• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Моя задача — привить первокурсникам основы профессиональной этики»

Ольга Симонова, доцент кафедры общей социологии, стала одним из лучших преподавателей по мнению студентов факультета социологии Высшей школы экономики в категории «Преподаватель семинарских/практических занятий».

— Ольга Александровна, как давно вы преподаете в Вышке, какие курсы ведете?

— Я пришла в Высшую школу экономики сразу после защиты диссертации в МГУ. В свое время я поступала туда на отделение социологии философского факультета, но затем социология обрела институциональную самостоятельность, и я оканчивала первый в стране факультет социологии. Многие мои коллеги по кафедре пришли работать в Вышку из МГУ практически сразу, как она открылась.

Сейчас у меня самая активная деятельность на первом курсе, где я читаю курс по социологической теории, но вообще-то это история социологии, именно так называлась специализации, с дипломом по которой я когда-то вышла из стен университета. Помимо основного предмета для первокурсников, я читаю ряд курсов по выбору и факультативов на разных факультетах.

По истории социологии я в основном веду семинарские занятия, а лекции у нас читают мэтры российской социологии: Никита Евгеньевич Покровский и Александр Бенционович Гофман — оба ординарные профессора ВШЭ. Гофман представитель европейской традиции социологии, а Покровский — американист, поэтому они друг друга дополняют очень здорово и красиво. Так же у нас преподает, на мой взгляд, лучший в России переводчик социологических текстов, Владимир Геннадьевич Николаев, который преподносит студентам знания, что называется, из первых рук. Для меня большая честь — вести семинарские занятия за этими преподавателями.

— Вы стали лучшим преподавателем семинарских занятий. Что это значит для вас? Как вы относитесь к итогам голосования?

— Мне очень приятно получить признание от ребят. На занятиях моя главная задача — научить студентов думать. И если первокурсники понимают мое искреннее стремление их чему-то научить, — для меня это вдвойне важно, так как я довольно жестко веду занятия, не иду на компромиссы, предъявляю высокие требования, несмотря на то, что это первый курс.

Сейчас в высшем образовании огромные потоки студентов, группы больше тридцати человек, преподавателю тяжело работать, а ведь хочется уделить внимание каждому студенту. История социологии — это сложный предмет, который лучше бы преподавать ребятам постарше, с каким-то жизненным опытом. Но я работаю с первокурсниками, и поэтому всегда опасаюсь поддаться соблазну упрощения, все время хочется что-то объяснить на пальцах. И все же я стараюсь не опускать планку, и если ребята оценили мои старания, значит, результат достигнут.

И в этом смысле я очень позитивно оцениваю идею с выборами лучшего преподавателя, потому что они выступают индикатором настроений учащихся и их отношений к преподавателю и тому, что он делает. Если у школьного учителя есть какая-то обратная связь от учеников, то у вузовского преподавателя ее часто нет. В целом, по моим ощущениям, это голосование свидетельствует, что студенты оценили нашу личную увлеченность предметом.

— А чем подпитывается ваша увлеченность? Где вы черпаете вдохновение для преподавания, и какие методики используете?

— Знаете, еще будучи студенткой, я сразу определилась, чего хочу. Я ни минуты не сомневалась, что пойду в аспирантуру и буду преподавать. Моя мама — заслуженный учитель России, наверное, это по наследству передалось. Что касается методик преподавания социологии, тут у меня разные ориентиры. Каждое заседание нашей кафедры начинается с диагноза того, что есть социологическое образование, какова специфика предмета социологии и каково место история социологии в общей системе социологического знания. Я пытаюсь ориентировать свою методику на современные исследования и чтение оригинальных источников, для меня это самое главное.

Даже если в какой-то момент я устаю, или у меня возникают какие-то сомнения, то тексты первоисточников помогают мне сориентироваться. Классические тексты можно изучать и интерпретировать бесконечно, поэтому каждый раз, готовясь к занятиям, я возвращаюсь к первоисточникам, благодаря которым у меня возникают новые темы, ракурсы, возможности для обсуждения.

К каждому семинару я готовлю презентации (на их основе составлен мой учебник «Социология ХХ века»), в строгом соответствии с первоисточниками, чтобы привить студентам социологический язык. Студенты должны видеть смысловые формы и структуры социологической науки и оперировать специальными понятиями.

К концу курса по истории социологии, а он длится пять модулей, я чувствую, что презентации мне уже не нужны, что студенты смогли овладеть понятиями, и даже читая новый текст, они понимают, на что будут нацелены вопросы, и пытаются оперировать профессиональными понятиями. На мой взгляд, методика дает результат, когда студенты начинают вчитываться в тексты и осмыслять их. Пусть ребята в процессе своего образования меня перерастут, по-новому прочитают эти тексты — важно, чтобы у них была создана основа, навыки чтения первоисточников, навыки социологического мышления и культуры, именно это я пытаюсь привить.

А еще у меня есть принцип: если я на семинаре не создала хотя бы на несколько минут атмосферу, когда студенты про все на свете забыли — так им интересно, то занятие прошло впустую. Я должна суметь достучаться до них.

— А с помощью чего удается это сделать?

