• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Поверить алгеброй гармонию

Денис Стукал, выпускник бакалавриата факультета прикладной политологии ГУ-ВШЭ, в скором времени магистр политологии, в перспективе — доцент Вышки, гуманитарий, влюбленный в математику и Испанию, — человек своеобразный. Амбициозность Дон Кихота уживается в нем с практичностью Санчо Пансы.

— Денис, вы закончили бакалавриат факультета политологии ГУ-ВШЭ и сейчас учитесь в магистратуре?

— Да, в 2004 году закончил бакалавриат с красным дипломом, сейчас заканчиваю первый год магистратуры "Прикладная политология" и преподаю с прошлого сентября на кафедре прикладной политологии: веду семинары у политологов, читаю лекции студентам госуправления. Как исследователь занимаюсь математическими методами в политологии.

— Математические методы — это довольно неординарный выбор для политолога?..

— Да. Это интересная история… Когда я поступал в бакалавриат, прошел без экзаменов по результатам Всероссийской олимпиады школьников по истории, фактически выбирал между Вышкой и истфаком МГУ и при этом с пеной у рта доказывал учителям в 11-м классе, что мне никогда не понадобится математика. Поступил сюда, проучился два года, занимаясь историей, чуть-чуть философией, и потом понял, что без математики нет жизни на этом свете.

Мне очень повезло с преподавателями. На первом курсе я пришел к профессору кафедры методов сбора и анализа социологической информации Дмитрию Семеновичу Шмерлингу — руководителю Студенческого бюро факультетов политологии и социологии. Он математик и даже в обычных разговорах со студентами о повседневных проблемах обязательно что-нибудь интересное о математике расскажет. А потом, на 2-м курсе, я попал в руки завкафедрой высшей математики Алексея Алексеевича Макарова, с которым работаю до сих пор: пишу у него магистерскую диссертацию и веду семинары по курсам, которые он читает у политологов.

Дмитрий Семенович и Алексей Алексеевич умудрились сделать из меня полуматематика, полугуманитария. Можно сказать, что я бывший гуманитарий, который пытается стать математиком, — сейчас нахожусь на стадии трансформации, пытаюсь учить ребят-гуманитариев математике, учить "на пальцах", чтобы было просто, понятно, доступно. Идея не в том, чтобы научить математической технике — как брать интегралы, вычислять производные, — а в том, чтобы показать, что философия математики применима к изучению социально-политических процессов.

Беру я ребят на первом курсе, когда они искренне верят, что вся эта математика только для галочки, и стараюсь показать, что математика есть везде в жизни, и в политике, и в политологии как науке.

— И как поддается математический гранит?

— Помню, два года назад я не мог читать книгу, если на странице было больше двух формул, а теперь ничего, сам пишу формулы. Вышка в этом смысле очень многое мне дала, учеба здесь поменяла структуру мышления.

— Где сложнее учиться: в бакалавриате или в магистратуре?

— В бакалавриате. В магистратуре я дополняю и расширяю знания, полученные раньше. Так как у нас очень гибкий график и я могу изучать курсы по выбору, выбираю то, что мне действительно интересно и связано с моей работой. Например, на психфаке слушал в этом году курс по математике в психологии — его как раз Алексей Алексеевич Макаров читал. Взял на соцфаке курс Дмитрия Семеновича Шмерлинга по непараметрике; по многомерной статистике — на факультете экономики.

— То есть все курсы с математическим уклоном?

— Да, поскольку с математикой связана моя будущая магистерская диссертация. В целом в магистратуре, благодаря гибкости учебного процесса, я могу строить интересный для себя образовательный процесс.

— Денис, скажите, а какой был основной мотив поступления в магистратуру?

— Я собираюсь всю жизнь заниматься наукой и преподаванием, для меня бакалавриат, магистратура, аспирантура, защита одна, потом вторая — это очевидные ступеньки, по которым я должен последовательно идти. Хотя порой кажется, что хорошо было бы сразу поступить в аспирантуру, но сейчас я понимаю, что магистратура дает шанс проверить, правильную ли я выбрал тему, помогает определиться с проблематикой будущих исследований.

— Понятно, зачем вам это необходимо, а зачем идут в магистратуру ребята, которые работают в бизнесе и не собираются строить академическую карьеру?

