• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Об этот камень можно споткнуться

2 февраля в Высшей школе экономики прошел методологический семинар Лаборатории экономико-социологических исследований ГУ-ВШЭ «К понятию социального».

Все профессии нужны, все профессии важны. Только одни более «понятные», а другие — более «загадочные». Даже у детей дошкольного возраста есть представление о том, чем занимается врач, актер, учитель. А чем занимается социолог? Не только дети, но зачастую и кандидаты социологических наук не могут внятно ответить на этот вопрос.

На методологическом семинаре Лаборатории экономико-социологических исследований ГУ-ВШЭ обсуждалось понятие «социального». Ведь именно социальное действие (социальное взаимодействие, социальные отношения, социальная система и пр.) являются предметом социологии. Следовательно, отделив «социальное» от «несоциального», можно обозначить границы социологии.

Дискуссию на методологическом семинаре о том, что есть «социальное», затеял, первый проректор ГУ-ВШЭ Вадим Радаев. Не будучи человеком наивным, В. Радаев и не предполагал, что за два часа удастся выработать общее согласованное мнение о предмете социологии. Но, предваряя обсуждение, он призвал коллег хотя бы попытаться операционализировать понятие «социального» и сделать это так, чтобы «и дилетанту было понятно».

Социология изучает «все социальное», а все вокруг является «социальным»

Для затравки В. Радаев напомнил, что у классиков социологии границы «социального», мягко говоря, несколько размыты. Так у Э. Гидденса можно встретить определение социального мира как мира осмысленного, противоположного миру природы. Из этого легко сделать вывод, что все человеческое есть социальное.

Питирим Сорокин уходит еще дальше в расширении границ социологии. Он исключает из предмета социологии только взаимодействие неорганических тел, растительных и живых организмов. Но ведь существует зоосоцилогия и социология вещей!

Зацепку в ответе на вопрос о предмете социологии можно найти у Макса Вебера. Он (а вслед за ним и многие современные социологи) считает, что предметом изучения социологии является социальное действие, то есть действие, которому присущ внутренний субъективный смысл и которое по этому смыслу ориентировано на других.

Но попробуйте найти хоть что-то, что не укладывается в это определение М. Вебера. Какое действие не является социальным? На самом деле, показать, что социальным является все намного проще, чем найти формы человеческого поведения, которые социальными не являются. Так, декан факультета социологии и политологии Московской высшей школы социальных и экономических наук Виктор Вахштайн виртуозно показал собравшимся, что и камень, лежащий на дороге, и солнце, светящее в небе, суть есть социальные явления. Цитируя Б.Латура, В.Вахштайн заметил, что социология должна анализировать, скажем, и дорожное покрытие, и камень на нем. Ведь об этот камень можно споткнуться, а тот, кто споткнется, может с травмой обратиться к врачу, или в страховую компанию за страховкой. В этом смысле, материальный мир определяет человеческое взаимодействие и, конечно же, должен быть в центре интереса социологов.

Солнце в небе — ничуть не менее социальное явление, чем камень на дороге. Ведь все, что обычные люди знают о солнце, они знают из обыденного опыта. Обращение к солнцу укоренено в социальных практиках. «А как только мы редуцируем объект к практикам его описания, тут же включается социология», — поясняет В. Вахштайн.

Получается, что прочтение классических книг по социологии не слишком приближает нас к операциональному определению «социального». Что, впрочем, совсем не означает, что классиков читать не нужно.

На уровне интуиции

С другой стороны, отсутствие у ведущих социологов четкой дефиниции «социального» не мешало, а некоторым не мешает и до сих пор, быть социологами. Более того, все значимые социологические работы написаны «в общем когнитивном стиле». Образованный человек, скорее всего, сможет отличить работу социологическую от, скажем, исторической. Отсюда вытекает предложение ординарного профессора ГУ-ВШЭ Александра Филиппова и Виктора Вахштайна перестать пытаться операционализировать «социальное». «Базовая интуиция», которой обладают социологи, и так направит их на путь истинный в изучении смыслов в противовес изучению бытия.

Конечно же, В. Радаева, как человека, не оставляющего попытки соединить социологическую теорию с практикой, предложение основываться на «базовой интуиции» удовлетворить не могло. Ведь это, по сути, означает, что для того, чтобы быть социологом, не обязательно знать, что такое социология. Следуя ироничному определению известного социолога Геннадия Батыгина, мы видим, что социолог — это тот, кто занимается социологией. Или же, обращаясь к менее гениальному, то не менее подходящему определению П. Бурдье, социальное — это то, что мы можем проинтерпретировать как социальное.

Сужая круг

Если понятие обозначает все, то это ни для чего не может быть полезным. Однако у слова «социальное» есть не только широкое значение, в которое попадает практически любое действие, но и значение довольно узкое, на что указала заместитель заведующего кафедрой экономической социологии ГУ-ВШЭ Яна Рощина. В этом узком смысле «социальное» связано с понятием справедливости и государства — речь здесь идет о социальной политике, социальном обеспечении и прочем в этом роде.

Александр Филиппов напомнил, что первоначально социология занималась изучением «социального» именно в узком смысле этого слова. Понятие это проистекло из социальных движений. В.Радаев добавил, что, зародившись в изучении насущных социальных проблем, социология, как и прочие социальные науки, попала под пагубное влияние собственных амбиций. И началось бесконечное расширение предмета.