— Здесь на помощь преподавателю приходит сама социология, ведь это наука, которая изучает повседневную жизнь, то, что всегда интересно и важно. Для социолога нет запретных тем, мы анализируем очень сложные и неоднозначные феномены социальной жизни. На любое явление можно взглянуть с социологической точки зрения, и вдруг оказывается, что у всего есть социальные причины, которые не всегда зависят от мотивов людей. Иногда я специально выбираю провокационные темы для обсуждения, ведь моя задача еще и в том, чтобы привить первокурсникам основы профессиональной этики — как вести себя с людьми, что о них думать. И когда мы обсуждаем такие явления, о которых обычно не говорят, мои студенты понимают, что социология — это глубоко гуманистическая наука.

— А можно сформулировать, что значит быть социологом? Какой подход к реальности у социолога?

— Социология очень разная, но профессиональный социолог никогда не забывает о том, что социология — это, прежде всего, теоретическая попытка понять общество, а потом уже все остальное. Это кредо сформулировано Питером Бергером, известным американским социологом в его учебнике «Приглашение в социологию». Можно владеть набором методик, но не знать, что исследовать и как это потом интерпретировать. Что означают цифры, которые получил исследователь, и куда ему идти дальше — эти горизонты открывает только теоретическая социология.

Все вокруг находятся под впечатлением от магии цифр. СМИ пестрят сообщениями о процентах и цифрах, которые — катастрофичны, показательны и прочее. А я всегда смущаюсь: что значит любая цифра, может, в ней и нет ничего особенного, а может она и правда означает что-то катастрофическое? Это вопрос интерпретации.

Поэтому еще одно правило социолога касается того, как интерпретировать. Мало кто знает, что у Питера Бергера есть статья, которая называется «Неприглашение в социологию», где он описывает опасности, с которыми может столкнуться социолог и подчеркивает ответственность исследователя за его социологические экзерсисы. Социолог может интерпретировать данные, если он обладает теоретической культурой, если знает, какие есть школы и тенденции, как в этом сориентироваться и понять, что же такое мы получили в результате исследования. Отсюда вытекают многие правила профессиональной этики, — нельзя заявлять о цифре и вольно ее интерпретировать, потому что социолог несет социальную ответственность перед людьми.

Мезенцева Людмила, Новостная служба портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Альтруизм в наследство. Как семья поддерживает культуру волонтерства

В России главный канал передачи ценностей добровольчества — от родителей к детям, показали исследователи НИУ ВШЭ. Младшие поколения семьи с возрастом начинают помогать людям по примеру старших.

Тест: что вы знаете о российских фамилиях

Изучение фамилий дает более глубокое понимание процессов рождаемости, миграции и этнического самоопределения. Научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ Валерий Юмагузин на данных телефонных справочников населенных пунктов за 2019 год выяснил, как меняется набор фамилий и о чем он говорит. IQ.HSE подготовил тест по мотивам исследования.

Каким университет подходит к конференции: взгляд на факультет социальных наук

20 марта состоится конференция работников и обучающихся ВШЭ. На ней будет рассмотрена программа развития университета и состоятся выборы нового состава Ученого совета. Предыдущая подобная конференция прошла пять лет назад, в 2014 году. Вышка с тех пор изменилась очень сильно. Новостная служба попросила руководителей некоторых подразделений и направлений деятельности университета рассказать о главном, что произошло за это время в их сфере.

Жить одиноко

Около четверти россиян старшего поколения живет в одиночестве. От чего зависит и насколько высок уровень их благополучия, изучили на данных RLMS-HSE за почти четверть века. 

Началось голосование за лучших преподавателей НИУ ВШЭ

С 28 мая по 17 июня в Вышке пройдут традиционные выборы лучших преподавателей 2018 года. «Проголосовать» на этих выборах студенты могут в модуле LMS «Оцени свои курсы», сразу после обязательной ежемодульной процедуры оценки преподавателей и учебных курсов.

Миллениалы

«Советский человек» уходит в прошлое. Двигателем социальных перемен стали люди, вступившие в самостоятельную жизнь в 1990–2000-е. Самое молодое взрослое поколение — миллениалы. Они формируют и ускоряют тренды, но «взрослеть» при этом не спешат. О парадоксах молодых и поколенческой разнице в современной России новое исследование профессора НИУ ВШЭ Вадима Радаева.

Еда на выброс

Рациональное поведение — не единственное, что сдерживает россиян от выбрасывания купленных продуктов питания. Отношение к утилизации еды сформировали социокультурные установки, в том числе гастрономическая травма, пережитая во времена голода и дефицита. Национальные особенности, транслируемые через поколения, изучили исследователи ВШЭ.

Неравенство возможностей

Большинство россиян уверены, что для достижения их жизненных целей лучше подходят столичные мегаполисы. При этом почти 50% жителей Москвы и Санкт-Петербурга считают, что достигли меньше желаемого, а свыше половины горожан в провинции уверены, что добились всего или многого. Светлана Мареева выяснила, почему провинциалы чувствуют себя успешнее, чем жители столиц.

Карьеристы и патриоты

Что узнали социологи ВШЭ, работая «под прикрытием» в радикальных молодежных движениях.

Рабочие в прошлом

Люди рабочих специальностей после распада СССР оказались невидимой группой общества. Их идентичность сегодня строится во многом на памяти о советском прошлом, у них растет чувство социального неравенства. К таким выводам пришли ученые ВШЭ в ходе полевого исследования, проведенного в бывшем соцгороде Уралмаш, расположенном на территории Екатеринбурга.