• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Турбулентность — время неожиданных решений в образовании, нужно активнее их искать

Государство избавляется от некачественных вузов, преимущества получают большие университеты, рынок завоевывают массовые-онлайн курсы. Об этих и других тенденциях говорили 7 апреля участники пленарной дискуссии «Пути развития профессионального и высшего образования в условиях экономической турбулентности» на XVI Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества.

Лучшие и худшие

В российском высшем образовании соседствуют две тенденции, рассказал министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов.

С одной стороны, государство избавляется от вузов и филиалов, неспособных давать качественное образование: на их пути поставлены фильтры, в течение двух лет предстоит окончательно отсечь эту «по существу уже умершую часть». Все образовательные организации, деятельность которых вызывает сомнения, становятся объектами проверок. Но нет задачи оставить на рынке строго определенное количество вузов — «отсечение» будет происходить исключительно на основе показателей качества.

С другой стороны, государство поддерживает лучшие вузы. Прежде всего это ведущие университеты, которые добиваются конкурентоспособности на международном уровне. Они сами ставят перед собой цели — высокая степень их автономности исключает навязывание показателей сверху. Любые рейтинги условны, и движение вверх в одном из них необязательно свидетельствует об успешности университета, но оценка вуза в совокупности рейтингов отражает представление академического сообщества о его месте в академической иерархии, подчеркнул министр.

Чтобы успешно развиваться, лучшие вузы должны обладать большой свободой, продолжил мысль помощник президента РФ Андрей Фурсенко, в 2004-2012 годах — министр образования и науки РФ. Но таких «центров совершенства» не может быть много. При этом высшее образование должно решать конкретные прагматические задачи — экономические, социальные, политические, их работа должна быть связана с развитием экономики, общественной жизни, страны в целом.

Вузы для регионов

Десять лет назад началось формирование двух первых федеральных университетов — Сибирского и Южного, сейчас таких университетов 10, это многопрофильные комплексы, возникшие в результате объединения нескольких вузов. Они работают на свои регионы, во многих из них повысилось качество образования и научных исследований, так что эта модель очень востребована, считает Дмитрий Ливанов.

В Южном федеральном университете были проведены структурные и содержательные реформы, есть конкретные результаты, рассказала его ректор Марина Боровская. Эффективность использования научно-лабораторного оборудования выросла более чем в пять раз, повысилась публикационная активность преподавателей, объемы научных исследований. По ее мнению, нынешнее объединение вузов в ЮФУ закономерно — в советские годы из структуры большого вуза выделялись маленькие, а теперь снова происходит их интеграция.

Еще один вуз, работающий в интересах региона, — МАМИ. Казалось бы, перспектив развития в Москве у него не было, так как автомобилестроения в столице не осталось, рассказал ректор МАМИ Андрей Николаенко. Однако университет выиграл федеральный конкурс на реализацию программы стратегического развития (на это были выделены деньги, пусть и не столь значительные, как в случае с национальными исследовательскими и федеральными университетами), присоединил к себе несколько других вузов. Проводить реформу университету помогала Высшая школа экономики, и первое, что сделал ее ректор Ярослав Кузьминов, обсуждая новую структуру вуза, — зачеркнул все кафедры на схеме, иллюстрирующей эту структуру. «Для меня это было шоком, — говорит Андрей Николаенко, — как же университет может работать без привычной системы управления?»

Со временем на рынке образовательных услуг произойдет разделение труда: лучшие ученые и лучшие университеты будут производить качественные онлайн-курсы, и определенная доля слабых вузов сможет адаптироваться к новой ситуации, заменив ими свои курсы

Основным управленческим звеном в университете стали руководители образовательных программ, они выстраивают для студента траекторию, не принимая во внимание интересы кафедр. Внедрена сквозная дисциплина «проектная деятельность», когда будущие инженеры создают конкретные объекты в проектных группах. Из узкопрофильного вуза МАМИ превратился в политехнический университет, готовящий инженерные кадры для московского региона, и сегодня, оставаясь массовым вузом, он «перекупает» преподавателей у конкурентов, давая больше денег и больше свободы творчества.

В большом вузе деньги расходуются эффективнее, считает Андрей Фурсенко, и вместо «свечных заводиков» при каждой кафедре можно создавать центры коллективного пользования научным оборудованием (в ЮФУ их 14), открывать межфакультетские и междисциплинарные образовательные программы. С учетом демографической ситуации, когда количество студентов с каждым годом сокращается, сказал Дмитрий Ливанов, слабые вузы скорее останутся без контингента. Остальным придется объединять усилия, к этому их подталкивает и федеральная власть (у крупных вузов есть преференции), и регионы.

Впрочем, по мнению Дмитрия Пескова, директора направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив, долгосрочная стратегия должна гарантировать место в системе высшего образования самым разным вузам — и большим, и маленьким. Сейчас государство жестко контролирует качество, но со временем свободы должно быть больше. Он считает, что создание олигополии из ведущих университетов скорее препятствует конкуренции на рынке — должно быть сохранено разнообразие. Тем более что примеры успешного роста маленьких вузов известны — Андрей Фурсенко напомнил, что ВШЭ и Физтех в первые годы работы не могли конкурировать с МГУ. Так что экономическая турбулентность — время для самых неожиданных решений в высшем образовании, нужно только активнее их искать, считает экс-министр.