— Очень многие ребята у нас на программе работают — 80%, наверное. Зачем они пошли в магистратуру? Поскольку у нас программа называется "Прикладная политология" и она совместная для нескольких кафедр, многие курсы читают преподаватели-практики. В рамках программы есть направление, посвященное, например, инвестиционному консалтингу. Там ребятам читают практические курсы "Управление инвестиционными проектами", "Сопровождение инвесторов". В общем, рассказывают практические вещи, полезные в работе.

Сам я не хожу на эти курсы, у меня другие интересы, но знаю, что многие довольны: у них есть возможность послушать гуру пиара, консалтинга, успешных бизнесменов, которых приглашают в Вышку.

— Вы имеет опыт работы в бизнесе?

— Я был на практике в представительстве BP (British Petroleum) в Москве в течение двух месяцев, благодаря чему точно понял, что это не мое. Мне предложили там пить кофе, перебирать бумажки, читать ленту новостей — и меня это не очень заинтересовало.

— Каков имидж Вышки на рынке труда, как воспринимаются ее выпускники?

— Мне кажется, воспринимаются имена. Когда я пришел в BP и сказал, что у меня декан Марк Урнов, это имело отклик: его знают, как и многих других преподавателей Вышки. Вышка как бренд — с таким в своем личном опыте я не сталкивался.

— Было ли какое-то событие во время вашей учебы, которое изменило ваши взгляды, повлияло на мировоззрение?

— Непростой вопрос. Наверное, это был третий курс. Я работал в группе ребят в рамах инновационной образовательной программы над исследованием, посвященным структурной устойчивости Государственных Дум РФ, руководил им Фуад Тагиевич Алескеров. В рабочей группе были математики и мы, два политолога. И в какой-то момент возникло ощущение, что применительно к этой теме математики могут делать нашу работу, а вот мы их — нет. Нужно не только говорить умные слова, но и что-то уметь. Вот тут возникла внутренняя потребность в изучении математики. На мое счастье рядом оказались прекрасные специалисты, мастера своего дела, которые помогли эту потребность реализовать.

— Правильно я понимаю, что в Вышке для желающего изучать математику есть масса возможностей?

— Конечно, и важно, что математику тут преподают по-разному: здесь есть не только специалисты, которые читают математику для математиков, но и те, кто умеет преподать ее гуманитариям, показывая специфику философии математики.

— Какой из учебных курсов оказался наиболее полезным для вас?

— Политология, как мы говорим, — интегративная наука. Нам читается все: и социология, и философия, и культурология, и экономика, и математика, у нас есть замечательные курсы по истории.

Кстати, когда я выбирал университет, то как историк шел на громкие имена. Например, здесь преподает Леонид Сергеевич Васильев, известный китаевед, я о нем слышал от своего школьного учителя по истории и знал, что он крупный специалист, — ради него стоит идти на историю в Вышку.

Очень многое мне дал профессор Игорь Борисович Орлов, историк, под руководством которого я активно работал первые два года обучения, участвовал в исторических конференциях, писал работы по истории. В общем, чувствовал, что во мне историк не умер. Это было очень важно.

— Какой курс или программу вы бы добавили в учебную программу или, наоборот, убрали?

— Все, что мы хотим, мы добавляем. Буквально пару недель назад наш декан Марк Юрьевич Урнов встречался с заведующими кафедрами математики, обсуждался проект реформирования математического образования на факультете. И все, что мне хотелось заложить в эту концепцию, я заложил: это и теория игр, и продвинутые статистические методы.

Конечно, есть курсы ни о чем. Ходишь на двухмодульный курс, а потом смотришь в свои конспекты и видишь, что там три страницы (а я подробно пишу конспекты, если есть что писать). С такими курсами надо что-то делать.

— Соотношение работы и учебы: как найти баланс в этом вопросе? Когда стоит идти работать?

— Это больной вопрос. Так получилось, что я работаю с первого курса. Сначала работал в системе школьного образования в Московском институте открытого образования. Там школьные учителя проходят курсы повышения квалификации. Полтора года занимался организацией разных олимпиад, составлял задания, участвовал в работе жюри городских олимпиад по истории и обществознанию, Всероссийской олимпиады по истории.

