• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Имею свою точку зрения и уважаю чужую»

16 августа проректором НИУ ВШЭ был назначен Алексей Каспржак, ранее занимавший должность заместителя губернатора Тверской области. О том, чем отличается работа в администрации вуза от работы в администрации субъекта Федерации, он рассказал в интервью новостной службе портала.

— Алексей Анатольевич, скажем честно, для тех людей из образовательной сферы, кто знаком с вами с совсем давних времен, когда вы работали в Национальном фонде подготовки кадров и в Минобрнауки, ваше назначение проректором Вышки стало неожиданностью. И это не первый виток вашей карьеры, который не поддавался прогнозированию. Чем вы будете заниматься в ВШЭ?

— Сейчас у меня два направления работы. Первое — это планирование бюджетных расходов, то есть все, что связано с бюджетированием в Вышке. Университет стал очень большим, по своим доходам и расходам он соизмерим с маленьким регионом. Как в любом регионе, как в любой корпорации, необходимо построить внятные и прозрачные процессы формирования бюджетных расходов в соответствии с приоритетами развития — сделать так, чтобы расходы подразделений были прозрачны для всех участников процесса. Мне эта задача понятна, я этим и занимался в Твери, в должности заместителя губернатора отвечая за финансы, — пытался сделать так, чтобы, с одной стороны, для управленцев, а с другой стороны — для населения, было понятно, на что тратятся деньги регионального бюджета. Для начала нужно сделать так, чтобы все участники бюджетного процесса понимали, как он вообще устроен, — ведь эффективность во многом зависит от понимания.

Не менее важно, чтобы бюджетирование соответствовало приоритетам университета. Для меня в этом смысле дирекция по финансовой работе и дирекция программы развития — некие аналоги министерства финансов и министерства экономики. Одно отвечает за объемы средств, за соответствие процедур и прочее, другое — за то, насколько определенные расходы, приоритеты, выделенные в динамике изменения объемов финансирования, соответствуют приоритетам развития. И моя задача — участвовать в «подстраивании» финансовых инструментов под содержание, под развитие Вышки как одного из лидеров высшего образования в России.

Второе направление моей работы здесь — взаимодействие Вышки с регионами. У меня есть опыт принятия решений на самом высоком уровне в субъекте Федерации. Этот опыт мне предстоит преобразовать: надо способствовать тому, чтобы Вышка стала более понятной и привлекательной для регионов, прежде всего, с точки зрения консалтинга.

— Если говорить о финансах — возможно ли здесь добиться всеобщего понимания? Вряд ли всякий сотрудник Вышки и тем более внешний человек способен понять все эти цифры, особенно если они не имеют прямого отношения к его зарплате? Разве что директор по финансовой работе ВШЭ Елена Михайловна Юдина разъяснит…

— Это известная проблема. Когда я впервые защищал бюджет в Твери, мы его сделали полностью открытым, со всеми приложениями и программами. Получилось 10 коробок бумаги весом 40 килограммов, и депутаты Законодательного собрания, куда мы его в буквальном смысле внесли, были сильно удивлены такой детализацией.

Но вопрос отнюдь не в том, чтобы значительно изменить структуру расходов и доходов, а в том, чтобы способ распределения был понятен. Во всяком случае, каждый менеджер старшего и среднего звена должен быть здесь участником, а не наблюдателем. И участие подразумевает не только знание, но и ответственность. В этом смысле мне кажется, что в Вышке возникает вопрос о делегировании этой ответственности от ректора на следующий уровень. У подразделений должно быть больше ответственности. Возможно какое-то перераспределение функций между центральным бюджетом и бюджетом подразделений — на понятных для всех условиях, при участии всех игроков, медленно, эволюционно. Без этого будет очень сложно сделать следующий шаг в развитии.

— А почему медленно? Вышка ведь растет очень быстро.

— Я это успел заметить за месяц, который здесь работаю. Но с точки зрения управления, такая структура не может быстро меняться — это просто опасно.