Новое образование

Наряду с реструктуризацией сети вузов, в России набирает силу другая тенденция — появление нового массового высшего образования, убежден ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов. Если закрыть слабые вузы, что будет на их месте? От всеобщей тяги к высшему образованию избавиться не удастся, как не удастся отправлять школьников в ПТУ, потому что они нужны на заводах. Массовое высшее образование необходимо, так как формирует уровень культуры, способность адаптироваться к изменениям, создавать новое, при этом оно может быть общим высшим, а не профессиональным.

Предпосылки нового массового высшего образования — это массовые онлайн-курсы, позволяющие студенту самостоятельно формировать из них образовательную программу. На месте слабых вузов должны возникнуть новые образовательные организации, которые помогают людям «из кубиков» складывать свое образование и «связывать» его с возможными местами практики, то есть превращать полученные компетенции в прикладные квалификации. Со временем на рынке образовательных услуг произойдет разделение труда: лучшие ученые и лучшие университеты будут производить качественные онлайн-курсы, и определенная доля слабых вузов сможет адаптироваться к новой ситуации, заменив ими свои курсы, тем самым уменьшив издержки и обеспечив качество.

У онлайн-обучения есть подводные камни. Как отметил научный руководитель Международной лаборатории анализа образовательной политики ВШЭ Мартин Карной, в 18 лет человек еще недостаточно дисциплинирован, чтобы изучать курс самостоятельно, — нужны тьюторы, наставники, которые будут отслеживать его работу, организовывать его взаимодействие с другими студентами. «Любую хорошую лекцию по любому предмету, любое пособие можно найти в Интернете, остаются в прошлом конспекты. Качественно меняется отношение студентов к учебе, появляется другой уровень ответственности, востребованы преподаватели иного качества — не чтецы-декламаторы, а партнеры студентов по научной работе», — сказал Андрей Фурсенко. По его мнению, студент должен нести ответственность за свою учебу — нельзя предъявлять претензии исключительно к государству.

Одним из инструментов увеличения этой ответственности Ярослав Кузьминов считает образовательное кредитование.

Сегодня образовательный кредит в России не пользуется спросом — лишь несколько сотен человек в прошлом году взяли его в Сбербанке. Но настойчивых попыток его внедрения так и не было предпринято, убежден ректор ВШЭ. Так что образовательный кредит — это зона настойчивого анализа, поиска и предложений руководству страны.

Фото Михаила Дмитриева

Вам также может быть интересно:

Эксперты Вышки помогают региональным вузам внедрять цифровые технологии

Институт образования НИУ ВШЭ провел в регионах пилотный цикл обучающих семинаров, посвященных формированию единого цифрового пространства вуза. В них приняли участие сотрудники Орловского государственного университета, Тольяттинского государственного университета и Воронежского государственного технического университета.

Университетские пустыни. Где в России трудно получить высшее образование

Вузы распределены в России неравномерно. Около половины ее территории — «университетские пустыни», регионы, в которых вузов мало или нет совсем, выяснил научный сотрудник Института образования НИУ ВШЭ Нияз Габдрахманов.

«В условиях цифровой среды роль живого учителя только возрастает»

Как цифровые технологии влияют на поведение и здоровье школьников? Какие возможности «цифра» дает учителям и администраторам школ? Эти и другие вопросы обсуждали участники пленарного заседания «Благополучие детей в цифровую эпоху» в рамках XX Апрельской международной научной конференции ВШЭ.

«Статистика должна быть доступна и понятна всем»

Внедрение аналитической цифровой платформы, возможности Big Data и другие перспективы развития российской статистики обсудили на очередном пленарном заседании участники ХХ Международной Апрельской конференции НИУ ВШЭ.

НКО и волонтерам нужно активнее участвовать в реализации нацпроектов

К такому выводу пришли участники заключительного пленарного заседания в рамках XX Апрельской международной научной конференции НИУ ВШЭ. При этом государству следует поддерживать инициативы волонтеров и благотворителей и внедрять передовые технологии НКО, а не навязывать им свои бюрократические решения.

«Достижение национальных целей требует участия в нацпроектах широкого круга университетов»

Роль региональных и отраслевых вузов в достижении целей национального развития должна возрасти, и ведущие вузы им помогут. К такому выводу пришли участники пленарного заседания, посвященного проблемам российского высшего образования, состоявшегося в рамках ХХ Международной Апрельской конференции НИУ ВШЭ.

Как увеличить российский экспорт продовольствия

На XX Апрельской международной конференции НИУ ВШЭ состоялось пленарное заседание «Стратегия присутствия России на мировых продовольственных рынках». Ее участники обсудили перспективы российского сельскохозяйственного экспорта в азиатские страны и использование нестандартных инвестиционных моделей, в частности, инструментов исламского финансового права.

«В фокусе внимания президента повышение рождаемости и снижение уровня бедности в два раза»

Национальные задачи социального развития, а также существующие риски и возможности на пути реализации этих задач обсудили участники ХХ Международной Апрельской конференции НИУ ВШЭ на очередном пленарном заседании.

«Цель “регуляторной гильотины” не убить контроль и надзор, а создать новую систему»

Очередное пленарное заседание в рамках XX Апрельской международной конференции НИУ ВШЭ было посвящено реформе контрольно-надзорной деятельности. Его участники обсудили, как избежать дублирования контрольных функций, сделать их более эффективными для общества и менее затратными для бизнеса.

«Изоляционизм — путь к технологической деградации»

XX Апрельская Международная научная конференция ВШЭ продолжилась обсуждением цифровизации экономики и государственного управления. О цифровых бизнес-моделях, государственном управлении, цифровизации промышленности, науки и влиянии цифровых технологий на рынок труда рассказал Максим Акимов, заместитель председателя Правительства РФ, куратор национальной программы «Цифровая экономика».