• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Маленькая страница большой войны

В Культурном центре ГУ-ВШЭ в рамках цикла вечеров "Важнее, чем политика" прошел показ фильма о Великой Отечественной войне "Риорита", после чего состоялась встреча с режиссером картины Петром Тодоровским.

Что же в данном случае для нас важнее, чем политика? Ведущий этого цикла встреч, профессор кафедры информационной политики и информационных исследований Александр Архангельский, считает, что для Вышки важнее, чем политика, — культура.

Режиссер картины Петр Тодоровский на встреческазал: "Мне захотелось приоткрыть еще одну маленькую страничку той большой войны, в которой я участвовал". Что ж, есть правда жизни, а есть правда искусства. Иногда эти две правды пересекаются. И тогда оказывается, что не всякий советский солдат всегда являл собой пример подлинного защитника Отечества, образец чести и доблести.

Фильм "Риорита" снят в не совсем привычном для военных фильмов формате. В нем нет ни помпезной патриотичности, ни вычурного пафоса действительно великой победы, ни масштабных батальных сцен, ни красивых подвигов. Но в нем есть самое главное. И это главное — правда. Фильм рассказывает жестокую и жесткую правду о Великой Отечественной.

До показа режиссер признался, что "этот фильм стоит в стороне от всех предыдущих моих фильмов, он не похож на то, что я снимал до этого. Он действительно очень жесткий". И пожелал всем "не очень приятного просмотра".

Сам Петр Ефимович говорит, что эта его картина не может понравиться, так как в центре событий оказывается отрицательный герой. Герой, с виду, казалось бы, простой русский мужик, на самом деле оказывается дьяволом, искусителем, от замыслов и рук которого погибает на войне целая семья. Три здоровых мужика умирают не от вражеских фашистских пуль, а оттого, что рядом с ними в окопах оказалась совершеннейшая сволочь, которая способна предать своих однополчан.

Режиссер рассказал и такую незамысловатую, но весьма типичную, показательную историю, как однажды для какого-то другого фильма он с оператором и художником искал для съемок трамвайную остановку и нашел таковую где-то в районе  Покровского-Стрешнева. Вдруг буквально из кустов появляется какой-то маленький мужичок лет пятидесяти, в кепке, плотненький такой, и говорит: "А что это вы тут делаете?" На что получает ответ: "А мы тут хотим фильм снимать". А документы есть, интересуется мужичок. Слава богу, есть… А вы знаете, что это за здание? Действительно, стоит какой-то непонятный куб без окон, без дверей. "Это, — говорит мужичок, — секретнейший объект, — и добавляет: — Пойдемте!" Я, говорит Тодоровский, ответил: "Пойдемте!" Пошли. Он подходит к зданию, знает, где там кнопка, нажал, через какое-то время вышел капитан, мужичок докладывает: "Вот они фотографировали ваш объект". Тот проверил документы, продолжает Петр Ефимович, взял его под руку, отвел в сторонку и говорит: "Если бы вы знали, как они мне надоели. Как они мне надоели! Ну каждую неделю обязательно приводят шпиона!"

Весь зал засмеялся, а Тодоровский лишь с грустью добавил, что их поколение, взращенное  советской властью, постоянно жило во вражеском окружении. Были шпионы, диверсанты, их надо было вылавливать, доносить, доносить, доносить. Доносить немедленно. Хватать и доносить. "И мы верили в это, мы любили Сталина, мы обожали его. Но дело даже не в этом. А в том, что по поводу этой войны еще не все сказано. Лев Николаевич создал свою «Войну и мир» спустя пятьдесят лет после описанных в романе событий. У нас пока нет такого произведения. Хотя в литературе есть хорошие, но «Войны и мира» нет. И фильмов по-настоящему нет. Я вам советую, — сказал Тодоровский, — если удастся, достать маленькую книжечку Гавриила Попова. Там он пытается уговорить наше высокое начальство наконец рассказать правду об этой войне. Разделы там очень страшные: наши потери, немецкие потери, как наши насиловали немок, только в Берлине 100 тысяч немок обратились с жалобами… и прочее, прочее. Очень серьезная книга. На меня она сильно подействовала. Потому что, когда читаешь, к примеру, про Жукова, как ему гнали эшелон с мебелью и что у него на даче нашли шкур каких-то 160 штук… в общем, страшно читать…" 

Так же страшно смотреть и фильм, ту "маленькую страничку", на которой Петр Ефимович попытался рассказать еще немного правды о войне.

