведениях составляет 17-19%, а в нормативных актах – всего 3,8%. Что важно – в 1991 году глаголов в законах было намного больше – 5,4%.

Самая простая «Красная шапочка»

Исследователи провели ранжирование параметров и рассчитали формулу Индекса синтактической сложности нормативных правовых актов (ИСЗ). Его медианное значение для законов 1991 года составило 30,8 балла, а в2019 году оно выросло до 40 баллов.

Самым сложным (ИСЗ составил для него 65 баллов) был признан закон «Об особенностях правового регулирования отношений, связанных с предоставлением мер социальной защиты (поддержки), а также выплат по обязательному социальному страхованию отдельным категориям граждан, проживающих на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя». Самые простые документы – Конституция РФ (24 балла) и закон о правительстве РФ (29 баллов).

Литературные произведения и даже философские труды оказались проще для понимания, чем российские законы. «Критика чистого разума» Иммануила Канта получила ИСЗ в 48 баллов. С таким результатом это было бы всего лишь 78 место в рейтинге отечественных нормативных актов. Индекс сложности «Анны Карениной» составил всего 16 баллов, «Текста» Дмитрия Глуховского – 4 балла, а «Красная шапочка» Шарля Перо оказалась абсолютно несложной и получила нулевой ИСЗ.

Сложность не должна быть избыточной

По результатам исследования, было сделано несколько рекомендаций. Например, разработать и утвердить методические рекомендации с конкретными параметрами синтаксиса, которые нельзя будет превышать при разработке законопроектов. Предлагается также внедрить разработанный алгоритм анализа синтаксических конструкций в законопроектную деятельность, а также уточнить требования к оформлению законопроектов.

«Понятно, что закон – это не художественное произведение. Но упрощение языка нормативных актов нацелено на приведение в соответствие с нормами литературного русского языка, - рассказывает один из авторов исследования, старший научный сотрудник Центра анализа деятельности органов исполнительной власти ИГМУ Александр Кнутов. - Напомним, что в соответствии с частью 7 статьи 121 регламента Госдумы РФ в отношении законопроектов может проводиться лингвистическая экспертиза, которая как раз заключается «в оценке соответствия представленного текста нормам современного русского литературного языка с учетом особенностей языка нормативных правовых актов».

По его словам, тексты законов всегда будут оставаться сложными – в них много юридических терминов. Задача в том, чтобы эта сложность не была избыточной. На данный момент, когда дело касается законодательного текста, никто не смотрит на количество слов в предложении или число причастных оборотов. Ситуацию, когда текст закона будет отправлен на доработку из-за аномально длинных предложений с десятками причастных оборотов и сложных словосочетаний, пока невозможно представить.

«Законы пишутся в первую очередь для юристов – именно они их читают, толкуют. Если текст закона не понятен человеку без профильного образования, можно сказать, что он и не должен его понимать. Но если даже юрист говорит, что текст очень сложный – это уже показатель», - считает Александр Кнутов.

Cмотреть исследование