— Информация о бюджете, о финансовом плане, о его исполнении каждый год размещается на портале — каждый, кто хочет, может с ней ознакомиться. И мне кажется, вопрос о еще большей открытости в Вышке не стоит — судя по практике работы других образовательных структур, больше просто не бывает…

— Да, Вышка в этом вопросе представляет собой образец для подражания. Она открыта, прозрачна, вступает в любую дискуссию, нормально относится к критике. Реализуется важнейший принцип образовательного учреждения — воспитывать не только знанием, но и средой. Среда в образовательном учреждении должна быть устроена так, как завтра должна быть устроена страна. Этот принцип воспитания средой всем известен, но не всем нужен. Вспомните тему финансовой самостоятельности образовательных учреждений, 83-й закон — ведь стоит задача создать такие условия, при которых нельзя будет в этой самостоятельности не участвовать. Как любые новые инструменты в социальной сфере, это зачастую вызывает негативное отношение именно по причине новизны — люди к ним не привыкли.

— Сразу после ухода из администрации Тверской области вы сказали в интервью «Комсомольской правде»: «Иногда нужно что-то менять, чтобы не стать совсем начальником». Но что реально изменилось? Сюда ведь вы пришли не на должность профессора. В чем разница?

— Во взаимоотношениях, в способах взаимодействия с людьми. Я перестал быть чиновником. В той среде, где твое слово все время «выбивают в камне», и сам «каменеешь» — там нельзя долго находиться, а в моем возрасте это просто опасно. От меня ждали ответов на огромное количество вопросов, и проблема не в том, что люди так поступали, а в том, как я сам начал к этому относиться. И сейчас для меня важно сохранить себя просто как человека, а для этого нужно попасть в конкурентную среду, где много разных людей со своими мнениями, где меня воспринимают горизонтально. При всех ее достоинствах Администрация Тверской области была чиновничьей средой: если решается вопрос, чье предложение принимать, определяющим фактором становится должность, полномочия того, кто предлагает.

За прошедший месяц я прочитал, наверное, больше, чем за последние шесть лет. Читал я в основном портал Вышки, программу развития, аналитику по этому поводу, смотрел социологические данные — все, на основе чего можно «увязать» расходы и цели.

— А просто свободное время появилось?

— Я бы так не сказал. Но на Дне первокурсника Вышки я понял еще один принцип работы университета, соответствующий тому, о чем вы спрашиваете, — реальная свобода самоорганизации. Человека здесь ставят в такие условия, здесь так устроена среда, что он сам ее под себя организует. Ярослав Иванович очень хорошо объяснял студентам, что учиться — значит, организовывать себя для достижения целей. И это правильно, потому что с самоорганизацией у людей часто возникают проблемы, и от этого страдает система управления — страны, региона, чего угодно. Люди считают, что для того, чтобы они работали, кто-то должен их организовывать. Приходится прилагать серьезные усилия, чтобы это понимание преодолеть.

Для меня идеалом миссии вуза является миссия Гарварда, которая сформулирована так: «Наши выпускники не ищут рабочие места, они их создают». И это заложено в способе организации собственного времени, в идеологии подготовки людей, создающих нечто новое, управляющих своей жизнью. Не случайно Евгений Ясин не раз говорил, что Вышка готовит миллионеров, министров и профессоров.

— Вы шесть лет работали на государственной службе: руководитель отдела в Минобрнауки, затем первый заместитель руководителя и руководитель Департамента образования Тверской области, руководитель Департамента финансов, заместитель губернатора по финансам. Руководство вузом — это, в любом случае, новый опыт.

— Да, учреждением я никогда не руководил, в этом смысле работа в Вышке — это новые задачи. Но я считаю, что человек должен соглашаться на работу, если она для него не до конца понятна, а поставленные задачи ему представляются не до конца решаемыми. Нельзя прийти на работу, где ты все знаешь и можешь. Неинтересно. Должен быть риск.

При этом законы бюджетного процесса одинаковы везде, просто надо выбрать приоритеты. Кто-то хочет, чтобы этот процесс был прозрачным, или коллегиальным, или устроенным с участием большого количества людей, а кто-то хочет единоначалия и авторитарности. Можно хотеть или не хотеть, но нужно понимать одно: будущее — за либеральным, демократическим процессом бюджетирования, другого варианта нет.

— Если говорить о продвижении Вышки в регионах, вы, наверное, планируете начать с Тверской области?

— Вовсе нет. Хотя я уже выяснил, что в Тверской области нет ни одной базовой школы Вышки — думаю, такая школа должна быть. Хотя это будет не совсем в русле политики, которую мы проводили в регионе, — давали стипендии получившим высокие баллы ЕГЭ при условии, что они остаются в вузах Тверской области… Вообще, моя позиция такова, что при принятии решений нужно руководствоваться принципом свободы выбора и максимальных возможностей ученика, а не учителя. Выпускники школ Тверской области тоже поступают в Вышку — ко мне уже заходили студенты, родителей которых я знаю.

— Вышка в регионах все-таки достаточно известна.

— Да, университет позиционируется как один из основных консультантов по вопросам проведения социально-экономических реформ в России, и в целом на этом рынке он достаточно известен, но связи с регионами можно развивать и дальше. Тут нужно руководствоваться принципом Форда «все хорошее можно улучшить». Ведь, к сожалению, остались еще региональные чиновники, которые плохо знают, что такое Вышка, не знакомы с ее руководителями, и вряд ли у них возникнет идея нанять Вышку как консультанта.

Россия — федеративное государство, и решения, которые принимает правительство, должны опираться на понимание этих решений в субъектах Федерации. Поэтому, с одной стороны, в наших разработках для федерального правительства должно быть больше региональных кейсов, что позволит каждому региону увидеть себя среди остальных, с другой стороны — для регионов наш продукт должен быть более ярким, более реалистичным. Нужно устанавливать контакты с авторами лучших практик в субъектах Федерации по темам, которыми занимается Вышка.

— А развитие новых направлений?

— Нет, я не собираюсь развивать новые направления, я собираюсь способствовать тому, чтобы все направления работы Вышки стали более выпуклыми, чтобы их видели и воспринимали на региональном уровне. Задача — позиционировать Вышку как консультанта не только федерального правительства, но и региональных властей, как «консолидатора» их мнений. Это должна быть комплексная работа, с участием разных подразделений Вышки.

Заниматься комплексом вопросов в разных отраслях дешевле, проще и эффективнее, чем концентрироваться на чем-то одном. Принципы, идеологические посылы везде одинаковые. В Твери реформа социальной сферы началась с образования, а потом через финансы была попытка повернуть всю социальную сферу в ту же сторону, что и образование.

— В реформе образования Тверской области вы, кстати, далеко не всегда следовали федеральным рекомендациям — например, зарплата учителей так и не стала зависеть от количества учеников в классе, хотя федеральное министерство настойчиво рекомендовало ввести так называемый «ученико-час».

— Этот пример я не считаю существенным — у нас очень большая страна, и у каждого региона своя специфика, свои подходы к решению проблем. А с точки зрения идеологии все было нормально, по ключевым вопросам — полное соответствие.

Вообще, мне сильно повезло в том, что министерство Андрея Фурсенко сформулировало идеологические посылы изменений, разработало регионам дорожные карты, сопровождало эти изменения, чтобы в головах региональных чиновников была сформирована та же идеология реформ, что и в голове у министра. Такую ситуацию я наблюдал во Франции, где во время стажировки мы сначала общались с топ-менеджерами системы образования, а потом с учителями, и на принципиальные вопросы и те, и другие отвечали одинаково.

То, чем я хотел бы заниматься в Вышке в части предложений консалтинга для регионов, созвучно идеологии реформ последних лет. Реформа происходит не в правительстве, не в министерстве, а в конкретной школе, в больнице — где угодно. И она удается только тогда, когда министр и местный руководитель мыслят одинаково.

— Вышка всегда была не просто проводником государственной политики, но и, образно говоря, носителем государственного мышления. Еще в конце 1990-х Ярослав Кузьминов в шутку сказал мне в интервью, что Вышка — это «самый правительствоподневольный вуз».

— Безусловно. И нужно сделать так, чтобы в Вышке — в зоне научных исследований, всевозможных разработок, хозрасчетной деятельности — в любом направлении ставилась задача не только проконсультировать министерство, не только представить ему отчет, но и сделать так, чтобы отчет был воспринят, принят в регионах. Лучшая реформа — та, которая проводится, исходя из желаний субъекта.

— Конкретные планы по региональной деятельности у вас уже есть?

