• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Национальный исследовательский университет Высшая школа экономикиНовостиНаукаТурбулентность — время неожиданных решений в образовании, нужно активнее их искать

Турбулентность — время неожиданных решений в образовании, нужно активнее их искать

Государство избавляется от некачественных вузов, преимущества получают большие университеты, рынок завоевывают массовые-онлайн курсы. Об этих и других тенденциях говорили 7 апреля участники пленарной дискуссии «Пути развития профессионального и высшего образования в условиях экономической турбулентности» на XVI Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества.

Лучшие и худшие

В российском высшем образовании соседствуют две тенденции, рассказал министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов.

С одной стороны, государство избавляется от вузов и филиалов, неспособных давать качественное образование: на их пути поставлены фильтры, в течение двух лет предстоит окончательно отсечь эту «по существу уже умершую часть». Все образовательные организации, деятельность которых вызывает сомнения, становятся объектами проверок. Но нет задачи оставить на рынке строго определенное количество вузов — «отсечение» будет происходить исключительно на основе показателей качества.

С другой стороны, государство поддерживает лучшие вузы. Прежде всего это ведущие университеты, которые добиваются конкурентоспособности на международном уровне. Они сами ставят перед собой цели — высокая степень их автономности исключает навязывание показателей сверху. Любые рейтинги условны, и движение вверх в одном из них необязательно свидетельствует об успешности университета, но оценка вуза в совокупности рейтингов отражает представление академического сообщества о его месте в академической иерархии, подчеркнул министр.

Чтобы успешно развиваться, лучшие вузы должны обладать большой свободой, продолжил мысль помощник президента РФ Андрей Фурсенко, в 2004-2012 годах — министр образования и науки РФ. Но таких «центров совершенства» не может быть много. При этом высшее образование должно решать конкретные прагматические задачи — экономические, социальные, политические, их работа должна быть связана с развитием экономики, общественной жизни, страны в целом.

Вузы для регионов

Десять лет назад началось формирование двух первых федеральных университетов — Сибирского и Южного, сейчас таких университетов 10, это многопрофильные комплексы, возникшие в результате объединения нескольких вузов. Они работают на свои регионы, во многих из них повысилось качество образования и научных исследований, так что эта модель очень востребована, считает Дмитрий Ливанов.

В Южном федеральном университете были проведены структурные и содержательные реформы, есть конкретные результаты, рассказала его ректор Марина Боровская. Эффективность использования научно-лабораторного оборудования выросла более чем в пять раз, повысилась публикационная активность преподавателей, объемы научных исследований. По ее мнению, нынешнее объединение вузов в ЮФУ закономерно — в советские годы из структуры большого вуза выделялись маленькие, а теперь снова происходит их интеграция.

Еще один вуз, работающий в интересах региона, — МАМИ. Казалось бы, перспектив развития в Москве у него не было, так как автомобилестроения в столице не осталось, рассказал ректор МАМИ Андрей Николаенко. Однако университет выиграл федеральный конкурс на реализацию программы стратегического развития (на это были выделены деньги, пусть и не столь значительные, как в случае с национальными исследовательскими и федеральными университетами), присоединил к себе несколько других вузов. Проводить реформу университету помогала Высшая школа экономики, и первое, что сделал ее ректор Ярослав Кузьминов, обсуждая новую структуру вуза, — зачеркнул все кафедры на схеме, иллюстрирующей эту структуру. «Для меня это было шоком, — говорит Андрей Николаенко, — как же университет может работать без привычной системы управления?»

Со временем на рынке образовательных услуг произойдет разделение труда: лучшие ученые и лучшие университеты будут производить качественные онлайн-курсы, и определенная доля слабых вузов сможет адаптироваться к новой ситуации, заменив ими свои курсы

Основным управленческим звеном в университете стали руководители образовательных программ, они выстраивают для студента траекторию, не принимая во внимание интересы кафедр. Внедрена сквозная дисциплина «проектная деятельность», когда будущие инженеры создают конкретные объекты в проектных группах. Из узкопрофильного вуза МАМИ превратился в политехнический университет, готовящий инженерные кадры для московского региона, и сегодня, оставаясь массовым вузом, он «перекупает» преподавателей у конкурентов, давая больше денег и больше свободы творчества.

В большом вузе деньги расходуются эффективнее, считает Андрей Фурсенко, и вместо «свечных заводиков» при каждой кафедре можно создавать центры коллективного пользования научным оборудованием (в ЮФУ их 14), открывать межфакультетские и междисциплинарные образовательные программы. С учетом демографической ситуации, когда количество студентов с каждым годом сокращается, сказал Дмитрий Ливанов, слабые вузы скорее останутся без контингента. Остальным придется объединять усилия, к этому их подталкивает и федеральная власть (у крупных вузов есть преференции), и регионы.

Впрочем, по мнению Дмитрия Пескова, директора направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив, долгосрочная стратегия должна гарантировать место в системе высшего образования самым разным вузам — и большим, и маленьким. Сейчас государство жестко контролирует качество, но со временем свободы должно быть больше. Он считает, что создание олигополии из ведущих университетов скорее препятствует конкуренции на рынке — должно быть сохранено разнообразие. Тем более что примеры успешного роста маленьких вузов известны — Андрей Фурсенко напомнил, что ВШЭ и Физтех в первые годы работы не могли конкурировать с МГУ. Так что экономическая турбулентность — время для самых неожиданных решений в высшем образовании, нужно только активнее их искать, считает экс-министр.

