• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Эффект «Новичка»: эксперты Вышки оценили перспективы введения новых санкций против России

Эффект «Новичка»: эксперты Вышки оценили перспективы введения новых санкций против России

© iStock

Евросоюз и США выдвигают все новые требования к России в связи с «делом Навального». Все чаще раздаются призывы ввести новые ограничительные меры в отношении Москвы, ее официальных лиц, а также коммерческих проектов таких как «Северный поток – 2». Эксперты Высшей школы экономики полагают, что до масштабных секторальных санкций или отключения России от SWIFT дело не дойдет.

Россия с 2014 года, после возвращения Крыма и Севастополя, существует в режиме постоянного санкционного давления. Причем, США и их союзники находят все новые поводы для введения все новых ограничительных мер. Например, «отравление Скрипалей» и «вмешательство в американские выборы». В марте этого года обсуждалась возможность ввести ограничительные меры, по обвинению Москвы в обвале цен на нефть, о чем писала The Wall Street Journal со ссылкой на неназванные источники в Белом доме.

Сегодня звучат призывы наказать Россию за события в Белоруссии (с таким предложением выступил, в частности, депутат Европарламента от Польши Яцек Сариуш-Вольский) и инцидент с Алексеем Навальным.

«В настоящее время в странах Европы и США анализируется возможность объявления новых односторонних санкций в отношении России. Введут их или нет – будет зависеть от результатов расследования предполагаемого отравления Алексея Навального ядом группы “Новичок”», – говорит Алексей Портанский, профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ.

Если факт отравления будет признан, то, скорее всего, санкции могут быть объявлены по двум направлениям – за применение оружия массового поражения и за нарушение прав человека

Для реализации первого варианта механизм существует с 2018 года и направлен на введение санкций в отношении тех, кто создает или как-либо вовлечен в изготовление и применение химического оружия, поясняет эксперт. Этот механизм уже использовался применительно к четырем гражданам России, обвиненным в причастности к отравлению Сергея и Юлии Скрипаль в Солсбери. «Если в Брюсселе факт применения яда Москвой в деле Алексея Навального посчитают доказанным, этот механизм будет задействован и на этот раз», – считает Алексей Портанский.

Ограничительные меры со стороны ЕС, если таковые введут, будут носить в первую очередь адресный, персональный характер, поскольку их первоосновой, скорее всего, станет решение Совета ЕС от октября 2018 года, в соответствии с которым были применены санкции к российским гражданам по «делу Скрипалей», соглашается Дмитрий Суслов, заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ. Режим таких мер в отношении ответственных, по мнению ЕС, за производство, распространение и применение химического оружия, был установлен решением Совета Европейского союза в январе того же года.

Дмитрий Суслов считает маловероятным введение санкций со стороны ЕС против компаний, хотя имеющийся механизм не исключает такой возможности. «Уже сейчас видно, что реакция со стороны Евросоюза в целом весьма умеренная. Кроме того, нужно понимать, что между ситуациями со Скрипалями и Навальным есть существенная разница. В первом случае события развивались на территории Великобритании, во втором, если отравление имело место, оно произошло в отношении российского гражданина на территории России. То есть, по большому счету, возможное отравление Навального – это внутрироссийские дела, и единственный вопрос, по которому Европа и США имеют право что-то говорить – это возможное нарушение режима ликвидации химического и биологического оружия. В этой связи можно с уверенностью на 99% говорить, что новые секторальные санкции Европа вводить не будет», – рассуждает замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований.

Тем не менее, остается актуальным обсуждение перспектив «Северного потока-2». На данный момент однозначного решения еще нет, говорит Алексей Портанский. Профессор обращает внимание на слова официального представителя канцлера Германии, опубликованные 7 сентября, в которых отмечается, что Ангела Меркель не исключает того, что ситуация вокруг предполагаемого отравления Алексея Навального может сказаться на судьбе этого газопровода. «Германская сторона не спешит объявлять решение не только потому, что нет еще результатов расследования, но и потому, что в проекте СП-2 задействованы бизнес-группы ЕС с весьма серьезными экономическими интересами, в частности, в Германии, и введение ограничений нанесло бы серьезный ущерб этим группам и экономике страны», – говорит Алексей Портанский. Дмитрий Суслов считает, что ЕС вряд ли будет вводить прямые санкции против «Северного потока–2», но если политическая ситуация будет нагнетаться, исключать этого нельзя: «в Германии уже многие политики предлагают заморозить проект».