Потом ушел в школу, которую заканчивал. Это испанская спецшкола, где я работаю педагогом дополнительного образования. Продолжаю там работать до сих пор и в следующем году надеюсь прочитать ребятам факультатив по применению математики в социально-гуманитарных науках.

Когда начинать работать? Для нас, политологов, на четвертом курсе — железно! — нужно идти работать. До четвертого курса — все зависит от человека. Потому что третий курс с точки зрения профессиональной квалификации самый фундаментальный, там дают все самое важное. Потом, на четвертом, — это то, что недодали, или дали, но решили еще раз дать (улыбается).

— Интересуетесь Испанией с детства?

— С третьего класса влюблен в Испанию, в ее культуру, язык. Все мои самые серьезные работы как студента бакалавриата связаны с политическими процессами в Испании. Потом, правда, я понял, что все это замечательно, но бесперспективно: в России мало кто интересуется, что происходит в испанской политике. Да и не могу я сказать, что хотел бы всю жизнь заниматься Испанией. Просто было интересно, одиннадцать лет я был связан с культурой этой страны. Это очень яркое и теплое воспоминание о школьных годах. Сейчас даже язык стал забываться, хотя я читаю прессу, смотрю ТВ на испанском. Теперь мои устремления связаны больше с математическими проектами.

— Что для вас сложнее, учиться или работать?

— Мне крупно повезло: учеба и работа — одно дело. Я учусь политологии и преподаю ее же. Готовлюсь к семинарам и лекциям как студент — и эти разработки потом на своих семинарах и лекциях использую как преподаватель. Работает принцип: сегодня что-то узнал, а завтра рассказал это ребятам. Рассказал ребятам — получил интересный вопрос, подумал, пришла в голову идея — рассказал это потом как студент на занятиях. Получается удачный синтез работы и учебы.

— Если бы вы могли сейчас поступить заново в университет, то куда бы пошли?

— Жестокий вопрос. Наверное, на политологию пошел бы. Хотя первые два года здесь я тосковал по истфаку. Серьезно тосковал, вплоть до согласования с родителями вопроса о том, что после сессии забираю документы и ухожу на истфак. Потом все успокоилось.

— А почему тосковали? Чего не хватало?

— У меня был комплекс исторической неполноценности (смеется): хотелось быть историком, но историком профессиональным не стал. Думаю теперь, может, диссертацию защищать по истории… чтоб знать: я сделал это! Ура!

— Каким вы видите свое будущее через пять лет?

— В Вышке через пять лет — доцентом на моем же факультете. У меня здесь теплые отношения с руководством, сильная корпоративная идентичность. Я себя ассоциирую с факультетом прикладной политологии. На заседаниях кафедры, в разговорах с руководством я могу жестко критиковать, что и как у нас преподается. А вовне — это святое, это трогать нельзя.

Вообще и декан Марк Юрьевич Урнов, и первый замдекана Валерия Александровна Касамара, и другие коллеги — все мы много работаем, стараемся как-то повышать качество образования. Все время идет обсуждение, что еще можно сделать, чтобы было лучше. На факультет приходят молодые преподаватели — мы хорошо понимаем, чему нас недоучили, и полны желания все переделать, чтобы образование было более качественное. Поэтому желание продолжать здесь работать есть.

И, главное, студенты приходят интересные. Несмотря на то, что часто можно услышать, что уровень школьного образования все ниже и ниже, есть очень хорошие ребята, которые хотят работать. Ну и замечательно, значит, будем работать.

— Каким вы видите будущее Вышки через пять лет?

— Я бы хотел видеть в Вышке больше широкомасштабных научных исследований. Чтобы студенты, начиная с первого курса, могли участвовать в исследовательских работах. Пока этого на факультете мало.

В сентябре у нас открылась Лаборатория политических исследований — ею руководит "моторчик" нашего факультета Валерия Александровна Касамара. Сразу появились активные студенты, начались проекты, ребята выступают с докладами.

Знаю, что на экономическом факультете есть сильные исследовательские команды, например, Лаборатория институционального анализа экономических реформ Марии Марковны Юдкевич. Они ведут серьезные исследования. Мы сейчас только начали двигаться в этом направлении, но надеюсь, что удастся многое, и в скором времени.