Студенты и другие участники встречи, среди которых были и преподаватели, и сотрудники, и просто гости Высшей школы экономики, после показа долго не отпускали Тодоровского, задавая ему самые разные вопросы о фильме и о войне. Некоторых из обращавшихся к нему зрителей режиссер не с первого раза мог расслышать и переспрашивал. Что, в общем, неудивительно, в его-то годы. Но любопытная деталь. Несмотря на "предупреждение", что фильм не понравится, в этот вечер все зрители благодарили Петра Ефимовича. И тогда он, с характерным своим прищуром, улыбался и говорил: "Вы знаете, я заметил, что, когда меня хвалят, я лучше слышу".

Екатерина Березнер, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ
Фото Ивана Морякова

Вам также может быть интересно:

«Вышка готовит не специалистов узкого профиля, а людей с широким кругозором»

С нового учебного года историки будут учиться в бакалавриате ВШЭ не четыре года, а пять лет. Что это: объективная необходимость или тихое возвращение к советской системе подготовки историков? Объясняет декан факультета гуманитарных наук Михаил Бойцов.

Тест: от заговоров до ДМС. Что вы знаете об истории отечественной системы здравоохранения?

100 лет назад у вас не получилось бы записаться в поликлинику — их не было. Редакция IQ.HSE составила тест, который поможет проверить, насколько хорошо вы ориентируетесь в истории здравоохранения.

Покайся и работай. Что общего между исповедью и советскими автобиографиями

Автобиографии в СССР писал почти каждый. С 1930-х годов они стали обязательными при оформлении документов — от приема на работу до получения наград. Эти личные свидетельства адресовывались государству, их составление формировало «советского человека» и напоминало Таинство покаяния перед Всевышним, утверждает профессор НИУ ВШЭ Юрий Зарецкий.

Средневековье в кинематографе. Киномедиевализм как рефлексия о современности

Европа, пережившая в ХХ веке тяжелейшие травмы — две мировые войны, — во второй половине столетия остро заинтересовалась собственной историей, в частности — Средневековьем. Это относится как к науке, так и к культуре в целом. Серьезные киноленты таких мастеров, как Пазолини, Бергман, Росселлини, Бунюэль, Тарковский, Герман, формально посвященные средневековым сюжетам или героям, поднимали вечные вопросы и были попыткой с помощью прошлого понять настоящее. Об этом в новой колонке рассказывает доктор исторических наук, ординарный профессор НИУ ВШЭ Олег Воскобойников.

Введение в Даурскую готику. Что это за феномен и как он возник в Забайкалье

Медиевальный хоррор, вампиры, колдуны, таинственные монахи и восставшие мертвецы наряду с реальными историческими фигурами, сюжеты о Гражданской войне в России в ореоле мистики — такова самая простая формула Даурской готики. Об этом явлении и его развитии IQ.HSE рассказал его исследователь, доктор политических наук Алексей Михалев.

Тест: что вы знаете о российском дореволю­ционном кино?

В 1900-1910 гг. кинематограф быстро становился важной частью русской культуры и повседневной жизни. За это время было снято более 2500 фильмов, пригороды Москвы превратились в съемочную площадку, по всей стране открывались кинотеатры. Вы можете узнать об этом больше на сайте «Раннее русское кино», а в тесте IQ.HSE проверить, насколько вы разбираетесь в дореволюционном кинематографе.

Джармуш, Тарантино, Вышка: премьеры Каннского фестиваля

14 мая фильмом «Мертвые не умирают» Джима Джармуша открывается 72-й Каннский международный кинофестиваль. В официальную российскую делегацию вошли студенты Высшей школы кино «Арка», реализующей совместные программы допобразования с факультетом коммуникации, медиа и дизайна ВШЭ. Короткометражные фильмы студентов покажут в рамках ежегодного альманаха Global Russians.

Библионочь в Высшей школе экономики: Шекспир, музеи и квесты

Почти 40 команд приняли участие в квесте «По страницам Басмании», организованном Высшей школой экономики в рамках ежегодной городской акции. В это же время в библиотеке университета ставили отрывки из «Ромео и Джульетты» и слушали лекции о театре.

Список литературы: советская историческая наука

Оправдание опричнины, сталинизм и попытки сохранить себя.

«Мы все живем в мире токсичности»

В этом году традиционный рождественский киносеминар Лаборатории экономико-социологических исследований ВШЭ был посвящен фильму Александра Горчилина «Кислота». Темой семинара стала цитата из фильма «Что мы можем дать миру, кроме зарядки от айфона?». Участники обсудили, относятся ли показанные в фильме проблемы к определенному поколению или являются универсальными.