• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Рабочие места в российской экономике создает неформальный сектор

Динамика рабочих мест, то есть их создание и ликвидация, во многом определяет развитие экономики. В российской экономике существует неблагоприятная, но устойчивая тенденция к сокращению рабочих мест в корпоративном секторе, отметил директор Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Владимир Гимпельсон в докладе «Динамика рынка труда: мобильность или стабильность?», представленном на семинаре «Экономическая политика в условиях переходного периода» под руководством Евгения Ясина.

Созидательное разрушение

Анализ рынка труда все больше фокусируется не на статических показателях, а на потоках, в частности на движении рабочих мест — их создании и ликвидации. Эти два процесса, по словам Владимира Гимпельсона, во многом определяют то, как меняется экономика: «Динамика рабочих мест отражает динамизм компаний и предприятий. Это то, что называется созидательным разрушением». Именно на рабочих местах создается добавленная стоимость, потому их структура влияет на ВВП. Кроме того, исследования по западным странам показывают, что движение рабочих мест «определяет до половины прироста производительности».

Считается, что в развитой экономике должно ежегодно создаваться около 15% рабочих мест и примерно столько же ликвидироваться. «Это такой насос, который ежесекундно выбрасывает и убирает огромное количество рабочих мест, что обеспечивает модернизацию, обновление», — рассуждает Гимпельсон. Однако российский показатель создания и ликвидации рабочих мест примерно в полтора раза меньше. Кроме того, в России, по словам докладчика, в сегменте крупных и средних компаний ликвидируется больше рабочих мест, чем создается. Эта тенденция характерна для всей экономики, но особенно она заметна в промышленности и сельском хозяйстве. «Положительное сальдо» наблюдается только в торговле и финансах.

Причем частные предприятия создают гораздо больше рабочих мест, отметил Гимпельсон. «Этот сегмент относительно новый, но именно в нем создание преобладает над ликвидацией, а в государственных и смешанных компаниях практически все время ликвидируется больше, чем создается», - рассказал он.

Из света в тень

На рубеже 2006-2007 годов российская экономика потеряла способность к обновлению рабочих мест, отметил декан департамента государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ Федор Прокопов. «По старой статистике Росстата тогда число создаваемых новых рабочих мест сократилось примерно в три раза, — отметил он. — Начиная с 2007 года крупные и средние предприятия ежемесячно создавали порядка 25-30 тысяч рабочих мест, а несколькими годами раньше — порядка 80-90 тысяч».

Сокращение рабочих мест в корпоративном секторе приводит к перетоку рабочей силы в некорпоративный или неформальный сектор. Причем, тенденция к деформализации отечественной экономики прослеживается на протяжении многих лет. С 2000 по 2013 год численность занятых увеличилась на 3,5 млн человек, при этом в корпоративном секторе занятость сократилась примерно на 5,5 млн человек. Всего же за указанный период неформальная занятость выросла примерно на 9 млн человек.

Общая статистика такова: занятость по крупным, средним и малым предприятиям составляет примерно 45 млн чел. Всего же в российской экономике занято около 70 млн человек. Разница — примерно 25 млн человек — формирует неформальный сектор (включая самозанятое население).

Такая реаллокация — то есть переток из корпоративного сектора в некорпоративный, по словам Гимпельсона, ведет, как минимум, к снижению темпов роста производительности труда. Ведь если взять всю экономику, то различие в производительности между формальным и неформальным сектором достигает пяти раз (без учета сельского хозяйства — три раза).

Главная причина наблюдаемой тенденции — плохой бизнес-климат. Из-за высоких рисков, неопределенности, неэффективного госрегулирования формальный сектор не создает рабочие места в нужном количестве, потому что у него нет спроса на труд.

Безусловно, создание рабочих мест зависит от экономической и налоговой политики, которую проводит государство, согласилась управляющий директор управления рынка труда и социального партнерства РСПП Марина Москвина. Так, к примеру, заложенное в бюджет увеличение страховых взносов не будет стимулировать создание новых рабочих мест.