— Сейчас для меня важнейший вопрос — «инвентаризация» того, что есть в университете. Я и раньше знал людей, которые работают в Вышке, но многие инструменты, которые здесь используются, мне неизвестны — было бы неправильно не учитывать их в дальнейшей работе.

Создается Центр поддержки региональных инициатив НИУ ВШЭ, который будет заниматься маркетингом наших услуг в субъектах Федерации, и, возможно, вести переговорный процесс. На должность его руководителя я предложил кандидатуру Ивана Огнева — у него богатая биография, в Центре стратегических разработок он тоже занимался региональной проблематикой.

— А преподавать собираетесь?

— Об этом пока рано говорить — нельзя объять необъятное. Надо сделать первые шаги на должности проректора, но, по большому счету, это может быть интересным. Мы обсудим этот вопрос с Алексеем Лавровым, заведующим кафедрой финансового менеджмента в государственном секторе и заместителем министра финансов РФ. Я бы мог взять тему межбюджетных отношений — наверное, это было бы интересно студентам факультета государственного и муниципального управления.

— Если анализировать тверские интернет-форумы, где о вашей работе высказываются простые граждане, возникает двойственное ощущение. С одной стороны, есть положительные, восторженные отзывы вплоть до «что с нами теперь будет без Каспржака». Но есть и обвинения во всех смертных грехах — это удел, наверное, любого чиновника. Оставим за скобками отзывы вроде «вел себя заносчиво и нагло», «с презрением относился к простым труженикам». Но согласитесь, когда человек, у которого отец ректор, в 30-летнем возрасте занимает высшие посты в региональной иерархии, легко назвать его «мальчиком-мажором» со всеми вытекающими: снобизм, «понты», и далее по списку.

— Если «понты» заключаются в том, что кто-то что-то делает, пусть они будут. Если в том, что кто-то добивается результата — тоже хорошо. Если воспринимать свою точку зрения как «понты» — тем более, так оно и есть. Но надо смотреть правде в глаза: я молод, у меня длинные волосы, я выгляжу не совсем как чиновник, и, наверное, это вызывает определенную трактовку. К слову, от Сергея Яковлева, декана Международного института экономики и финансов, я недавно услышал, что Вышка из мажоров делает ботаников.

За время работы в Твери я не успел поговорить со всеми. Я имею свою точку зрения и уважаю чужую. Люди, которые работали со мной, знают, что я всегда выслушаю. Вообще для хорошего руководителя важным качеством является умение слушать и слышать, а иногда и признавать, что в чем-то ты был не прав, что у тебя есть ограничения в принятии решений. И такое происходило, просто это были внутренние вопросы, касающиеся выработки тактических решений, без публичной огласки.

— Коллеги, наблюдавшие из Москвы за вашей карьерой в Твери, очень удивились, когда два с небольшим года назад вы перешли из Департамента образования в Департамент финансов. Мы бурно обсуждали, уходит Каспржак из образования или нет. И — точно помню — вы мне тогда сказали, что не уходите, что интерес к этой сфере остается. На форумах вас и сейчас называют преемником Фурсенко, хотя связывают с вашим именем, прежде всего, строительные проекты — какая-то набережная, дворец, речной вокзал в Твери. Мне в этом слышится диссонанс — почему не школа, не новый кампус университета, не центр информатизации? Приход в Вышку — это возвращение в образование?

— Образование — значимый элемент жизни, поэтому границы между образованием и другими сферами не столь явные, какими они представляются людям консервативным, привыкшим чертить границы. Принципы работы везде примерно одинаковые, и, я думаю, границы выстроены не для того, чтобы получить лучший результат, а чтобы просто «огородить свою поляну».

Приведу простой пример: когда я первый раз в должности начфина приехал на совещание начфинов субъектов Федерации, мы 90% времени говорили про образование, причем я выступал в конце. Мне было легко — тема образования укладывалась в общую логику, потому что образование — это, по большому счету, инструмент формирования условий, в которых человек растет, развивается, изменяется, совершенствуется. В должности заместителя губернатора я занимался, например, инфраструктурой культурной жизни — в здании Речного вокзала был открыт Центр современного искусства «Тверца» под руководством Марата Гельмана, начата реставрация Императорского путевого дворца и набережной Степана Разина. Вопрос ведь в том, в каких условиях живут люди, улыбаются они из-за этого чуть меньше или чуть больше. Мне казалось, что эти здания, эта инфраструктура, эти акценты в жизни региона позволят людям улыбаться чаще.

Георгий Петрович Щедровицкий, говоря об инновациях, об инновационном движении, утверждал, что в своем инновационном пути человек должен пройти образовательную стадию и делиться тем, что он приобрел, что он сумел сделать. Это закономерно. Но Вышка для меня — это не совсем образование. Вышка — это место, где люди становятся участникам изменений в стране. Это идеальная модель, об этом говорится в программе развития Вышки, пусть даже другими словами, но мне кажется, что это существенная и правильная миссия. Я пришел в учреждение, которое работает с молодыми и формирует завтрашний день нашей страны.

Для меня очень важно возвращаться домой в хорошем настроении, чтобы жена радовалась. Это важнее, нежели преодоление каких-то карьерных ступенек. То, что мне предложил Ярослав Кузьминов, сложно и интересно, и мне кажется, эта работа доставит мне удовольствие.

 

Борис Старцев, специально для новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Ярослав Кузьминов переназначен на пост ректора НИУ ВШЭ

Председатель правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев переназначил ректора Высшей школы экономики Ярослава Кузьминова на новый пятилетний срок.

Инвесторы выбирают регионы с развитой экономикой

Даже недостаточно благоприятный деловой климат не является препятствием для инвесторов, если страна в целом является быстроразвивающейся. Инвестируя в страну с неразвитыми институтами, бизнесмены выбирают политически стабильные регионы с высоким спросом, квалифицированной рабочей силой и развитой инфраструктурой, отметила в докладе доцент департамента прикладной экономики, ведущий научный сотрудник Института анализа предприятий и рынков (ИАПР) НИУ ВШЭ Ксения Гончар.

Мода на кластеры должна быть уместной

«Мода» на кластеры обесценивает их пользу для инновационного и экономического развития региона. Пытаясь кластеризовать все сектора экономики без предварительного определения приоритетов, власти снижают связанность кластеризационных процессов с другими направлениями развития региона. Доклад Василия Абашкина «Барьеры и ошибки начального этапа реализации региональной кластерной политики».

Константин Сонин назначен проректором Высшей школы экономики.

Рабочие и крестьянские села различаются медиапотреблением

Хотя советские ценности и схемы потребления долго сохраняются в сельском сознании, новые медиа в некоторых селах могут повышать интерес к политической и социальной жизни. Лаборатория медиаисследований ВШЭ провела вторую исследовательскую экспедицию в российской провинции.

Миграция между регионами бессмысленна или невозможна

Барьеры внутренней миграции в России снизились, но потоки «переселенцев» почти не выросли. Переезд в другой регион либо стоит слишком дорого, либо теряет смысл, поскольку различия в уровне жизни регионов стираются. Кандидатская диссертация сотрудника Научно-учебной лаборатории макроструктурного моделирования экономики России НИУ ВШЭ Елены Вакуленко.

Трансферты ради лояльности

На конференции «Исследование взаимосвязей институтов и развития в России: новые данные и новые подходы», проходившей 26-27 июня в Высшей школе экономики, Израэл Маркес, Евгения Назруллаева и Андрей Яковлев представили доклад о зависимости дотаций регионам от их лояльности и экономической успешности.

Развитие инноваций в регионах

25 апреля в Институте статистических исследований и экономики знаний ВШЭ прошел семинар, на котором эксперты обсудили инструменты стратегического планирования развития инноваций в регионах России.

Регионы вынуждены сокращать бюджетные инвестиции

Первые итоги работы регионов в соответствии с новыми бюджетными обязательствами, возложенными на них Центром, показывают, что растет напряженность исполнения региональных бюджетов. Очередной выпуск бюллетеня «Новые комментарии о государстве и бизнесе».

Завтрак с инвесторами Московской области

15 марта кафедра теории и практики взаимодействия бизнеса и власти ВШЭ совместно с Правительством Московской области провела «Завтрак с инвесторами» — мастер-класс профессора кафедры Андрея Воробьева на тему «Повышение инвестиционной привлекательности субъектов РФ и создание благоприятных условий для развития бизнеса». Публикуем отзывы слушателей.