© iStock

В тоже время Дмитрий Суслов считает весьма вероятным введение новых серьезных санкций со стороны США, у которых для этого есть два механизма. Первый – Закон о контроле над химическим и биологическим оружием и запрете его военного применения 1991 года (CBW Act), на основании которого были введены санкции против России по событиям в Солсбери. Эти меры были умеренными, но носили секторальный характер. Например, был введен запрет на поставки в Россию части товаров двойного назначения, введен запрет на предоставление России любой финансовой помощи со стороны контролируемых США международных финансовых институтов (МВФ, Всемирный банк) и ограничено участие американских банков в российском суверенном долге, номинированном в иностранной валюте.

«Но возможности закона от 1991 г. не были исчерпаны, он позволяет, например, вводить полный запрет на поставки товаров, технологий, за исключением тех, что относятся к сельскохозяйственной отрасли, полностью запретить импорт, а также запретить любые кредиты, опять за исключением тех, что касаются сельского хозяйства. Подписанный президентом Трампом исполнительный указ, конкретизирующий исполнение данного закона, предполагает также возможность ограничения деятельности авиакомпаний подсанкционной страны на территории США и даже понижение уровня дипломатических отношений», – поясняет Дмитрий Суслов.

Он также напоминает, что сегодня в США идет предвыборная кампания, и кандидат от Демократической партии Байден практически каждый день критикует Дональда Трампа за то, что тот якобы на крючке у Владимира Путина и потому не реагирует на действия России или реагирует слабо. В этой связи не исключено, что ограничения, введенные в 2018-2019 годах, будут расширены, и это будет болезненно, говорит Дмитрий Суслов.

Кроме того, Конгресс может вынудить администрацию принять более жесткие санкции в отношении компаний, задействованных в проекте «Северный поток – 2». Например, пока не были введены экстерриториальные санкции в отношении всех, кто участвует в строительстве газопровода, включая основного игрока – немецкую компанию Wintershall

Второй механизм, который США весьма вероятно используют, это дальнейшее расширение применения «Акта Магнитского». Здесь уже тот факт, что Алексей Навальный – гражданин России, не будет иметь значение, поскольку речь пойдет о нарушении прав человека, поясняет Дмитрий Суслов. Тем не менее, он уверен, что до полного запрета торгово-экономических отношений между двумя странами дело не дойдет: «Россия – очень важный участник мировой системы, шестая экономика мира, участник БРИКС. Тотальные санкции против России будут очень серьезно восприняты в Китае, Индии, да и Европа вряд ли их поддержит. Кроме того, сохраняются некоторые области, где США зависимы от сотрудничества с Россией. Например, американские финансовые спекулянты активно играют на российском долговом рынке, в случае полного запрета им также будет нанесен ущерб. Плюс к этому США по-прежнему зависят от российского ядерного топлива для атомных  электростанций и от российских ракетных двигателей».

Профессор Портанский также отмечает, что почти каждый раз, когда возникает угроза новых серьезных санкций, обсуждается возможность исключения России из системы международных расчетов SWIFT. «Теоретически такая возможность есть, но я не думаю, что она может быть реализована сейчас. На Западе многие эксперты против такой меры, считая ее деструктивной для всей глобальной финансовой системы. Надеюсь, до этого дело не дойдет», – резюмирует он.

Вам также может быть интересно:

Санкции разгоняют инфляцию

Санкции и девальвация рубля привели к тому, что уже в сентябре инфляция превысила официальный прогноз Минэкономразвития и обновила трёхлетний максимум. Сохранение тенденции к ослаблению рубля должно обеспечить дальнейший рост годовой инфляции, отметили эксперты Центра развития НИУ ВШЭ в очередном бюллетене «Новые Комментарии о государстве и бизнесе».