• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Роналд Инглхарт: «Очень хорошее будущее вполне вероятно»

Рональд Инглхарт

Политолог и социолог Рональд Инглхарт — один из главных специалистов по счастью в мире. Ведущий исследователь в проекте World Values Survey, он больше 20 лет изучает, как меняются ценности и убеждения людей в разных странах. В 2010 году Инглхарт выиграл мегагрант Минобрнауки РФ и уже пятый год руководит Лабораторией сравнительных социальных исследований ВШЭ. В рамках международной конференции ЛССИ 16-20 ноября профессор Инглхарт выступит с открытой лекцией, а до этого, 13-14 ноября, возглавит встречу экспертов Ассоциации WVS, президентом которой он является. Накануне конференции издание «Кот Шредингера» поговорило с учёным о генетическом компоненте счастья и колоссальной разнице в его понимании в разных странах.

Закон убывающей доходности

Мимика Инглхарта стремительна, как у всякого человека, увлечённого своим предметом изучения. Он то широко улыбается, радуясь благополучию Дании, то мгновенно мрачнеет, вспоминая о голодающих в Зимбабве. Иногда, задумавшись над вопросом, он подолгу молчит и смотрит строго и требовательно.

Мы беседуем в холле учебного центра ВШЭ «Вороново». Кампус спрятан в лесу, сейчас в нём тихо и пусто, как в детском лагере по окончании смены.

[Кот Шрёдингера] Как именно вы высчитываете индекс счастья для жителей разных стран?

[Рональд Инглхарт] Велл… Есть много способов измерить счастье. Один из них, наиболее эффективный — взять и просто расспросить человека… — Инглхарт начинает свой рассказ о счастье с мягкой англосаксонской обстоятельностью. — Но есть и более продвинутая методика: попросить людей вести дневники и подключить их к глобальной Сети, где исследователь будет спрашивать их, счастливы ли они в конкретный момент времени. Глобальная оценка счастья зачастую отличается от того, что показывают конкретные временные замеры. Например, люди часто говорят, что их счастье в детях. При этом 80% времени, потраченного на них, характеризуют негативно. Но, вероятно, 75 часов в месяц, которые папа проводит в машине, чтобы отвезти сына на хоккейную тренировку, стоят одной радостной улыбки сына, завоевавшего награду. Просто люди по-разному оценивают эти минуты.

[КШ] Мне сложно представить, как такое субъективное явление — счастье — можно изучать с научной точки зрения. У счастья есть вообще формальное определение?

[РИ] Ну, я думаю, в целом счастье — это состояние благополучия. Обычно мы измеряем два показателя. Первый — удовлетворённость (satisfaction), которая определяется как рациональное ощущение того, что происходящее соответствует ожиданиям. И второе — счастье как эмоциональное состояние. Тут с вычислениями будет туго, это же чувство. При этом удовлетворение и счастье суть не одно и то же, хоть и идут рука об руку. Счастье — ощущение конкретного момента, например гордость за страну, а удовлетворённость больше связана с такими понятиями, как доход и общее экономическое благосостояние.

[КШ] И до какой степени счастье человека зависит от экономических показателей?

[РИ] Мы опрашиваем людей в разных странах, от самых нищих вроде Буркина-Фасо и Мали до вполне состоятельных типа Швеции. Так вот, между голодающими странами и теми, чьё население очень бедное, но всё-таки как-то питается, разница в уровне счастья очень значительна. Такой резкий рост на графике мы будем наблюдать, пока не дойдём до уровня Португалии. А там уже начинает действовать закон убывающей доходности. Если бы нас с вами посадили на голодную диету, уверен, мы были бы безумно рады получить наконец-то вкусную еду, — ухмыляется профессор, но тут же сдвигает брови, — а когда совершенно ясно, что еды на всех хватит ещё на 10 лет вперёд, это уже не так захватывает. Выход из голода очень важен, это такая ключевая точка.

[КШ] Выходит, граждане благополучных стран счастливы не от изобилия?

[РИ] Люди с большим доходом не намного счастливее бедных. Эта разница вообще удивительна мала: Представьте, ваш доход увеличивается вдвое, а счастье прирастает на каких-то 5%! Так что, я бы сказал, это иллюзия: разбогатею — стану счастливым.

Гены, культура и любовь

[КШ] Может, ощущение счастья как-то прописано в наших генах?

[РИ] Да, генетический компонент существует. Были даже такие исследования: близнецов воспитывали в разных городах и обстоятельствах, но они показали очень похожие уровни счастья. А вот люди, выросшие в одном доме, могут быть счастливы совсем по-разному.

[КШ] Но тем не менее этот генетический компонент не объясняет природу счастья как наследственного дара?

[РИ] Ну да, влияние генетического компонента не стоит преувеличивать. Взять для примера вашу страну. Мы наблюдаем за российским обществом давно, с 1982 года. Тогда счастье было как раз на том уровне, какого можно было бы ожидать от темпов экономического развития страны, но к 1990 году произошло колоссальное падение! СССР ещё не рухнул, но индекс счастья уже пополз вниз. Тут велика была роль кризиса самой экономической модели. Когда-то в СССР верили, что именно она приведёт страну к лучшему будущему. Люди за эту идею даже жизни отдавали! Но к 1990 году наступило полное разочарование. Оно и вызвало крушение государства. И вот 1991 год — СССР не стало, и счастье…

[КШ] Рухнуло?

[РИ] Точно! К 1995 году большинство русских утверждали, что они несчастны. Преступность, падение ВВП, бедность — тут даже генетическая предрасположенность к счастью не поможет. Может быть, для стабильно нормальных условий генетический фактор важен, но, к сожалению, Россия — страна с богатым опытом переживания событий далёких от нормы.

[КШ] Вы говорите, что счастье вряд ли предопределено, потому что жизнь всегда может преподнести страшный сюрприз. Но есть же и другой полюс. Например, Гёте — состоятельный человек, признанный при жизни писатель, любимец женщин — говорил, что был счастлив в жизни минут семь. Такая категория людей, формально вполне счастливых, но субъективно не чувствующих этого, — научная проблема или нет?

[РИ] (Понимающе смеётся.) Наверно, всё-таки есть счастливые и несчастные характеры. Могу предположить, что Гёте просто не был таким восторженным «ми-ми-ми». По крайней мере судя по его произведениям. Между тем, понимаете, всегда есть какой-то базовый уровень счастья, от которого возможны кратковременные отклонения. Например, вы влюбляетесь и выходите замуж за своего прекрасного избранника. С годами счастье от этого знаменательного события, скорее всего, перейдёт в категорию чего-то само собой разумеющегося: «А, этот парень… Он все ещё тут ходит? Ну ладно», — артистично вздыхает Инглхарт. — Изменения в уровне счастья часто бывают временными.

Дайте людям возможность выбирать

[КШ] Ну, а всё-таки что, по-вашему, глобально делает мир счастливее?

[РИ] Думаю, если дать людям свободу, это сделает их счастливее… Например, демократия и счастье несомненно связаны. Демократические режимы из года в год демонстрируют стабильно высокий уровень счастья населения. Но, к сожалению, единый рецепт достижения всеобщей гармонии с помощью демократии неизвестен. Да он бы и не сработал — просто потому, что люди в условиях свободы выбора захотят и будут делать разные вещи. И знаете что? Мы не всегда выбираем то, что сделает нас счастливыми, вот в чём штука.

[КШ] Насколько сегодня представление о счастье подвержено глобализации? Возьмём, к примеру, американца и русского одного возраста и достатка. Будут ли они счастливы одинаково?

[РИ] Говорить об универсальных мировых ценностях пока рано, но мир, вероятно, движется в этом направлении. Пока ещё разница в понимании счастья между странами колоссальна! С одной стороны, это опять-таки связано с бедностью. С другой — с ролью различных верований. Как правило, религиозные люди счастливее. Кстати, самое яркое счастье, что мне приходилось видеть, было зафиксировано с помощью измерений активности конкретных участков головного мозга у медитирующего буддиста.

[КШ] Значит, до общего счастья ещё далеко?

[РИ] Да. Но одно общее решение я бы предложил: дайте людям возможность выбирать, и это сделает их счастливее, — разводит руками Инглхарт, будто извиняясь за очевидную простоту своего рецепта.

[КШ] А как же латиноамериканские страны? Они счастливы, кажется, вопреки многим явлениям своей жизни, да и со свободой выбора там часто не всё так хорошо.

[РИ] Этот регион — интереснейший пример! Несмотря на не самую развитую экономику, люди там гораздо счастливее, чем, скажем, в странах бывшего соцлагеря. С моей точки зрения, им удаётся сохранять очень важный баланс приоритетов. В Латинской Америке большой процент религиозного населения. Плюс развитое чувство патриотизма. Это традиционные черты. Но в последнее время многие из этих стран стали демократичными, и теперь мы наблюдаем там рост толерантности: Мексика, к примеру, легализовала однополые браки раньше США. А как изменилась роль женщины в обществе! Кстати, притеснение какого-то из меньшинств всегда делает менее счастливой всю страну. Потому что притеснять кого-то — это тоже стресс, согласитесь.

[КШ] Два главных фактора — религиозность и патриотизм, — мне кажется, характерны и для России. В то же время патриотизм в Латинской Америке явно отличается от нынешнего российского.