«Важны слова. Все остальное — болтовня»

В дискуссии о социологических понятиях часто смешиваются споры о самом понятии и о явлении, которое это понятие обозначает. Так, ординарный профессор ГУ-ВШЭ Александр Гофман подчеркнул, что первоначально слово «социальное» ассоциировалось исключительно с социальными движениями, а сейчас в социологии этим словом заменяют немодное нынче понятие «общество».

Не смешивать понятие «социальное» и феномены, которые за этим понятием могут стоять, призвали ординарный профессор ГУ-ВШЭ Инна Девятко и заместитель директора Института гуманитарных историко-теоретических исследований ГУ-ВШЭ Андрей Полетаев. Инна Девятко напомнила, что понятие «социального» является философской категорией, следовательно, оно не может быть предметом прикладной науки само по себе. А вот феномены, которые это понятие обозначает, как раз могут (и должны) находиться в центре социологического внимания. Нужно просто договориться, какой феномен (феномены) обозначаются понятием «социальное».

Но договориться об этом (да еще так, чтобы стороннему человеку было понятно), как показала данная дискуссия, не просто сложно, а очень сложно.

«Бегать как хоббиты»

Так куда же двигаться дальше и профессиональным социологам, и неравнодушным дилетантам, чтобы хоть на шаг продвинуться в операционализации «социального» и понимании того, что такое социология.

В самых общих чертах направления движений могут выглядеть следующим образом.

Первый путь — безжалостно сузить понятие «социального». Вернуть социологию к первоначальному «призванию» — изучению проблем «бедных и убогих». Это сразу спускает нас на много ступенек вниз к реальному и тому, что поддается операционализации. Но вот что на это скажут те, кто интересуется социологией телесности, например?

Второй путь — смотреть на любые явления через «специальные очки», объяснять явления через призму социального. Это подвигает нас в сторону определения социологии через ее методы. Но путь этот витиеватый, ведь сейчас у всех социальных наук очень схожие методы исследования.

Третий путь — повесив над рабочим столом портрет М. Вебера, признать, что «социальное» есть континуум. Любое действие может быть более социальным и менее социальным.

Есть еще и четвертый путь. Не путь даже, а скорее бег на месте. Оставить все, как есть. Пусть теоретики, основываясь на интуиции, объясняют смыслы, а практики, операционализируют то, что легче легкого поддается операционализации и притягивают за уши теоретические основания для своих исследований.

Елена Новикова, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ
Фото Ивана Морякова

 

Результаты опроса посетителей портала Высшей школы экономики и портала "Экономика. Социология. Менеджмент"  на тему "Что исследует социология?"

Вам также может быть интересно:

Миллениалы

«Советский человек» уходит в прошлое. Двигателем социальных перемен стали люди, вступившие в самостоятельную жизнь в 1990–2000-е. Самое молодое взрослое поколение — миллениалы. Они формируют и ускоряют тренды, но «взрослеть» при этом не спешат. О парадоксах молодых и поколенческой разнице в современной России новое исследование профессора НИУ ВШЭ Вадима Радаева.

Еда на выброс

Рациональное поведение — не единственное, что сдерживает россиян от выбрасывания купленных продуктов питания. Отношение к утилизации еды сформировали социокультурные установки, в том числе гастрономическая травма, пережитая во времена голода и дефицита. Национальные особенности, транслируемые через поколения, изучили исследователи ВШЭ.

Неравенство возможностей

Большинство россиян уверены, что для достижения их жизненных целей лучше подходят столичные мегаполисы. При этом почти 50% жителей Москвы и Санкт-Петербурга считают, что достигли меньше желаемого, а свыше половины горожан в провинции уверены, что добились всего или многого. Светлана Мареева выяснила, почему провинциалы чувствуют себя успешнее, чем жители столиц.

Карьеристы и патриоты

Что узнали социологи ВШЭ, работая «под прикрытием» в радикальных молодежных движениях.

Рабочие в прошлом

Люди рабочих специальностей после распада СССР оказались невидимой группой общества. Их идентичность сегодня строится во многом на памяти о советском прошлом, у них растет чувство социального неравенства. К таким выводам пришли ученые ВШЭ в ходе полевого исследования, проведенного в бывшем соцгороде Уралмаш, расположенном на территории Екатеринбурга.

Иллюзорный идеал старения

В современном мире становится модной концепция успешного старения. Она предполагает, что человек в зрелом возрасте как можно дольше сохраняет активность, здоровье и привлекательный внешний вид. Особые требования в этом плане социум предъявляет к женщинам. Перешагнув 50-летний рубеж, они нередко оказываются в поисках своей новой идентичности. Это демонстрируют результаты анализа, основанного на данных качественных интервью с москвичками среднего возраста.

Люди без памяти

Что делает с современным человеком культ скорости.

Работа на миллион

Что такое массовые профессии и есть ли у них будущее.

Раннее алкогольное созревание

Подростки, которые планируют получить неполное среднее образование и продолжить обучение в техникуме или училище, чаще потребляют алкоголь, чем потенциальные абитуриенты вузов. Это подтвердил опрос более 1000 российских школьников, проведенный в рамках совместного исследования ученых из НИУ ВШЭ и Нью-Йоркского Университета.

Патриархат в Европе

Как меняются гендерные установки мигрантов из мусульманских стран.