Новое образование

Наряду с реструктуризацией сети вузов, в России набирает силу другая тенденция — появление нового массового высшего образования, убежден ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов. Если закрыть слабые вузы, что будет на их месте? От всеобщей тяги к высшему образованию избавиться не удастся, как не удастся отправлять школьников в ПТУ, потому что они нужны на заводах. Массовое высшее образование необходимо, так как формирует уровень культуры, способность адаптироваться к изменениям, создавать новое, при этом оно может быть общим высшим, а не профессиональным.

Предпосылки нового массового высшего образования — это массовые онлайн-курсы, позволяющие студенту самостоятельно формировать из них образовательную программу. На месте слабых вузов должны возникнуть новые образовательные организации, которые помогают людям «из кубиков» складывать свое образование и «связывать» его с возможными местами практики, то есть превращать полученные компетенции в прикладные квалификации. Со временем на рынке образовательных услуг произойдет разделение труда: лучшие ученые и лучшие университеты будут производить качественные онлайн-курсы, и определенная доля слабых вузов сможет адаптироваться к новой ситуации, заменив ими свои курсы, тем самым уменьшив издержки и обеспечив качество.

У онлайн-обучения есть подводные камни. Как отметил научный руководитель Международной лаборатории анализа образовательной политики ВШЭ Мартин Карной, в 18 лет человек еще недостаточно дисциплинирован, чтобы изучать курс самостоятельно, — нужны тьюторы, наставники, которые будут отслеживать его работу, организовывать его взаимодействие с другими студентами. «Любую хорошую лекцию по любому предмету, любое пособие можно найти в Интернете, остаются в прошлом конспекты. Качественно меняется отношение студентов к учебе, появляется другой уровень ответственности, востребованы преподаватели иного качества — не чтецы-декламаторы, а партнеры студентов по научной работе», — сказал Андрей Фурсенко. По его мнению, студент должен нести ответственность за свою учебу — нельзя предъявлять претензии исключительно к государству.

Одним из инструментов увеличения этой ответственности Ярослав Кузьминов считает образовательное кредитование.

Сегодня образовательный кредит в России не пользуется спросом — лишь несколько сотен человек в прошлом году взяли его в Сбербанке. Но настойчивых попыток его внедрения так и не было предпринято, убежден ректор ВШЭ. Так что образовательный кредит — это зона настойчивого анализа, поиска и предложений руководству страны.

Фото Михаила Дмитриева

Вам также может быть интересно:

Какое будущее ждет университеты

Что за пределами сферы образования определит развитие университетов через 15-20 лет? С кем они будут конкурировать? Как изменятся образовательные рынки? Будущее университетов обсудили ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов и директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив Дмитрий Песков. Встреча была организована журналом «Вопросы образования», в нем будут опубликованы основные тезисы.

Новая промышленная революция в России: быть или не быть?

На экспертной дискуссии «Технологическое развитие: мировые тренды и перспективы России» в рамках XVIII Апрельской конференции обсуждали возможности нашей страны осуществить в ближайшее время новую промышленную революцию. Основной доклад представил вице-президент Центра стратегических разработок (ЦСР) Владимир Княгинин.

«Главная особенность российского рынка труда — его нормальность»

Российский рынок труда является эффективным с макроэкономической точки зрения, быстро адаптируется к внешним шокам и может служить образцом для других рынков, считает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. Он выступил с почетным докладом на XVIII Международной Апрельской научной конференции НИУ ВШЭ.

«Государство и университеты должны дополнять друг друга в социальной политике»

Важность вовлечения университетов в социально-экономическую политику государства обсудили на международном семинаре «Университеты, инклюзивное развитие и социальные инновации» в рамках XVIII Апрельской научной конференции НИУ ВШЭ.

«Россия больше не будет иметь гигантских нефтяных денег 2010-14 годов»

Мировой спрос на нефть будет расти все медленнее, но шансы на то, что рост продолжится вплоть до 2035 года, высоки; основным торговым партнером России останется Евросоюз; Китай увеличит свой вес в мировой экономике, но по уровню ВВП на душу населения к 2040 году не догонит даже Россию — на экспертной дискуссии «Российская экономика в системе мирохозяйственных связей» обсуждали варианты развития российской экономики на ближайшие десятилетия исходя из общемировых трендов.

«В соревновании государств победят не технологии, а новые модели управления»

Реформа госуправления и цифровая трансформация правительства стали главными темами экспертной дискуссии «Государственное управление: проблемы и решения». Лидерство в технологичной экономике и конкуренция за человеческий капитал — две цели, которые ставят перед собой авторы реформы.

«Нужно развивать страховые принципы социальной политики, а не уходить от них»

Очередная экспертная сессия в рамках XVIII Международной Апрельской научной конференции НИУ ВШЭ была посвящена проблемам социальной политики. Участники дискуссии обсуждали пути развития российского рынка труда, пенсионной и страховой системы.

Эксперты обсудили перспективы и развилки российского здравоохранения

Обсуждение прошло в рамках XVIII Апрельской конференции и  было посвящено основным проблемам отрасли и способам их решения.

Образовательный потенциал России предстоит превратить в капитал

На специальной сессии «Развилки и перспективы развития российского образования» XVIII Апрельской конференции в Высшей школе экономики обсуждался раздел доклада Центра стратегических разработок о стратегии развития России, посвященный образованию. Инвестиции в образование дают эффект через 15-20 лет, так что участники сессии рассмотрели перспективу до 2035 года.

В обществе искусственного интеллекта растет чувство незащищенности и правые настроения

Почему Трамп победил на выборах? Кто голосует за ксенофобские популистские правые партии? Как объяснить Брекзит? Рональд Инглхарт, научный руководитель Лаборатории сравнительных социальных исследований (ЛССИ) ВШЭ, считает, что эти изменения общественного мнения связаны с растущим неравенством, из которого вырастает  чувство общей незащищенности и  откат к ксенофобии.