[РИ] Да, я уверен, что мексиканское счастье не зависит от возможностей тягаться с США! Отличие России в том, что у неё есть опыт сверхдержавы. Я даже думаю, дело не столько в опыте, сколько в вере в то, что страна ведёт мир в светлое будущее. Поэтому развал был так унизителен и вы стремитесь вернуть этот золотой век. А вот счастье Дании, например, никак не зависит от её мощи. Это вообще уникальная история. Дания — постоянный лидер рейтингов счастья с 1973 года. Так что могу вам точно сказать: чтобы быть счастливым, совсем не обязательно быть сверхдержавой.

[КШ] Мне кажется, многим русским жизнь в Скандинавских странах показалась бы невыносимо скучной.

[РИ] И это очень грустная история. Трагедия всегда намного интереснее, не так ли?

[КШ] Похоже на то.

[РИ] Да, Анна Каренина гораздо глубже, чем неунывающие персонажи детских сказок. В русской литературе вообще много трагедий. Если всё у вас в жизни сложится хорошо и благополучно, вы никогда не станете героем настоящей драмы. Швейцария тоже довольно счастливая страна, при этом не участвует в войнах, не живёт этой жаждой интересных времён. Пфф, скука! Но вообще очень неплохое место для жизни, — улыбается Инглхарт.

Полная версия интервью на сайте «Кот Шредингера»

Вам также может быть интересно:

Тест: что вы знаете о браке и свадебных традициях?

Заключение брака — культурная норма в России. Поход в ЗАГС лидирует среди паттернов совместной жизни, согласно докладам демографов ВШЭ и результатам микропереписи населения 2015 года, которая проводится раз в 10 лет. Редакция IQ.HSE изучила брачные традиции отечества и других стран. Предлагаем проверить — что вы знаете об этих обычаях и институте брака?

Альтруизм в наследство. Как семья поддерживает культуру волонтерства

В России главный канал передачи ценностей добровольчества — от родителей к детям, показали исследователи НИУ ВШЭ. Младшие поколения семьи с возрастом начинают помогать людям по примеру старших.

Тест: что вы знаете о российских фамилиях

Изучение фамилий дает более глубокое понимание процессов рождаемости, миграции и этнического самоопределения. Научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ Валерий Юмагузин на данных телефонных справочников населенных пунктов за 2019 год выяснил, как меняется набор фамилий и о чем он говорит. IQ.HSE подготовил тест по мотивам исследования.

Каким университет подходит к конференции: взгляд на факультет социальных наук

20 марта состоится конференция работников и обучающихся ВШЭ. На ней будет рассмотрена программа развития университета и состоятся выборы нового состава Ученого совета. Предыдущая подобная конференция прошла пять лет назад, в 2014 году. Вышка с тех пор изменилась очень сильно. Новостная служба попросила руководителей некоторых подразделений и направлений деятельности университета рассказать о главном, что произошло за это время в их сфере.

Жить одиноко

Около четверти россиян старшего поколения живет в одиночестве. От чего зависит и насколько высок уровень их благополучия, изучили на данных RLMS-HSE за почти четверть века. 

Миллениалы

«Советский человек» уходит в прошлое. Двигателем социальных перемен стали люди, вступившие в самостоятельную жизнь в 1990–2000-е. Самое молодое взрослое поколение — миллениалы. Они формируют и ускоряют тренды, но «взрослеть» при этом не спешат. О парадоксах молодых и поколенческой разнице в современной России новое исследование профессора НИУ ВШЭ Вадима Радаева.

Еда на выброс

Рациональное поведение — не единственное, что сдерживает россиян от выбрасывания купленных продуктов питания. Отношение к утилизации еды сформировали социокультурные установки, в том числе гастрономическая травма, пережитая во времена голода и дефицита. Национальные особенности, транслируемые через поколения, изучили исследователи ВШЭ.

Неравенство возможностей

Большинство россиян уверены, что для достижения их жизненных целей лучше подходят столичные мегаполисы. При этом почти 50% жителей Москвы и Санкт-Петербурга считают, что достигли меньше желаемого, а свыше половины горожан в провинции уверены, что добились всего или многого. Светлана Мареева выяснила, почему провинциалы чувствуют себя успешнее, чем жители столиц.

Карьеристы и патриоты

Что узнали социологи ВШЭ, работая «под прикрытием» в радикальных молодежных движениях.

Рабочие в прошлом

Люди рабочих специальностей после распада СССР оказались невидимой группой общества. Их идентичность сегодня строится во многом на памяти о советском прошлом, у них растет чувство социального неравенства. К таким выводам пришли ученые ВШЭ в ходе полевого исследования, проведенного в бывшем соцгороде Уралмаш, расположенном на территории Екатеринбурга.