• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Социология: в поисках утраченной теории

16 апреля в Высшей школе экономики прошел круглый стол «Новые тенденции в развитии социологической теории», организованный Институтом гуманитарных историко-теоретических исследований ГУ-ВШЭ.

В 2010 году Институт гуманитарных историко-теоретических исследований (ИГИТИ) ГУ-ВШЭ проводит серию круглых столов, посвященных новым тенденциям в развитии теоретических исследований в социальных и гуманитарных науках (экономике, социологии, психологии, филологии, истории), а также новым направлениям в философии. Об этом напомнил ординарный профессор ГУ-ВШЭ, заместитель директора ИГИТИ Андрей Полетаев, открывая  второй из запланированных круглых столов (первый — «Новые тенденции в развитии экономической теории» — состоялся 1 марта).

Несмотря на то, что методологические проблемы современной социологической теории обсуждаются в последнее время довольно часто, круглый стол ИГИТИ вызвал большой интерес. Список основных участников обсуждения оказался весьма представительным: ведущий научный сотрудник Центра фундаментальной социологии (ЦФС) ИГИТИ Светлана Баньковская, старший научный сотрудник ЦФС ИГИТИ Виктор Вахштайн, ординарный профессор ГУ-ВШЭ Александр Гофман, ординарный профессор ГУ-ВШЭ Инна Девятко, руководитель отдела социально-политических исследований «Левада-Центра» Борис Дубин, заведующий отделением культурологи ГУ-ВШЭ Виталий Куренной, заведующий кафедрой социологии Московского педагогического государственного университета Тимур Миняжев, доцент кафедры общей социологии ГУ-ВШЭ Владимир Николаев, ординарный профессор ГУ-ВШЭ Александр Филиппов. Само собой, круглый стол  привлек внимание не только «мэтров», но и студентов, которых собралось на встрече немало.

Дискуссию предварило выступление доцента кафедры социологии филиала ГУ-ВШЭ в Санкт-Петербурге Михаила Соколова, в котором было намечено проблемное поле круглого стола. Название доклада прозвучало вполне провокационно: «Развивается ли социологическая теория после 1984 года?». В рамках, по крайней мере, двух научных направлений, наиболее близких автору доклада — теории национализма и исследования науки и технологии (Science & Technology Studies), — существует блок «базовой» литературы, которая и является теоретической основой этих дисциплин. Все работы принадлежат приблизительно одному периоду начала 1980-х (1982–1984 годы). Далее эта литература «обрастает» доработками, эмпирическими исследованиями, комментариями. Однако ничего принципиально нового, способного что-то добавить к уже сложившемуся теоретическому базису, с 1984 года не выходит. Собственно, сегодня, по мнению Михаила Соколова, ученые вынуждены обращаться к тем же работам, к которым обращалось и предыдущее поколение исследователей.

Для того чтобы проследить, насколько верно это наблюдение применительно к социальной науке в целом, Михаил Соколов обратился к учебникам по социологии. Такой ход представляется  весьма обоснованным. С одной стороны, университетские учебники призваны репрезентировать «нормальную» науку, причем в рамках заданной учебной программы, то есть они всегда обусловлены некими институциональными нормами. С другой стороны, учебники не могут быть лишь копией существовавших ранее, ведь любой жанр (и жанр университетских учебников не исключение) предполагает, что при «переписывании» старой информации к ней добавляется и что-то новое.

Докладчик отметил следующую тенденцию: корпус классиков, которые упоминаются в проанализированных им учебниках, неизменно «стареет». Действительно, большая часть любого учебника, сколько-нибудь претендующего на академичность, посвящена уже проверенным классикам, но здравый смысл говорит, что в каждом поколении появляются ученые, которые двигают науку вперед — новые исследователи должны вытеснять старые концепции, предлагать свежие и более релевантные теории. Однако сегодня, как заключил Михаил Соколов, наиболее цитируемые в научной литературе социологи-теоретики в учебники почти не попадают.

Доклад предложил действительно интересную перспективу рассмотрения темы, что было не раз отмечено в ходе дискуссии. Во-первых, такой ракурс выявляет проблемы жанра «университетский учебник», указывает на разрыв между содержанием современных социологических исследований и той социологией, которая преподается в аудиториях. Во-вторых, он отражает отсутствие новых идей и теорий, сопоставимых по значимости с «классическими», то есть, возможно, позволяет говорить даже о кризисе в социологической теории и методологии.

Эту точку зрения поддержал Виктор Вахштайн, отметив, что социология в поисках своего теоретического основания, объяснительных схем и моделей вынуждена сегодня обращаться либо к философии, либо к таким смежным дисциплинам, как теория литературы, лингвистика и другие. По мнению Виталия Куренного, отсутствие «омоложения» канона социологии является весьма специфическим и показательным фактом — не столь уж характерным для других гуманитарных дисциплин.

