• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Ценности гражданского общества в зеркале гражданского участия

Какие тенденции мы можем наблюдать в настроениях акторов гражданского общества? Происходит ли смена мировоззренческих установок? 27 мая в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ прошел научный семинар на тему «Настроения акторов гражданского участия», на котором с докладом выступила Елена Петренко, управляющий директор Фонда «Общественное мнение».

Эмпирическую базу доклада составили результаты десятилетних (2005–2015 гг.) исследований динамики практик гражданского участия россиян как в форме массовых опросов, так и групповых дискуссий и глубинных интервью отдельных респондентов, являющихся участниками добровольческого движения в России.

Участники семинара не только обсудили современные тенденции в настроениях гражданского общества, но и попробовали выявить отличительные особенности акторов гражданских практик, а также их политической ориентации. «Особую ценность в исследовании наших коллег, как и в исследованиях нашего Центра, — отметила директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ Ирина Мерсиянова, — представляет акцент на анализе участия именно населения в практиках гражданского общества, в то время как зарубежные исследователи в основном уделяют внимание институциональным аспектам развития гражданского общества. Сегодня у нас есть возможность посмотреть на разные виды самоорганизации граждан, как неформальную, так и посредством НКО, через мнения людей и настроения, бытующие в обществе».

Современные тенденции

Говоря о тенденциях в развитии практик гражданского участия, Елена Петренко, во-первых, подчеркнула возрастающую роль волонтеров, добровольцев и активистов как в ликвидации крупномасштабных бедствий, так и в решении проблем локального характера. Во-вторых, отметила, что, несмотря на относительно стабильное количество зарегистрированных добровольческих организаций в последние годы, респонденты все чаще говорят о своей включенности в различные формы гражданского участия. «Расширяются не только поведенческие практики, но и мировоззренческие установки: медленно, но верно растет уровень социального доверия, готовности к солидарным действиям, готовности отстаивать свои права», — сказала Елена Петренко.

Вовлечение в гражданское участие происходит в основном через так называемые первичные связи. Чаще всего роль сподвижников выполняют соседи (19%), друзья (14%) и родственники (12%). Елена Петренко подчеркнула, что индивид превращается в субъект гражданского участия в том случае, когда «он осознает необходимость и становится непосредственным актором социальных новаций, а также инициирует новую деятельность и закрепляет ее в повседневных практиках».

В качестве одного из значимых субъектов гражданского участия были выделены местные сообщества. Как показывают данные Фонда «Общественное мнение» (ФОМ), большая часть представителей территориальных сообществ является членами неформальных местных сообществ, объединяются спонтанно по тому или иному случаю, более или менее регулярно выполняют работу по благоустройству и развитию территории и вовлечены в решение местных проблем, и это не связано с их профессиональными обязанностями. Наиболее распространенными критериями участия в совместной деятельности в рамках местных сообществ являются: участие в субботниках, мероприятиях по благоустройству дома, территории (72%); участие в ремонте, уборке подъезда силами жильцов (40%); участие в товариществах собственников жилья, жилищно-строительных кооперативах (12%); участие в органах территориального общественного самоуправления, инициативных группах по обустройству территории, например, в озеленении, благоустройстве детских площадок, вывозе мусора и подобном (10%); охрана памятников природы и архитектурных достопримечательностей (5%).

На сегодняшний день все исследователи разделяют неорганизованное и организованное (например, в виде НКО) добровольчество, которое значительно уступает по охвату граждан неинституциональным формам участия. Перед исследователями встает сложный вопрос, можно ли осуществить классификацию акторов добровольческого движения среди многообразных форм гражданского участия? Елена Петренко предлагает авторскую «типологизацию» акторов гражданского участия по критерию включенности/не включенности в добровольческие практики.

