• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Экономический рост: проблема отсутствия политической воли

6 апреля в Высшей школе экономики в рамках XII Международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества прошла сессия «Макроэкономические проблемы послекризисного развития российской экономики».

Мир постепенно возвращается к докризисным показателям экономики. Возвращается и Россия, но, увы, к прежним проблемам — сырьевой зависимости, высокой инфляции. Но есть и новый, как модно сейчас говорить, тренд — дефицит федерального бюджета.

Именно бюджетная политика обсуждалась на сессии «Макроэкономические проблемы послекризисного развития российской экономики» на Апрельской конференции ВШЭ.

Экономисты говорят не только о том, что правительство не стремится уменьшить дефицит, но и о невразумительной бюджетной политике. По словам главного экономиста ИК «Тройка Диалог» Евгения Гавриленкова, для российской экономики риски остаются прежними: «Никуда не делась зависимость объема ВВП в долларовом выражении от цены на нефть. Ключевой же риск для России — бюджетная политика».

Евгений Гавриленков напомил об извечной проблеме госказны — неравномерности распределения госрасходов в течение года. Из года в год в декабре тратится большая доля общих годовых бюджетных расходов. Так, в декабре 2010 года было потрачено 17,5% от общих расходов, а должно было быть 8,3%, согласно равномерному распределению в течение года. Те есть в конце года мы получили «лишних» почти 10%.

«Сергей Степашин говорил, что ежегодно страна теряет 3 триллиона бюджетных денег, это примерно и есть 10% от общих расходов, не те ли это лишние расходы, от которых нам следует отказаться?» — задается вопросом главный экономист ИК «Тройка Диалог». Ничего кроме высокой инфляции в январе декабрьские траты не дают. Ведь в конце декабря — начале января страна практически не работает, то есть на экономический рост деньги не идут, а идут на инфляционный скачок. В январе 2011 года он составил 2,4%.

Экономисты сходятся во мнении, что после кризиса бюджетная политика еще более ухудшилась. Впрочем, как утверждает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, поворотный момент здесь был еще в 2007 году, когда бюджет верстался из расчета $95 за баррель нефти. «Мы тогда забыли об осторожности», — говорит он.

До кризиса Россия делала ставку на макроэкономическую стабильность. По мнению председателя совета директоров МДМ-Банка Олега Вьюгина, правительство стремилось защитить экономику от внешних шоков и, таким образом, активизировать инвестиции. Однако инструменты для этого выбирались не классические — например, таргетирование инфляции, — а те, которыми было легче воспользоваться. Речь здесь идет о профиците бюджета, удержании валютного курса, отмене контроля движения капитала. А после кризиса государство вновь не обращает внимания на классические правила макроэкономической политики, и теперь уже нарушает их в области бюджета, формируя долгосрочный дефицит.

При этом плохо еще и то, что деформируется структура расходов. После кризиса резко выросли затраты на социальную сферу. Они планировались еще до экономического спада, и их можно было отложить, но правительство не стало этого делать. В результате произошел перекос, доля социальных расходов выросла с 25,8% в 2008 году до 33,9% в 2010 году. В то же время производительные расходы — это вложения в национальную экономику, здравоохранение, образование, — которые впоследствии приводят к экономическому росту, остались на прежнем уровне, а их доля в общих расходах снизилась. Например, доля трат на здравоохранение сократилась с 11,1% до 9,9%, на образование с 11,9% до 10,9%, на национальную экономику с 16,1% до 13,4%.

К сожалению, ситуация никак не исправляется. Правительство продолжает гнуть свою линию на увеличение расходов. Всего несколько месяцев назад был принят бюджет, и он уже пересматривается. Объявлено о дополнительных тратах, которые к 2013 году составят 1,4 триллиона рублей. Большая часть из них — долгосрочные. В результате, под счетам Евсея Гурвича, в ближайшие 10 лет дефицит может составить 6-8% ВВП, а для того чтобы cбалансировать бюджет, цены на нефть должны подняться до $200 за баррель.

Рекомендации экономистов традиционны. Нефтегазовые доходы должны сберегаться. Лучше, считают в Экономической экспертной группе, если Россия будет жить, сообразовываясь со «средней» ценой на нефть. Например, предлагается с 2014 года верстать бюджет из расчета $75 за баррель (в ценах 2011 года), а все, что будет получено сверх, должно отправляться в сберегающий фонд.

При этом доходы в бюджет можно повысить путем увеличения налоговой нагрузки на газовую отрасль. Сейчас нагрузка в этом секторе в 2,5 раза ниже, чем в нефтяном. Также неплохо бы повысить ставки акцизов.

Есть возможность и для сокращения расходов. Например, на оборону и безопасность до 3-4% ВВП (в 2010 году они составили 5,9% ВВП). Уменьшить надо и административные траты.

Замминистра Минэкономразвития Андрей Клепач не согласился с экономистами. Он отметил, что они и в 1990-е, и в 2000-е годы говорили о снижении инфляции. Мол, победим инфляцию, и все будет хорошо. Но вариант снижения инфляции и госрасходов — это стабильность, а стране нужен экономический рост.

«Имеем ли мы право сейчас снижать госрасходы? — задается вопросом представитель Минэкономразвития. — Расходы, которые «завязаны» на качество экономического роста, составляют всего 3% ВВП. И если идут сокращения, то в первую очередь за счет этих затрат».

По мнению Андрея Клепача, инфляция и дефицит — это цена экономического роста. Сейчас инвестиции растут медленно. И именно на этом и нужно сосредоточиться.

Однако директор по макроэкономическим исследованиям НИУ ВШЭ Сергей Алексашенко уверен, что чиновники из Министерства экономического развития и экономисты смогли бы выработать совместный рецепт экономического роста, если бы такая задача была поставлена. Главное, чтобы нашлась политическая воля для воплощения рецепта в жизнь.

«Если будет слабая политическая воля, то рано или поздно бюджетные проблемы нас разнесут, — считает Алексашенко. — У нас недоинвестированы образование, здравоохранение, культура. Бюджет 2008-2010 годов сильно перекошен. Нужно начинать его реструктуризацию уже сейчас, так как процесс изменений не быстрый, на это может уйти 5-6 лет».

Кстати, по его мнению, сейчас не нужно сокращать дефицит бюджета, а нужно добиваться роста его доходов за счет экономического роста. В то же время без низкой инфляции нас ждет не рост, а перегрев экономики. Однако и тут Сергей Алексашенко обращает внимание на то, что выпутаться из создавшегося положения без устранения политических ограничений невозможно. С этим никто спорить не стал.


Презентация к докладу Евсея Гурвича

Презентация к докладу Евгения Гавриленкова


Елена Калиновская, Новостная служба портала ВШЭ

Фото Никиты Бензорука

Вам также может быть интересно:

Новая промышленная революция в России: быть или не быть?

На экспертной дискуссии «Технологическое развитие: мировые тренды и перспективы России» в рамках XVIII Апрельской конференции обсуждали возможности нашей страны осуществить в ближайшее время новую промышленную революцию. Основной доклад представил вице-президент Центра стратегических разработок (ЦСР) Владимир Княгинин.

«Главная особенность российского рынка труда — его нормальность»

Российский рынок труда является эффективным с макроэкономической точки зрения, быстро адаптируется к внешним шокам и может служить образцом для других рынков, считает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. Он выступил с почетным докладом на XVIII Международной Апрельской научной конференции НИУ ВШЭ.

«Государство и университеты должны дополнять друг друга в социальной политике»

Важность вовлечения университетов в социально-экономическую политику государства обсудили на международном семинаре «Университеты, инклюзивное развитие и социальные инновации» в рамках XVIII Апрельской научной конференции НИУ ВШЭ.

«Россия больше не будет иметь гигантских нефтяных денег 2010-14 годов»

Мировой спрос на нефть будет расти все медленнее, но шансы на то, что рост продолжится вплоть до 2035 года, высоки; основным торговым партнером России останется Евросоюз; Китай увеличит свой вес в мировой экономике, но по уровню ВВП на душу населения к 2040 году не догонит даже Россию — на экспертной дискуссии «Российская экономика в системе мирохозяйственных связей» обсуждали варианты развития российской экономики на ближайшие десятилетия исходя из общемировых трендов.

«В соревновании государств победят не технологии, а новые модели управления»

Реформа госуправления и цифровая трансформация правительства стали главными темами экспертной дискуссии «Государственное управление: проблемы и решения». Лидерство в технологичной экономике и конкуренция за человеческий капитал — две цели, которые ставят перед собой авторы реформы.

«Нужно развивать страховые принципы социальной политики, а не уходить от них»

Очередная экспертная сессия в рамках XVIII Международной Апрельской научной конференции НИУ ВШЭ была посвящена проблемам социальной политики. Участники дискуссии обсуждали пути развития российского рынка труда, пенсионной и страховой системы.

Эксперты обсудили перспективы и развилки российского здравоохранения

Обсуждение прошло в рамках XVIII Апрельской конференции и  было посвящено основным проблемам отрасли и способам их решения.

Образовательный потенциал России предстоит превратить в капитал

На специальной сессии «Развилки и перспективы развития российского образования» XVIII Апрельской конференции в Высшей школе экономики обсуждался раздел доклада Центра стратегических разработок о стратегии развития России, посвященный образованию. Инвестиции в образование дают эффект через 15-20 лет, так что участники сессии рассмотрели перспективу до 2035 года.

В обществе искусственного интеллекта растет чувство незащищенности и правые настроения

Почему Трамп победил на выборах? Кто голосует за ксенофобские популистские правые партии? Как объяснить Брекзит? Рональд Инглхарт, научный руководитель Лаборатории сравнительных социальных исследований (ЛССИ) ВШЭ, считает, что эти изменения общественного мнения связаны с растущим неравенством, из которого вырастает  чувство общей незащищенности и  откат к ксенофобии.

Как выстроить диалог бизнеса и власти в условиях «новой нормальности»

Меняющаяся экономическая ситуация требует более эффективного диалога бизнеса и власти. Об этом шла речь на круглом столе «Взаимодействие бизнеса и власти на региональном и муниципальном уровне: зарубежный и российский опыт» в рамках XVIII Апрельской конференции.