С констатацией кризиса отчасти согласился и Александр Гофман. Однако, предостерегая от радикальных выводов, он заметил, что декларативное отбрасывание старого в действительности вовсе не является признаком продвижения теории вперед — ведь кумулятивный аспект преобладает над дискретным, а научные революции происходят не каждый день. То, что сегодня называется «старым», может оказаться намного более перспективным и свежим, чем те теории, которые демонстративно претендуют на новизну.

Вступительный доклад спровоцировал и постановку критически ориентированных  вопросов. Прежде всего: насколько отражает отобранный для исследования материал современное состояние социологической теории? Серьезный недостаток такого отбора, считает Владимир Николаев, связан с тем, что в учебниках представлены преимущественно лишь «большие» теории, в то время как новое сегодня зачастую происходит именно в «малых», узко специализированных исследовательских областях. Светлана Баньковская была в своем выступлении еще категоричнее, подчеркнув, что обсуждение теоретических проблем социологии с помощью эмпирического исследования университетских учебников является тревожным для теории симптомом.

Другой неоднократно ставившийся в ходе обсуждения вопрос:  насколько продуктивны научные изыскания в области «социологии социологии»? И что может являться целью таких изысканий? Как полагает Инна Девятко,  повышенная чувствительность к новым тенденциям и связанный с ней постоянный пересмотр теоретических оснований может не способствовать, а, наоборот, препятствовать продуктивной научной деятельности. По убеждению Бориса Дубина, первичной в теоретических построениях должна быть постановка проблем, для которых, собственно, требуется теория, — отсутствие таких проблем (неготовность или нежелание их поставить) и способствует теоретическому кризису.

Не обошлось и без дискуссии о терминах. Тимур Миняжев обратил внимание собравшихся на тот факт, что понятие «социологическая теория» часто путается и смешивается с более широким понятием — «социальная теория», в результате чего классики социологии становятся классиками социальной теории.

В завершающем выступлении Александр Филиппов резюмировал: рано или поздно современные социологи обязаны вернуться к содержательному обсуждению как теоретических проблем фундаментальной социологии, так и теоретических проблем конкретных областей социологической теории. И чем раньше это произойдет, тем лучше именно для социологии как науки.

Алексей Плешков, стажер-исследователь ИГИТИ, специально для Новостной службы портала ГУ-ВШЭ
Фото Никиты Бензорука

Вам также может быть интересно:

Неравенство возможностей

Большинство россиян уверены, что для достижения их жизненных целей лучше подходят столичные мегаполисы. При этом почти 50% жителей Москвы и Санкт-Петербурга считают, что достигли меньше желаемого, а свыше половины горожан в провинции уверены, что добились всего или многого. Светлана Мареева выяснила, почему провинциалы чувствуют себя успешнее, чем жители столиц.

Карьеристы и патриоты

Что узнали социологи ВШЭ, работая «под прикрытием» в радикальных молодежных движениях.

Рабочие в прошлом

Люди рабочих специальностей после распада СССР оказались невидимой группой общества. Их идентичность сегодня строится во многом на памяти о советском прошлом, у них растет чувство социального неравенства. К таким выводам пришли ученые ВШЭ в ходе полевого исследования, проведенного в бывшем соцгороде Уралмаш, расположенном на территории Екатеринбурга.

Иллюзорный идеал старения

В современном мире становится модной концепция успешного старения. Она предполагает, что человек в зрелом возрасте как можно дольше сохраняет активность, здоровье и привлекательный внешний вид. Особые требования в этом плане социум предъявляет к женщинам. Перешагнув 50-летний рубеж, они нередко оказываются в поисках своей новой идентичности. Это демонстрируют результаты анализа, основанного на данных качественных интервью с москвичками среднего возраста.

Люди без памяти

Что делает с современным человеком культ скорости.

Работа на миллион

Что такое массовые профессии и есть ли у них будущее.

Раннее алкогольное созревание

Подростки, которые планируют получить неполное среднее образование и продолжить обучение в техникуме или училище, чаще потребляют алкоголь, чем потенциальные абитуриенты вузов. Это подтвердил опрос более 1000 российских школьников, проведенный в рамках совместного исследования ученых из НИУ ВШЭ и Нью-Йоркского Университета.

Патриархат в Европе

Как меняются гендерные установки мигрантов из мусульманских стран.

Лишний вес наступает

Почему люди все чаще умирают от ожирения и что предлагают ученые.

Какими бывают современные родители

Долг или удовольствие, рутина или самореализация — заботу о ребенке можно воспринимать очень по-разному. Ученые НИУ ВШЭ выделили пять моделей современного родительства.