Влад Гринкевич, специально для новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Безысходность или желание. Межстрановые и гендерные различия мотивации на рынке труда

Экономические показатели стран и присущая им культура влияют на то, какие цели преследуют мужчины и женщины в сфере занятости. Исследователи ВШЭ проанализировали трудовые ориентации людей, проживающих в разных странах мира, и выявили, какие факторы сказываются на их мотивации работать и в какой степени она реализовывается на рынке труда.

«Готовить человека для работы в среде, которая скоро исчезнет — не совсем разумно для государства»

Профессии охранника, продавца и водителя начнут вытесняться в ближайшие десять лет. Им на смену придут специальности, связанные с адаптацией цифровых сервисов, поиском и освоением информации. Именно такой эффект цифровой революции мы увидим к 2030 году, рассказал ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, выступая 5 марта с докладом на заседании межфракционной группы «Единой России» в Государственной думе.

В серой зоне

В России, Франции и Греции внешние неквалифицированные трудовые мигранты невольно поддерживают политику работодателей, сразу помещающих их в серое правовое поле. Исследование в трех странах показало, что иностранные рабочие изначально готовы трудиться полулегально, лишь бы заработать на жизнь. Между тем, их доходы не компенсируют ситуацию социальной уязвимости, в которой они оказались. Статья об этом опубликована в Журнале исследований социальной политики НИУ ВШЭ. 

Какие профессии будут нужны через 10 лет

Какой вуз гарантирует, что завтра ты не останешься без работы? Зачем повару университетский диплом? Кто такие «кентавры»? Чему научит цифровая школа? На вопросы «Российской газеты» ответил ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов.

Силы на труд

В России почти 25 миллионов рабочих, это почти треть занятого населения. У перестраивающейся экономики на них большие надежды. Но готовы ли они к труду — хватит ли на него здоровья? Хватит, считает профессор НИУ ВШЭ Наталья Тихонова. Однако не у всех. О том, кто в зоне риска, — новое исследование на данных RLMS-HSE.

Заработать на себе

Уровень зарплат в Москве традиционно выше, чем в регионах. Это подталкивает россиян не совершенствовать свое развитие, а мигрировать в столицу, жители которой проигрывают регионалам в жажде знаний и меньше инвестируют в образование. Диспропорции отечественной образованности и выгоду от вложений в человеческий капитал изучил доцент факультета экономических наук Василий Аникин.

Вольные путешественники

Футурологи настойчиво предрекают человечеству массовую безработицу на фоне роботизации труда. В этой ситуации все актуальнее становится внепрофессиональный образ жизни. Исследователи ВШЭ впервые в России изучили его на примере вольных путешественников.

Презентация «Человеческий капитал 2.0» на ПМЭФ-2018. Видео

Согласно классической теории Гэри Беккера и Теодора Шульца, появившейся в 1960-х годах, человеческий капитал — это компетенции и знания, которые можно продать на рынке труда и которые им определяются. Однако за последние десятилетия характер труда в современном обществе кардинально изменился, а значит, теорию человеческого капитала следует обсуждать. Научный руководитель Института образования ВШЭ Исак Фрумин рассказал, как меняются тренды на рынке труда, что такое общий и специфический человеческий капитал и зачем переносить фокус с teaching на learning. О стратегиях самостоятельного обучения и о том, как они реализуются в Высшей школе экономики, рассказал проректор по научной и внеучебной работе Игорь Чириков.

25 профессий будущего, к которым готовит НИУ ВШЭ

Кардинальные изменения на рынке труда заметны уже сейчас, в ближайшие годы они станут ещё более значимыми. Поэтому особенно актуальным становится вопрос — какие профессии будут востребованы через 5–10 лет, на кого стоит учиться? Ответ на него дают эксперты Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ в спецпроекте, посвященном профессиям будущего.

По национальному признаку

Каковы особенности дискриминации на рынке труда в России.