• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Вовлеченность в церковную жизнь повышает гражданскую активность

Очередной научный семинар Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ был посвящен теме «Религиозный капитал, уровни религиозности и гражданское общество в России: методологические и аналитические подходы к данным мониторинга гражданского общества».

С докладом о подходах к изучению теологии и её взаимосвязей с социальной средой выступил профессор Йельского университета и партнёр Высшей школы экономики Фредерик Шнайдер. Во второй части своего выступления совместно с директором Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Ириной Мерсияновой он представил результаты недавнего исследования религиозного капитала в России и его взаимосвязи с гражданским участием.

Американский опыт

Фредерик начал свой доклад с определения религии, которое приведено в трудах Клиффорда Герца 1973 года, где под ней понимается система символов, составленная из верований, опасений и ценностей населения в широком смысле.

Говоря об исследованиях, посвященных теологии, докладчик отметил тенденцию секуляризации в методологических подходах, в частности в Соединённых Штатах. Несмотря на бурное развитие как общественных, так и религиозных движений с начала XVIII века, социальные эффекты теологических постулатов начали изучаться только около двадцати лет назад. Американские ученые, в большинстве своем являясь агностиками и придерживаясь светского подхода к анализу социокультурных явлений, склонны отфильтровывать религиозные эффекты в системе общественных отношений.

Между тем, поскольку американская культура представлена совокупностью множества конфессий – как традиционных, так и более редких и малочисленных, нельзя недооценивать их социальное влияние, равно как и наличие некоторых антисоциальных теологий. Гражданское общество формируется и продвигается в тесной связи с идеологической составляющей. Согласно статистическим данным за 2012 год, из 2,3 миллионов некоммерческих организаций, насчитывающихся в США, свыше половины касаются религиозной деятельности. Кроме того, среди благотворительных пожертвований населения наибольший процент составляют именно пожертвования на религиозные нужды, а объемы пожертвований на любые общественно значимые инициативы непосредственно коррелируют с членством граждан в церковных объединениях.

Наследники пуритан избрали правильный метод взаимодействия с населением, распространяя свои ценности в том числе через общественные ассоциации нерелигиозного толка

Религия плотно входит в ткань общества, накладывая отпечаток и на политическую мысль, и даже на национальную мифологию (или национальную идею). В изучении её эффектов важны в равной мере как содержательные параметры, так и функциональные, то есть и суть верований, и техника их проявлений через социальные действия индивидов. Обращаясь к истории, Фредерик Шнайдер упомянул двух выдающихся социологов, внесших существенный вклад в становление теологических учений. Первый из них – Макс Вебер, автор знаменитой работы «Протестантская этика и дух капитализма», в которой изложены аспекты влияния реформаторов на общественный строй. В противовес Веберу, обращающему внимание на значимость самих теологических постулатов, второй прозвучавший в докладе социолог, Эмиль Дюркгейм, выделяет, в первую очередь, роль религии как структурного якоря любого клана или племени. По его мнению, главным предметом исследования должно являться «не то, во что мы верим, а то, как мы верим».

Внедрение религиозных практик в традиции гражданского общества исторически произошло во многом благодаря пуританизму, заложившему ещё в XVI веке краеугольный камень новых принципов самоуправления. В отличие от централизованного епископства конгрегационалисты, библицисты и продолжившее преемственность поколение методистов взяли за правило принятие решений на выборных началах в каждом местном приходе.

Наследники пуритан избрали правильный метод взаимодействия с населением, распространяя свои ценности в том числе через общественные ассоциации нерелигиозного толка. Подобная секуляризация, с одной стороны, способствовала развитию гражданской активности как таковой, а с другой, обеспечивала привлечение сторонников к участию в мероприятиях для возможности их последующего обращения к вере. Тем самым усиливались связи между религиозной сферой и общественной жизнью, занимающие социологов.

Фредерик Шнайдер отметил, что в России переход от советского прошлого к новой модели гражданского общества состоялся несколько раньше, чем учёные Соединённых Штатов приступили к исследованию влияния теологических постулатов на социальную жизнь и активность.

«Номинальные» и «практикующие»

Центральное место в докладе заняли эмпирические результаты изучения российской религиозной конъюнктуры в контексте гражданского общества, выполненного в 2014 году по заказу и на базе методологии Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Исследователей интересовало не только то, как человек идентифицирует себя в рамках существующих конфессиональных доктрин, но и то, через какие акты и действия он реализует свою принадлежность к той или иной идеологии: насколько часто посещает культовые заведения, регулярно ли совершает обряды самостоятельно.

Именно степень вовлечённости в церковную жизнь, а не исповедование конкретной конфессии обусловливает поведение индивида в обществе

По итогам анкетирования, охватившего 1500 граждан из 43 регионов России, из числа респондентов выделились подгруппы так называемых «номинальных» и «практикующих» верующих в зависимости от их активности в отправлении религиозного культа. Важным выводом стало то обстоятельство, что именно степень вовлечённости в церковную жизнь, а не исповедование конкретной конфессии обусловливает поведение индивида в обществе. Ответы «номинальных» верующих любой категории (христиане, мусульмане, буддисты и т.п.) обнаруживают меньшее расхождение с позицией атеистов, нежели их религиозных единомышленников, интенсивно задействованных в культовой практике. Такая тенденция логически объяснима: ведь формальное отнесение себя к какому-либо вероисповеданию при отсутствии соблюдения его традиций не имеет веса для человеческой жизни, оставаясь лишь словесным заявлением, тогда как непосредственное участие в религиозной жизни, в самом деле, несет в себе социальную и идеологическую нагрузку, сказывающуюся на личности и самоидентификации.

Интервью, включавшие в себя сто вопросов, позволили исследователям выявить влияние конфессиональной принадлежности на несколько аспектов: уровень патриотизма, лояльность к власти, восприятие гражданских прав и свобод,  политизацию, а также склонность к пожертвованиям на социальные нужды. В целом повышение гражданской активности наблюдается именно у тех респондентов, которые сообщили о регулярном участии в выполнении обязанностей, накладываемых исповедованием религии.

Перспективы

Тема семинара привлекла внимание многочисленной аудитории. На презентацию и обсуждение доклада пришли учащиеся Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, преподаватели Московского педагогического университета, представители религиозных и иных некоммерческих организаций, журналисты и авторы книг, специализирующиеся на вопросах религиозной социологии. В процессе дискуссии слушатели высказали свои мнения и замечания. Руководитель некоммерческой исследовательской организации «Служба Среда» Алина Багрина познакомила публику с некоторыми наблюдениями, сделанными в ходе их эмпирических проектов и отчасти перекликающимися с озвученными в докладе тезисами.

В ходе ответов на вопросы аудитории докладчик уточнил термин «религиозный капитал», вынесенный в название темы семинара. Раскрывая это понятие с учётом посвящённых ему исследований, Фредерик Шнайдер охарактеризовал религиозный капитал как производную от социального капитала, позволяющую измерить идеологические знания, конфессиональную активность и духовную удовлетворённость верующих.

Высокий интерес слушателей вызвала методология проведённого исследования. Поскольку выборка данного опроса имела задачей отразить население России по социальным показателям, некоторые религиозные течения оказались представлены достаточно небольшим количеством респондентов, что затрудняет обобщающие выводы по их категории. Докладчики согласились с предложением аудитории о целесообразности реализации в будущем более детализированных исследований внутри различных конфессиональных групп с целью сфокусироваться на специфике идеологий. Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора и Фредериком Шнайдером как специалистом в области теологических эффектов планируются дальнейшие работы для углубления понимания религиозности в контексте гражданского общества, ведь эта пока еще недостаточно изученная сфера, как и было подтверждено в ходе семинара, имеет обширные перспективы и высокую значимость для социологии.

Галина Шляхова, стажёр-исследователь Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора

Вам также может быть интересно:

Требуем. Заставим. Помогите. Население и власть в зеркале онлайн-петиций

Свыше 40% интернет-петиций, созданных жителями Центральной России, достигают результата. На Дальнем Востоке — лишь 2%, в регионах Северного Кавказа и того меньше. Готовность власти и бизнеса реагировать на цифровую активность граждан Надежда Радина и Дарья Крупная изучили на материалах платформы Change.org. Статья по результатам работы появится в одном из ближайших номеров журнала «ПОЛИС. Политические исследования».

Человек или государство

В последние 20 лет российское население пересмотрело значимость прав человека. Впервые в истории страны интересы государства перестали доминировать над интересами личности и социальных групп. Новая модель общества уже формируется, но не будет строиться по западному образцу. Почему — объясняет в исследовании профессор НИУ ВШЭ Наталья Тихонова.

Представители ВШЭ вошли в состав Совета по общественному телевидению

30 октября 2018 года указом Президента Российской Федерации утвержден новый состав Совета по общественному телевидению. Среди 24 членов Совета — представители культуры, бизнеса, общественных организаций,  науки, в том числе первый проректор ВШЭ Лев Якобсон и директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Ирина Мерсиянова.

Для спасения мира нужна привычка к рутинной работе

Какие формы имеет социальное предпринимательство в России и США? Чем определяется успешность социальных проектов и как добиться их долговременной устойчивости? Эти вопросы обсуждались на очередной «Неформатной встрече на ВысШЭм уровне», организованной Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Волонтерство в России: с чего оно началось и как будет развиваться

9 декабря Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ совместно с Благотворительным фондом содействия продвижению и развитию добровольчества «Национальный центр добровольчества» провели международный круглый стол «25-летие добровольчества в России: взгляд в будущее».

Страна, социально-экономическому развитию которой помогают волонтеры

23 ноября в рамках Неформатных встреч на «ВысШЭм уровне» в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялась встреча с индийским общественным деятелем и бизнесменом Санджитом Кумаром Джха. Он рассказал, чем объясняются успехи общественной деятельности в Индии.

Должно ли государство поддерживать благотворителей?

Насколько эффективно государственное регулирование благотворительной деятельности? Помогает или мешает госфинансирование привлекать частные средства благотворительным фондам? Что показывает международный опыт и насколько он применим в российских условиях? Об этом шла речь на очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Где готовят исследователей гражданского общества

Обучение в бакалавриате ВШЭ предполагает участие студентов в проектной деятельности. О том, чем могут быть интересны проекты по изучению «третьего сектора» и какие возможности они открывают для студентов, рассказывает директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, заведующая кафедрой экономики и управления в НКО Ирина Мерсиянова.

XII конференция ISTR: ученые НИУ ВШЭ представили рекордное количество докладов

В Стокгольме состоялась двенадцатая конференция Международного сообщества исследователей третьего сектора (International Society for Third Sector Research – ISTR) на тему «Третий сектор в период трансформации: отчетность, прозрачность и социальная инклюзия». Конференция проводится раз в два года и является одним из крупнейших научных событий в своей области.

Взгляд на экспертное сообщество со стороны

На очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялось обсуждение результатов исследования «Российское экспертное сообщество как интерфейс между гражданским обществом и публичной властью». С докладом на эту тему выступил Лев Якобсон, первый проректор НИУ ВШЭ, научный руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора.