• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Междисциплинарность и научные интервенции

28 февраля на научном семинаре Институт гуманитарных историко-теоретических исследований имени А.В. Полетаева (ИГИТИ) с докладом на тему «Эпистемические интервенции: скромное обаяние "чужих" объяснительных моделей» выступил Виктор Вахштайн, старший научный сотрудник Центра фундаментальной социологии ИГИТИ.

В своем вступительном слове директор ИГИТИ Ирина Савельева отметила преемственность семинара, продолжающего обсуждение междисциплинарности, начатое уже в самые первые годы существования института. Прежний опыт, по общему мнению, оказался не слишком удачным: обсуждения проходили в атмосфере взаимного недоверия представителей разных наук, воспринимающих любые разговоры о пересечении дисциплинарных границ как угрозу независимости собственной дисциплины. Тем не менее, сохраняющаяся актуальность темы подталкивает представителей разных наук к совместному обсуждению. Ирина Савельева выразила надежу, что оптика, предложенная в докладе Виктора Вахштайна, поможет сделать обсуждение менее конфликтным и задаст дискуссии более конструктивную перспективу.

Виктор Вахштайн отметил сложность и взрывоопасность выбранной темы. «Да и как можно говорить на эту тему, никого не обидев? Единственная возможность сохранить здесь научную объективность — это обидеть всех и сразу», — сказал докладчик. Сама идея выступления появилась у Виктора Вахштайна после доклада И. Савельевой «Что случилось с “историей и теорией”», привлекшего внимание к дисциплинарным заимствованиям в современном историческом знании. Логика рассуждений В. Вахштайна в значительной степени задавалась двумя вопросами: насколько представители одной дисциплины сегодня готовы говорить на «чужом» языке? В какой степени оправданы поиски ответов на «родные» вопросы с помощью обращения к «чужим» объяснительным моделям?

Прежде всего, докладчик прояснил значение «эпистемической интервенции» — основного понятия своего выступления, трактуемого как «ситуация массового применения объяснительных моделей одной науки к феноменам, традиционно рассматриваемым предметом другой науки». История науки знает много примеров подобных вторжений, например, экономический империализм Г. Беккера. Главным аргументом в пользу интервенций становится объяснительная действенность заимствованных моделей: так, экономические логики, примененные к истории, социологии или исследованиям культуры, продолжают исправно работать. Вместе с тем вопросы о том, как именно происходят подобные интервенции и можно ли заранее предсказать успешность/неудачу того или иного вторжения остаются пока без ответа.

Разрабатывая категориальный аппарат для анализа эпистемических интервенций, Виктор Вахштайн предлагает отличать их от весьма распространенной в современных науках практики «теоретического импорта». Существующие смысловые различия, по мнению докладчика, наиболее действенно передаются метафорами: в первом случае, вооружение одной науки, уничтожая все на своем пути, победоносно вступает на территорию поверженной дисциплины, во втором — «теоретическое» вооружение мирно ввозится на территорию другой. Однако, произведенное различение, как уже в конце доклада отметил Виктор Вахштайн, оказывается весьма проблематичным: иногда мирно импортированное вооружение используется для атаки уже из «вражеского» тыла.

Основываясь на работах антрополога Мэри Дуглас, докладчик предлагает говорить о четырех базовых реакциях дисциплин на эпистемические интервенции. Это реакции игнорирования, отвержения, ассимиляции или оппортунизма. Любопытно, что такие модели поведения полностью описывают и реакцию членов первобытных племен, встретивших чужака на своей территории. Обозначить отношение дисциплины к интервенции, можно, принимая во внимание две важные характеристики: замкнутость казуальных рядов (или самодостаточность науки) и внутреннюю дифференциацию дисциплины (иными словами, сколь разнообразные феномены пытается интерпретировать наука собственными средствами).

Сильные реакции (исключение и ассимиляция) предполагают, что дисциплина будет бороться с любой интервенцией, задействуя внутренние ресурсы, пока не сделает что-либо с вторжением на свою территорию. Такой тип поведения характерен для наук, в которых на определенном этапе произошло замыкание каузальных рядов (например, требование социологии объяснять социальное через социальное). Весьма интересным здесь оказывается случай социологии, за целый век не пережившей ни одной сколь-нибудь заметной эпистемической интервенции. Слабые реакции (игнорирование и оппортунизм) наблюдаются обычно в дисциплинах, в которых не произошло замыкание каузальных рядов. В случае если внутренняя дифференциация этой дисциплины находится на высоком уровне, интервенция попросту игнорируется, если же дифференциация невысока, то любые интервенции воспринимаются весьма охотно.

Свое выступление Виктор Вахштайн заключил провокационным выводом, предположив, что большинство научных революций, описанных Куном, являются именно примером эпистемических интервенций. В этом случае предложенная докладчиком оптика рассмотрения открывает широкие возможности ревизии истории и философии науки. Не менее интересным кажется и описание последовательности этапов, определяющих любую эпистемическую интервенцию, способное объяснить многие тенденции современной науки.

Обсуждая доклад, Лорина Репина, главный научный сотрудник ИГИТИ, отметила, что граница между эпистемической интервенцией и теоретическим импортом всегда сильно обусловлена психологическим элементом. Например, то, что с точки зрения «чужака» кажется интервенцией в историческую науку, самими историками, скорее, будет описано как обычный импорт. Так же несколькими слушателями была отмечена и проблематичность определения дисциплинарных границ. Ведь само понятие «интервенция» подразумевает наличие жестких границ, что в условиях активных изменений современной науки, подвижных дисциплинарных полей не позволяет в полной мере применить предложенные схемы. Татьяна Венедиктова (филологический факультет МГУ имени М.В.Ломоносова) предостерегла от чрезмерного увлечения «военной» метафорой. Как известно, применение любых метафор имеет границы, и возможно, для лучшего понимания, метафора «интервенции» нуждается в дополнении другими. Олеся Кирчик (Лаборатория исследований науки и технологий ВШЭ) заметила, что не всегда эпистемическая интервенция предполагает полную трансформацию той или иной науки. Кроме того, иногда простое заимствование метода гораздо сильнее изменяет облик науки, чем самые мощные эпистемические интервенции.

Завершая выступление, Ирина Савельева предложила обратить внимание на важный момент, ускользнувший от обсуждения. Возникновение новых предметных полей, существенно меняющих ландшафт научного знания, происходит в ситуации довольно жесткого институционального разделения дисциплин, легко заметного на примере факультетского деления в университете. Это свидетельство ревностной охраны дисциплинарных границ, а значит, и действенности милитаристской метафоры, и перспективности подхода, предложенного Виктором Вахштайном.

Вам также может быть интересно:

Спор о сакральном

2 марта прошел первый семинар из цикла «Сакральное: междисциплинарные перспективы», организованного Центром фундаментальной социологии Института гуманитарных историко-теоретических исследований имени А.В. Полетаева ВШЭ и Институтом высших гуманитарных исследований Российского государственного гуманитарного университета.

Документ – отражение проблем общества

13 декабря в Институте гуманитарных историко-теоретических исследований имени А.В. Полетаева (ИГИТИ) ВШЭ прошел круглый стол «Статус документа в культуре: проблема фальсификации», подводящий итоги проекта «Статус документа в современной культуре: теоретические проблемы и российские практики».