• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Волонтер vs доброволец: как предпочитают называть себя активные граждане

Казалось бы, смысловые различия между словами «волонтер» и «доброволец» неочевидны. Это синонимы. Но, задумавшись по просьбе социологов над оттенками смыслов, респонденты обнаружили нюансы. 24 февраля на семинаре Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ доцент факультета социальных наук Олег Оберемко выступил с докладом «Представления волонтеров о самих себе и своем мире».

В основу выступления легли результаты эмпирического исследования, проведенного в трех субъектах России: Самарской области, Пермском и Краснодарском краях. Все три региона отличаются достаточно высокой активностью гражданского общества, однако в каждом используется своя организационная модель. Если Самарская область тяготеет к самостийной модели, то в Пермском крае развита поддержка на официальном уровне, причем характер такой поддержки близок к либеральным формам управления, тогда как в Краснодарском крае применяются скорее советские образцы организации работы с молодежью.

Олег Оберемко уточнил, что доклад посвящен не столько реальности, сколько когнитивным аспектам: то есть в большей степени тому, что думают о себе и своей деятельности волонтеры, нежели тому, как они функционируют. Семантика самоопределения представителей гражданского общества изучается преимущественно посредством качественных методов, раскрывающих категориальный аппарат через анализ понятий, в которых люди осмысливают свою повседневную жизнь волонтеров. Саму же реальность с относительно большим успехом показывают количественные методы, вместе с тем упрощая и обобщая ее. Поэтому, по мнению докладчика, социология стремится к объединению обоих подходов.

При проведении опроса в формате интервью для исследователей в первую очередь было важно соблюдение не статистической, а концептуальной репрезентативности. Выборка осуществлялась экспертным путем. До выезда в регионы производился мониторинг виртуального пространства для составления списков формальной и неформальной гражданской активности. Одновременно из представителей административных структур, вузов и иных образовательных учреждений, журналистов и блогеров из молодежной среды регионального центра формировался список экспертов, имеющих представление о ландшафте волонтерства в данном субъекте. В результате для участия в исследовании было выделено в каждом регионе до 10 организаций, функционирующих в его центре и двух других крупных городах.

Доклад построен на ответах на вопрос о предпочтении между словами «волонтер» и «доброволец». Изначально исследователи не предполагали ответы на этот вопрос анализировать, поскольку он служил мостиком к обсуждению «серьезной» темы. Однако материал оказался настолько интересным, что на нем было написано две статьи (выходят в «Социологическом журнале» и журнале «Социологические исследования») и подготовлен представленный доклад.

В локальном масштабе «волонтеры» и «добровольцы» занимаются одинаковой деятельностью и тождественны по своим социальным характеристикам

Казалось бы, смысловые различия между словами неочевидны: это слова-синонимы, их значение в равной мере понятно носителям русского языка, оба слова употребляются в сходных контекстах и для обозначения одних и тех же референтов. Однако респонденты, задумавшись по просьбе интервьюеров над оттенками смыслов, обнаружили нюансы. С одной стороны, большинством отмечается большая частотность употребления термина «волонтер». Слово является универсальным, так как, фонетически адаптируясь под каждый язык, оно тем не менее остается единым для международной среды, а следовательно, закрепленное за ним значение общепринято и понятно на мировом уровне. С другой стороны, возможно, именно потому, что слово воспринимается как заимствованное из западноевропейских языков, оно кажется россиянам эмоционально отчужденным. Тогда как слово «доброволец» называют более «душевным», «родным», «теплым».

Примечательно, что мнение совпадает у респондентов разных поколений. Несмотря на вовлечение молодежи в международные системы информации и коммуникации, слово с русскоязычным корнем по-прежнему остается ближе его заимствованного аналога. В сопоставлении двух слов заложено и стратификационные различия: сказывается то обстоятельство, что «волонтерство» употребляется в официальном языке госструктур, из-за чего дистанционировано в «народном восприятии».

Мотивация использования того или иного термина для характеристики человеком своей деятельности бывает различной. Предпочтение с давних пор известного понятия «добровольчества» может символизировать уход от настоящего для приобщения к исторической традиции. Однако для тех, кому не нравится, что история часто военизирована, слово «волонтерство», наоборот, становится способом диссоциации от нее. Другим мотивом для выбора одного из терминов обычно является его модность.

Самоидентификация, хотя и является субъективным взглядом человека на себя и свои действия, неизбежно соотносится с внешним институциональным контекстом

Впрочем, отвечая на вопрос из зала, наблюдается ли ощутимая разница в поведении тех респондентов, которые привыкли называть себя «волонтерами», и тех, кто определяет себя термином «доброволец», Олег Оберемко ответил, что не установил между ними существенного расхождения. Можно говорить о некой большей интегрированности первых в международный англоязычный контекст, но в целом как в глобальном, так и в локальном масштабе «волонтеры» и «добровольцы» занимаются одинаковой деятельностью и тождественны по своим социальным характеристикам.

Докладчик также отметил, что внутри добровольческого движения условно выделяются так называемые «событийные» и «помогающие» волонтеры. Одни нацелены на внешнюю презентацию своих функций через участие в форумах, фестивалях и иных мероприятиях подобного рода, другие же ориентированы на «реальные» действия поддержки нуждающейся аудитории. Эти категории требуют развития разных социальных навыков.

В ходе обсуждения представители Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ добавили, что в России довольно слабо развито формальное добровольчество через институты НКО, в то время как точно измерить численность неформальных волонтеров весьма проблематично, поскольку причисляют ли себя к ним респонденты, зависит от формулировки задаваемых в анкетировании вопросов.

Во время дискуссии по итогам выступления Олега Оберемко прозвучал вопрос, почему для исследователей так важно разбираться в картине мира волонтеров. Докладчик объяснил, что через осмысление самоопределения граждан решается управленческая задача привлечения населения к общественным практикам. На сегодняшний день в государствах с капиталистическим строем процент участия людей в активных инициативах заметно выше, и для нашей страны стоит вопрос о формировании среды, благоприятной для развития соответствующих социальных установок. Ведь самоидентификация, хотя и является субъективным взглядом человека на себя и свои действия, неизбежно соотносится с внешним институциональным контекстом, поскольку нельзя быть волонтером в отрыве от общества, в котором человек через добровольчество берет на себя определенную роль и функциональную нагрузку.

Галина Шляхова, стажер-исследователь Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора

Вам также может быть интересно:

Альтруизм в наследство. Как семья поддерживает культуру волонтерства

В России главный канал передачи ценностей добровольчества — от родителей к детям, показали исследователи НИУ ВШЭ. Младшие поколения семьи с возрастом начинают помогать людям по примеру старших.

Требуем. Заставим. Помогите. Население и власть в зеркале онлайн-петиций

Свыше 40% интернет-петиций, созданных жителями Центральной России, достигают результата. На Дальнем Востоке — лишь 2%, в регионах Северного Кавказа и того меньше. Готовность власти и бизнеса реагировать на цифровую активность граждан Надежда Радина и Дарья Крупная изучили на материалах платформы Change.org. Статья по результатам работы появится в одном из ближайших номеров журнала «ПОЛИС. Политические исследования».

НКО и волонтерам нужно активнее участвовать в реализации нацпроектов

К такому выводу пришли участники заключительного пленарного заседания в рамках XX Апрельской международной научной конференции НИУ ВШЭ. При этом государству следует поддерживать инициативы волонтеров и благотворителей и внедрять передовые технологии НКО, а не навязывать им свои бюрократические решения.

Человек или государство

В последние 20 лет российское население пересмотрело значимость прав человека. Впервые в истории страны интересы государства перестали доминировать над интересами личности и социальных групп. Новая модель общества уже формируется, но не будет строиться по западному образцу. Почему — объясняет в исследовании профессор НИУ ВШЭ Наталья Тихонова.

Как правильно помогать детям из детских домов? Чек-лист

В среднем каждый ребенок в детском доме на Новый год получает 19 подарков. Если вы думаете, что это хорошо, вы ошибаетесь. Как игрушки и гаджеты мешают выпускникам детдомов социализироваться и как правильно участвовать в благотворительности, обсудили 8 декабря на круглом столе, организованном вышкинской благотворительной организацией «Открой Глаза» вместе с Центром лидерства и волонтёрства НИУ ВШЭ.

Представители ВШЭ вошли в состав Совета по общественному телевидению

30 октября 2018 года указом Президента Российской Федерации утвержден новый состав Совета по общественному телевидению. Среди 24 членов Совета — представители культуры, бизнеса, общественных организаций,  науки, в том числе первый проректор ВШЭ Лев Якобсон и директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Ирина Мерсиянова.

«Этот опыт будет очень полезен в моем профессиональном и личностном развитии»

Прошедший в России чемпионат мира по футболу дал студентам российских вузов возможность поучаствовать в организации одного из крупнейших международных событий. О своем опыте волонтерства и стажировки на чемпионате и о том, как учеба в Вышке помогает работе в международных командах, рассказывают студентка и выпускник магистерской программы «Управление в сфере науки, технологий и инноваций».

Спасатели по доброй воле

По данным Росстата, в России ежемесячно около 13 тысяч волонтеров занимаются поиском пропавших людей. Кто и почему готов жертвовать личным временем и эмоциональным комфортом ради спасения незнакомого человека, выяснили в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

«Став членом команды Charity Market, я помогаю животным и делаю мир чуточку лучше»

Редкое крупное мероприятие в Лицее Вышки не сопровождается благотворительной ярмаркой,  организованной лицейской ученической организацией Charity Market. Вырученные от маркета деньги ребята передают в фонд помощи животным «Подбери Друга» и в Кожуховский приют — с ним ребята сотрудничают уже нескольких лет. Новостная служба ВШЭ продолжает рассказывать про внеучебные проекты лицеистов ВШЭ.

Волонтерство и церковь: подчинение или сотрудничество?

Каковы основные подходы к организации волонтерской деятельности в рамках социального служения и диаконических практик современного православия? Об этом шла речь на очередном научном семинаре Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора (ЦИГОиНС) НИУ ВШЭ, прошедшем под руководством первого проректора НИУ ВШЭ, научного руководителя ЦИГОиНС профессора Льва Якобсона.