Каждый пятый взрослый россиянин — волонтеры (3%) и активисты (16%). Треть населения России никакого отношения к добровольческой деятельности не имеет

По ее мнению, участники делятся на несколько групп. Примерно 3% самых активных участников составляет группа «волонтеров». Это те самые люди, основная опора добровольчества, кто участвовал в деятельности НКО, благотворительных фондов, профсоюзов, общественных организаций или в организации массовых мероприятий. «Активисты», помогающие окружающим за пределами ближнего круга, занимающиеся решением проблем по месту жительства, составляют от 16 до 17% населения в разные годы. Помогающее поведение «обывателей», по сути самых обычных людей, не распространяется за пределы ближнего круга: родственников, друзей, знакомых, коллег и соседей, их доля в населении в 2015 году составила 19% (в 2012 — 20%). Среди пассивных акторов можно выделить «web-обывателей», которые не являются ни волонтерами, ни активистами, ни обывателями, но каждый день заходят в интернет, и так или иначе включены в виртуальное общение: в 2014 году они составили 29% от всего населения против 28% в 2012 году. В последнее время исследователи стали выделять так называемые деятельностные сообщества, представляющие организаторов различных интернет-акций, например, флэш-мобов. Вероятнее всего, в этой группе можно найти и участников краудсорсинговых платформ. И, наконец, «аутсайдеры» — все остальные респонденты (2014 — 34%, 2012 — 33%).

Говоря об устойчивости социальной структуры, Елена Петренко подчеркнула наличие ядра, в которое входит каждый пятый взрослый россиянин — волонтеры (3%) и активисты (16%). Треть населения России никакого отношения к добровольческой деятельности не имеет.

Индексы гражданского участия

Следующим шагом исследования стала попытка измерить гражданскую активность при помощи индексов гражданского участия, разработанных Фондом «Общественное мнение». С помощью таких индексов можно оценить укорененность в социуме тех или иных гражданских мировоззренческих ценностей и поведенческих установок респондента, а также отслеживать динамику реальных процессов становления и развития гражданского мировоззрения в нашей стране. Докладчик акцентировала внимание участников семинара на двух «опорных» индексах: индекс «Гражданский климат» (ИГК) и индекс «Гражданское поведение» (ИГП).

Указанные индексы в совокупности описывают гражданский потенциал общества. ИГК базируется на ответах респондентов на вопросы о межличностном доверии на дальней и на ближней социальной дистанции, а также на заявленной готовности к солидарным действиям. ИГП измеряется по ответам респондентов на вопросы о готовности стать организатором, рядовым участником или внести деньги для проведения каждой из трех массовых добровольческих акций: ликвидации последствий чрезвычайного происшествия, очистке близлежащей лесопарковой зоны, акции протеста против фальсификации результатов голосования. Результаты аналогичных опросов в 2014 и 2015 годах позволили отследить динамику гражданского потенциала относительно каждой из выделенных ранее групп: гражданский потенциал волонтеров снизился на 3 пункта; активистов — вырос на 1 пункт, а у обывателей, web-обывателей и аутсайдеров — снизился на 1 пункт.

Политические ориентации

Интересными для изучения оказались политические ориентации акторов гражданского участия. Задача исследователя, в частности, заключается в том, чтобы определить особенности отражения политических процессов в зависимости от степени гражданского участия акторов и их ментальности. Среди «обывателей» доминирует электорат «Единой России (63%), в то время как среди «волонтеров» — таких сторонников чуть меньше половины. Также по сравнению с «обывателями» больше сторонников системной оппозиции (думские партии — КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия») среди «волонтеров» и «активистов». Более того, «волонтеры» чаще участников других групп являются сторонниками несистемной оппозиции («Гражданская платформа», «Коммунисты России», «Партия свободы», «Партия пенсионеров» и т.п.) (13%), то есть каждый десятый волонтер. Если изучить социально-демографический состав, то среди «волонтеров» — сторонников «Единой России» подавляющее большинство (69%) составляют женщины, а среди сторонников оппозиции — мужчины (62% — системной оппозиции и 68% — несистемной оппозиции). Между тем в группах «активистов» и «обывателей» гендерный состав сторонников оппозиции выравнивается.

Также выявляется закономерность, что «волонтеры» с высшим образованием чаще всего встречаются среди «несистемной» оппозиции (68%).

Помимо ФОМ подобные модели общества разрабатывают, как отметила Елена Петренко, Центр гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ, а также Институт социологии РАН. Значительный вклад в разработку данной проблематики внесли такие исследователи как С.В. Патрушев и О.Н. Яницкий.