Людмила Мезенцева, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ

Вам также может быть интересно:

«ВШЭ дала возможность заняться теми исследованиями, которыми я хотел»

Закари Япл стал первым иностранным аспирантом департамента психологии, получившим степень PhD в Высшей школе экономики. В сентябре состоялась защита его диссертации, подготовленной в Центре нейроэкономики и когнитивных исследований Вышки и посвященной нейрофизиологическим аспектам принятия рискованных решений.

Демократия не для всех. Россияне принимают западные ценности, но видят их по-своему

Европа хочет жить при демократии. Больше всего желающих в северных странах, меньше — в бывших социалистических, особенно в России. Положительно к «народовластию» относятся практически все, но понимают его по-разному. Взаимосвязь отношения и понимания Алла Салмина изучила на данных 28 государств — участников European Social Survey (ESS). Результаты работы представил журнал «ПОЛИС. Политические исследования».

«Вся наша жизнь — динамическая система»

Недавно Лаборатория топологических методов в динамике, которой в нижегородском кампусе заведует профессор ВШЭ Ольга Починка, получила статус международной. О прикладной пользе исследований в фундаментальной математике и грандиозных планах на будущее Ольга Витальевна рассказала новостной службе портала. Это интервью — первое в рамках спецпроекта о работе Международных лабораторий Вышки.

Отличники и двоечники на мировой арене. Государства сравнили по умению вести политику

Политологи ВШЭ оценили государственную состоятельность (способность государства воплощать решения во внутренней и внешней политике) 142 стран. На основе собранных данных исследователи создали и протестировали индекс госсостоятельности, определили восемь ее моделей и построили общий международный рейтинг.

Степной социализм. Как советские специалисты изменили жизнь в Монголии

«Мы создавали там светлое будущее», — говорят о годах в Монголии инженеры, строители, геологи, врачи из бывших союзных республик. Создание степного социализма началось с энтузиазма, продолжилось желанием заработать, а кончилось деконструкцией проекта. Больше сотни представителей сообщества дали интервью политологу Алексею Михалеву, рассказавшему IQ.HSE об их коллективной памяти.

Вышка подготовила учителей математики, с которыми детям будет интересно

Состоялся первый выпуск магистерской программы «Совместная магистратура ВШЭ и ЦПМ». Эта программа готовит высококвалифицированных учителей математики, интегрируя высокий научный потенциал факультета математики НИУ ВШЭ и практический опыт работы Центра педагогического мастерства в области школьного образования.

«Математика — это красиво»

Анна Кожина, стажер-исследователь Международной лаборатории стохастического анализа и его приложений НИУ ВШЭ, в прошлом году защитила степень PhD в университете Гейдельберга в Германии с максимальным баллом и ученую степень 1-го уровня в новом диссертационном совете Вышки. В этом году диссертация Анны отмечена премией Wilma-Moser как лучшая работа среди аспиранток-женщин в области естественных наук. В интервью порталу она рассказала, за что полюбила математику и как наука помогает держать себя в тонусе.

«Возможность защищаться по статьям, а не по "кирпичу" мне кажется исключительно ценной»

Валентина Кириченко станет первым доктором наук НИУ ВШЭ по математике, получившим эту степень по совокупности опубликованных ею ранее научных статей. О ее работе и о новой процедуре защиты рассказывают сама Валентина Кириченко и члены комитета, оценивавшие ее диссертацию.

Вышкинские математики хотят сформировать в России «единое математическое пространство»

В российской математике традиционно сложилась система, когда человек всю свою академическую жизнь — от студента до профессора — проводит в стенах одного и того же вуза. Математики ВШЭ хотят попробовать изменить эту ситуацию, для начала — хотя бы в масштабах Москвы и Санкт-Петербурга.

Первокурсников-математиков подготовили к учебе в Вышке

С 22 по 30 августа на факультете математики ВШЭ прошла летняя школа для студентов первого курса, поступивших на бакалаврские программы «Математика» и «Совместный бакалавриат ВШЭ и ЦПМ». На занятиях они разобрали темы, которым в школах не всегда уделяют внимание, но без которых изучение математики в университете затруднено.