Во время обсуждения доклада директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ Ирина Мерсиянова обратила внимание на то, что в последнее время в такой форме гражданской активности, как субботники, принимает участие значительная часть взрослого населения (72%). Отражает ли эта цифра возросшую степень гражданского участия или всего лишь говорит о формировании социально-одобряемого поведения в обществе (когда респонденту всего лишь неудобно ответить, что он не принимает участие в субботниках, которые действительно являются визитной карточкой нашей страны)? Возможно, данные будущих исследований позволят уточнить этот вопрос.

Анастасия Туманова, профессор и ведущий сотрудник Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора, указала на сложность разделения политической и социальной сферы в исследовательском ключе в силу их взаимопроникновения и пересечения акторов. Анастасия Туманова предположила, что политическая жизнь в Российской Федерации служит катализатором неполитической активности и наоборот.

 Презентация «Настроения акторов гражданского участия» (PPTX, 747 Кб)

 

Виктория Комарова, Татьяна Богословская, специально для новостной службы ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Требуем. Заставим. Помогите. Население и власть в зеркале онлайн-петиций

Свыше 40% интернет-петиций, созданных жителями Центральной России, достигают результата. На Дальнем Востоке — лишь 2%, в регионах Северного Кавказа и того меньше. Готовность власти и бизнеса реагировать на цифровую активность граждан Надежда Радина и Дарья Крупная изучили на материалах платформы Change.org. Статья по результатам работы появится в одном из ближайших номеров журнала «ПОЛИС. Политические исследования».

Человек или государство

В последние 20 лет российское население пересмотрело значимость прав человека. Впервые в истории страны интересы государства перестали доминировать над интересами личности и социальных групп. Новая модель общества уже формируется, но не будет строиться по западному образцу. Почему — объясняет в исследовании профессор НИУ ВШЭ Наталья Тихонова.

Представители ВШЭ вошли в состав Совета по общественному телевидению

30 октября 2018 года указом Президента Российской Федерации утвержден новый состав Совета по общественному телевидению. Среди 24 членов Совета — представители культуры, бизнеса, общественных организаций,  науки, в том числе первый проректор ВШЭ Лев Якобсон и директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Ирина Мерсиянова.

Для спасения мира нужна привычка к рутинной работе

Какие формы имеет социальное предпринимательство в России и США? Чем определяется успешность социальных проектов и как добиться их долговременной устойчивости? Эти вопросы обсуждались на очередной «Неформатной встрече на ВысШЭм уровне», организованной Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Волонтерство в России: с чего оно началось и как будет развиваться

9 декабря Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ совместно с Благотворительным фондом содействия продвижению и развитию добровольчества «Национальный центр добровольчества» провели международный круглый стол «25-летие добровольчества в России: взгляд в будущее».

Страна, социально-экономическому развитию которой помогают волонтеры

23 ноября в рамках Неформатных встреч на «ВысШЭм уровне» в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялась встреча с индийским общественным деятелем и бизнесменом Санджитом Кумаром Джха. Он рассказал, чем объясняются успехи общественной деятельности в Индии.

Должно ли государство поддерживать благотворителей?

Насколько эффективно государственное регулирование благотворительной деятельности? Помогает или мешает госфинансирование привлекать частные средства благотворительным фондам? Что показывает международный опыт и насколько он применим в российских условиях? Об этом шла речь на очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Где готовят исследователей гражданского общества

Обучение в бакалавриате ВШЭ предполагает участие студентов в проектной деятельности. О том, чем могут быть интересны проекты по изучению «третьего сектора» и какие возможности они открывают для студентов, рассказывает директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, заведующая кафедрой экономики и управления в НКО Ирина Мерсиянова.

XII конференция ISTR: ученые НИУ ВШЭ представили рекордное количество докладов

В Стокгольме состоялась двенадцатая конференция Международного сообщества исследователей третьего сектора (International Society for Third Sector Research – ISTR) на тему «Третий сектор в период трансформации: отчетность, прозрачность и социальная инклюзия». Конференция проводится раз в два года и является одним из крупнейших научных событий в своей области.

Взгляд на экспертное сообщество со стороны

На очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялось обсуждение результатов исследования «Российское экспертное сообщество как интерфейс между гражданским обществом и публичной властью». С докладом на эту тему выступил Лев Якобсон, первый проректор НИУ ВШЭ, научный руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора.