• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Ученые ВШЭ об оценке эффективности добровольческой деятельности

В Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялся круглый стол «Оценка эффективности добровольческой деятельности: проблемы и возможности», который собрал заинтересованных участников из Москвы и Санкт-Петербурга, ведущих теоретиков и практиков российского третьего сектора, не понаслышке знакомых с современными тенденциями в сфере добровольчества, которое как одна из филантропических практик во всем мире приобретает все больший размах.

Представляя свой доклад «Добровольчество как объект оценки эффективности», директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ Ирина Мерсиянова отметила, что несмотря на то что на уровне здравого смысла все представляют, что такое эффективность, ее измерение — совсем не простая задача, особенно когда дело касается многогранной добровольческой деятельности, представляющей собой не рутинный производственный процесс. Следовательно, и ее оценка, выраженная в доступных для понимания универсальных категориях, требует особых подходов, которые можно определить лишь общими усилиями экспертного сообщества.

Почему эта задача оценки эффективности стоит перед Центром в 2016 году? Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ принимает участие в новой межрегиональной программе, в рамках которой решает задачу по разработке методики оценки социальной и экономической эффективности добровольческой деятельности. Партнером Центра выступает Санкт-Петербургская региональная благотворительная организация «Благотворительное общество “Невский ангел”», которая успешно разрабатывает и реализует добровольческие программы в России уже на протяжении 28 лет. Ее руководитель Владимир Лукьянов специально приехал для участия в круглом столе из Санкт-Петербурга.

Кого можно считать добровольцем

Ирина Мерсиянова представила определение добровольчества как общественно полезной деятельности, осуществляемой людьми добровольно на безвозмездной основе и в интересах организаций, групп и лиц, не являющихся членами их семей или их близкими родственниками, и обратила внимание на тот факт, что все существующие определения добровольчества, которые могут отличаться друг от друга в деталях, акцентируют внимание на таких категориях, как «время», «труд» и «деятельность». Важно, что добровольческая деятельность является трудом и не является досугом, как определяли это понятие при советской власти. Добровольчество — не тождественно членству, а также существует разница между ролями «доброволец» и «общественный активист».

В Международной организации труда еще недавно велись дебаты — не считать ли добровольцами тех, кто работает на основной работе за оплату ниже рыночной? В таком случае статистика по добровольцам в нашей стране резко бы возросла

Ирина Мерсиянова рассказала, что несмотря на кажущуюся очевидность безвозмездности труда добровольцев, в Международной организации труда еще недавно велись дебаты — не считать ли добровольцами тех, кто работает на основной работе за оплату ниже рыночной? В таком случае статистика по добровольцам в нашей стране резко бы возросла. На сегодняшний день доля добровольцев в некоммерческом секторе в России составляет лишь 0,44% от числа занятых в экономике (в пересчете на полную занятость), а среди лидеров — Швеция (7%), Новая Зеландия (6,4%), Нидерланды и Великобритания (5,8%).

Ученые всего мира до сих пор находятся в затруднении, когда надо выявить масштабы этого явления, когда надо четко и конкретно разделить волонтеров на формальных (то есть занимающихся волонтерством на институционально организованной основе) или неформальных, действующих в одиночку.

32,4% россиян в возрасте старше 18 лет сообщили, что за последний год выполняли неоплачиваемую добровольную (не по принуждению) работу или оказывали услуги людям, не являющимся членами их семьи или близкими родственниками, непосредственно на индивидуальной основе, а 14% выполняли неоплачиваемую волонтерскую (не по принуждению) работу или оказывали услуги на волонтерской основе людям, не являющимся членами их семьи, через некоммерческие организации или инициативные группы. Цифры, приведенные в докладе, являются ответом на конкретный вопрос в исследовании, которое Центр провел в сотрудничестве с всемирно известным исследователем волонтерской деятельности профессором Дэвидом Хортоном Смитом.

Возможно, формулировка «оказывали услуги» не всеми россиянами воспринимается именно в смысле волонтерства. Тем не менее, такая формулировка может служить одним из примеров, как в международной практике вычленяют неформальных волонтеров. Если отбросить инициативные группы, которые вошли в число 14%, и посмотреть на количество волонтеров в НКО, исследования которых Центр проводит раз в 2 года по выборке 1000 организаций, то в 2015 году 66% НКО использовали труд добровольцев, при этом в среднем труд одного добровольца составляет 42,7 человеко-часов в месяц. Уменьшение же этой цифры, происходящее из года в год, свидетельствует лишь об изменении портрета некоммерческого сектора, его внутренней структуры.

Основываясь на статистическом портрете современного российского волонтера, можно опровергнуть бытующие стереотипы — цифры убедительно показывают, что молодежи среди волонтеров примерно столько же, сколько и людей в возрасте 60 лет.

«Важным является не только разработка методики оценки волонтерского труда, но и обучение этой методике практиков, ведь более половины руководителей НКО (58%) ответили, что сами занимаются организацией работы с добровольцами, специально обученный человек — лишь в пятой части НКО, в 15 % случаев — кто придется, а в 2% — был получен ответ «никто». У нас с партнерами есть планы по обучению группы активистов, которые смогут изменить эту нерадостную картину», — отметила директор Центра. Говоря о добровольческом труде в России, Ирина Мерсиянова подчеркнула, что нельзя забывать тот факт, что волонтерское движение формируется крайне неравномерно в масштабах страны. Она также отметила, что в феврале 2017 года выйдет книга с данными проекта межстрановых сравнительных исследований некоммерческого сектора Университета Джонса Хопкинса, где будут представлены и данные Центра по России, в том числе и по волонтерской деятельности. Более подробно с цифрами и фактами о добровольчестве в современной России можно ознакомиться в Презентации доклада «Добровольчество как объект оценки эффективности» на сайте Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора.

Подходы к оценке на макроуровне: рекомендации ООН

Ведущий научный сотрудник Международной лаборатории исследований некоммерческого сектора Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Владимир Беневоленский рассказал о подходах к оценке эффективности добровольчества на макроуровне, подчеркнув, что на уровне ООН и ее специализированной на трудовых ресурсах организации — МОТ — труд волонтеров признается «ключевым ресурсом для решения социальных и экологических проблем во всем мире», ресурсом «повышения качества жизни». Макроуровень — это тот уровень, с которого и смотрят на явление добровольчества лица, принимающие политически важные решения на уровне страны или региона, скажем, о поддержке данного занятия, с него же в ряде случаев рассматривают феномен добровольчества исследователи. Они обращают внимание на такие понятия как ВВП, трудовые ресурсы и т.д., и с этой точки зрения выстроен подход МОТ.

Одним из преимуществ подходов МОТ является доступность: оценка эффективности опирается на платформу, используемую в статистике труда и занятости. Можно также отметить, что разработан и апробирован инструментарий опросов; надежность результатов благодаря крупным выборкам, а также этот подход увязывает наблюдения добровольческой деятельности в систему изучения трудовых ресурсов на макроуровне и обеспечивает международную или межрегиональную сопоставимость. Докладчик привел рабочее определение добровольческой деятельности в методике МОТ — неоплачиваемый труд без принуждения, время, которое индивиды отдают бесплатно деятельности, осуществляемой в рамках организации или напрямую на благо другим людям, не являющимся членами их собственного домохозяйства. В отличие от того, что звучало ранее, МОТ акцентирует внимание, что это труд, т.е. деятельность, в результате которой производятся товары и услуги, имеющие ценность для получателей, то есть это вещи и услуги, сопоставимые с производимыми рынком труда.

Возможно, доброволец будет более внимателен или более «душевен» с пожилым человеком, чем социальный работник, поскольку оказывает услугу не по долгу службы, а по велению сердца

В частности, измеряемые в обследовании на макроуровне показатели представляют собой: численность добровольцев, количество часов, отданных добровольческой деятельности, профессиональные характеристики выполняемой деятельности (в соответствии с классификатором профессий в статистике труда и занятости) — основа для стоимостной оценки, институциональный контекст деятельности, отрасли экономики, в которых осуществляется деятельность (в соответствии с отраслевыми классификаторами, используемыми органами статистики) — основа для интеграции данных в систему показателей развития некоммерческого сектора экономики страны. Также Владимир Беневоленский отметил, что наиболее практичный, рекомендованный МОТ подход к стоимостной оценке добровольческой деятельности — оценка по замещающим затратам, при которой используются официальные данные органов статистики о среднеотраслевой заработной плате занятых, например, в отраслях социальной сферы.

«В результате оценки согласно методике МОТ мы получаем данные о вкладе добровольческой деятельности в ВВП, который по 13 странам в среднем составляет 0,9%, варьируя от 2,5% (Новая Зеландия) до 0,1% (Кыргызстан и Мозамбик), а также мы получаем данные о доле добровольческого труда в трудовых ресурсах, который составляет по данным 13 стран 2,2%, варьируя от 6,2% (Новая Зеландия) до 0,2% (Кыргызстан). Россия находится где-то в середине этих показателей с 0,5 %, что в сравнении с другими странами выглядит приемлемо», — заявил Беневоленский. В заключение докладчик отметил, что методику МОТ можно применить в России, опираясь на 2 информационных массива — на данные Росстата по численности добровольцев в социально ориентированных НКО, по численности добровольцев в НКО и АНО, по уровню оплаты труда по отраслям, а также на данные мониторинга гражданского общества Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Подходы к оценке на микро- и мезоуровне

Оценка эффективности добровольческого труда во многом связана со спецификой этого труда, многообразием и неоднозначностью эффектов, которые она оказывает — об этом шла речь в докладе Гульнары Миннигалеевой, научного сотрудника Научно-учебной лаборатории междисциплинарных исследований некоммерческого сектора Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ. Если деятельность добровольца в организации связана с оказанием услуг, интуитивно понятно, что он в первую очередь воздействует на получателя этих услуг. Например, доброволец, который в свободное время привозит обеды или гуляет с пожилым человеком, оказывает ему бесплатную социальную услугу. Ценность могут представлять и другие аспекты участия добровольца в оказании этой услуги. Возможно, доброволец будет более внимателен или более «душевен» с пожилым человеком, чем социальный работник, поскольку оказывает услугу не по долгу службы, а по велению сердца.

При этом участие в добровольческой деятельности оказывает влияние и на самого добровольца. Например, в случае с оказанием услуги пожилому человеку доброволец может узнать интересные сведения, познакомиться с жизненным опытом старика, который будет полезен для его личностного развития. В то же время не следует забывать о том, что для добровольца такая работа может быть тяжела физически или вести к психологическому выгоранию, т.е. будет оказывать негативный эффект на самого добровольца. Уровень влияния добровольческого труда на благополучателя и на самого добровольца мы рассматриваем как микроуровень, или уровень индивида.

В любом виде добровольческой деятельности, но особенно не связанной с оказанием услуг, а, например, направленной на решение административных задач организации, волонтер оказывает влияние на работу организации, способствует экономии финансовых ресурсов, влияет на климат внутри организации, на отношения между людьми, способствует уменьшению нагрузки на оплачиваемый персонал организации. В то же время следует понимать, что организация труда, администрирование работы команды волонтеров, решение возможных конфликтов из-за их присутствия влекут за собой некие финансовые, трудовые, временные и другие издержки, о которых нельзя забывать. Деятельность некоммерческой организации никогда не ведется в вакууме, она всегда связана с сообществом, с которым работает НКО. Очевидно, что, оказывая влияние на организацию и на отдельных индивидов в сообществе, доброволец тем самым воздействует и на сообщество, повышая качество жизни отдельных людей, или уровень взаимного доверия и социальной солидарности. Уровень воздействия добровольца на организацию и сообщество мы рассматриваем как мезоуровень.

Оценку экономической эффективности как на микроуровне, так и на мезоуровне проводят в основном с помощью калькуляции расходов на администрирование добровольческих программ и выгод, полученных от добровольческого труда. Самый простой способ для определения выгод предполагает учет времени, затраченного добровольцем в организации, и последующее умножение на стоимость часа его работы. Сложность возникает здесь в том, как определить эту стоимость. Использовать ли метод замещения, в котором учитывается стоимость аналогичного труда на рынке? Или использовать стоимость, которую благополучатель готов заплатить за подобную услугу? Или оценивать по минимальной стоимости труда? Или по тому, насколько доброволец оценивает для себя свое время? Более изощренные способы определения эффективности предполагают включение в формулу монетарной стоимости косвенных выгод и издержек, к которым, например, можно отнести стоимость решения конфликтов между персоналом и добровольцами, или улучшение качества услуг.

Еще сложнее определить социальную эффективность. В частности, одна из трудностей — это многообразие социальных эффектов и сложность их приведения к единому знаменателю. Один из наиболее логичных способов определения социальной эффективности организации — проверка достижения ею поставленных целей. Другой способ предполагает оценку всех проблем и преимуществ от участия добровольцев в программе в баллах и затем сравнение числовых показателей.  

Экспертная дискуссия

Развернувшаяся экспертная дискуссия свидетельствует об изменении за последние десятилетия восприятия обществом волонтерской деятельности, а также подтверждает, что вопросы оценки эффективности волонтерского труда на самом деле исключительно актуальны.

Так, Владимир Лукьянов, президент Санкт-Петербургской региональной благотворительной общественной организации «Благотворительное общество “Невский ангел”», отметил, что перед исследователями оценки эффективности волонтерского труда стоит весьма непростая задача, что лишний раз подтвердили многогранные доклады выступающих. «Можно представить себе два разных подхода к оценке этой сферы деятельности, — отметил Владимир Лукьянов, — либо ты — начинающий садовник, который знает, что именно необходимо для последующего культивирования участка голой земли, чтобы получить цветущий сад, либо ты — алхимик, который смешивает все доступные ингредиенты в одной чаше в надежде, что получится что-либо стоящее». Он считает, что оценщикам, прежде чем браться за детали, необходимо взять на себя ответственность вычленить из общего количества всех составляющих элементов только те, с которыми нужно считаться, а также определиться в основах и сущностях и определить предмет разработки с точки зрения российского законодательства. 

Ежегодно правительство Санкт-Петербурга утверждает стоимость добровольческого часа, которая и учитывается при софинансировании добровольческих проектов

По мнению Владимира Лукьянова, само определение добровольческого труда при использовании методологических подходов МОТ с точки зрения российского законодательства и международного права не исключает элемента манипуляции человеком при его выборе того или иного рода деятельности. В качестве примера Владимир Лукьянов приводит постановление правительства Санкт-Петербурга №45 от 23 января 2008 г., в котором можно найти определение добровольческой деятельности и добровольного труда. Также он привел пример того, как реально осуществляется государством оценка добровольческой деятельности, рассказав об уникальном опыте Санкт-Петербурга: ежегодно правительство города утверждает стоимость добровольческого часа, которая и учитывается при софинансировании добровольческих проектов. «Надо оценивать не добровольчество, а широкое, практически безграничное социальное явление — волонтерство, поэтому для начала целесообразно ограничиться оценкой благотворительной деятельности и той сферы, которая связана непосредственно с оказанием социальных услуг», — подчеркнул эксперт.

Ведущая семинара Ирина Мерсиянова, директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ, в этой связи заметила: «Конечно, при оценке добровольного труда необходимо правильно выбрать точку отсчета, а именно определить, какой труд будет считаться добровольным. Ведь есть и такие теории, которые утверждают, что человек в обществе живет под принуждением определенных правил и догм, и в таком случае ни один из поступков нельзя рассматривать полностью в качестве добровольного. Но социология многогранна, и позволяет нам подойти к рассмотрению этого вопроса с разных точек зрения!»

Нодари Хананашвили, вице-президент Национальной ассоциации благотворительных организаций, обратил внимание аудитории, что докладчики верно подметили наличие как запланированных, так и незапланированных результатов добровольческой деятельности: «Я не встречал ни одного проекта, который имел бы только запланированные результаты. С этой точки зрения в любом исследовании важно наблюдение за происходящими процессами. Ведь на самом деле нам заранее неизвестно, какого результата мы достигнем в итоге. При оценке проектов важно как можно более скрупулезно собирать информацию и как можно дольше воздерживаться от оценок, не спешить с выводами. Именно ценность самого наблюдения ведет к развитию оценочной культуры».

Заместитель начальника Управления статистики труда Федеральной службы государственной статистики Ольга Жихарева в своем выступлении отметила, что в последнее время МОТ провозгласила волонтерскую деятельность одной из важнейших форм трудовой деятельности: «Статистика труда опирается на международные рекомендации, конечно, при этом не забывая о своих национальных особенностях. 

Резолюция конференции статистиков труда в октябре 2013 года признает необходимость пересмотра и расширения существующих стандартов для совершенствования статистического измерения участия всех лиц во всех формах трудовой деятельности и во всех секторах экономики, недоиспользования рабочей силы и взаимодействия между разными формами трудовой деятельности, а также необходимость подготовки рекомендаций по более широкому кругу показателей, чем были ранее определены на международном уровне. Учитывая эти рекомендации, с января 2016 года в свое обследование рабочей силы, которое мы ведем с 1992 года, мы включили и вопросы по волонтерской деятельности.

Почему мне было так важно присутствовать на семинаре Центра в Высшей школе экономики? Потому что необходимо не упустить те существенные моменты, которые мы должны учесть в своей анкете, ведь именно Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора проводил для нас подготовительную научно-исследовательскую работу».

Полученные данные в конце квартала будут опубликованы на сайте gks.ru в рубрике «Рынок труда», однако, предварительно можно сказать, что 1,7 млн человек, что составляет порядка 2,2% от экономически занятого населения, за последний месяц принимали участие в том или ином виде добровольческой деятельности. Опрос, в котором за год принимает участие 840 тыс. человек с 15 до 72 лет, учитывает также объемы затраченного времени, распределение добровольцев по виду труда, и этот информационный массив сможет служить хорошей базой для проведения и экономических оценок вклада волонтерской деятельности.

Татьяна Богословская, специально для новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Требуем. Заставим. Помогите. Население и власть в зеркале онлайн-петиций

Свыше 40% интернет-петиций, созданных жителями Центральной России, достигают результата. На Дальнем Востоке — лишь 2%, в регионах Северного Кавказа и того меньше. Готовность власти и бизнеса реагировать на цифровую активность граждан Надежда Радина и Дарья Крупная изучили на материалах платформы Change.org. Статья по результатам работы появится в одном из ближайших номеров журнала «ПОЛИС. Политические исследования».

Человек или государство

В последние 20 лет российское население пересмотрело значимость прав человека. Впервые в истории страны интересы государства перестали доминировать над интересами личности и социальных групп. Новая модель общества уже формируется, но не будет строиться по западному образцу. Почему — объясняет в исследовании профессор НИУ ВШЭ Наталья Тихонова.

Представители ВШЭ вошли в состав Совета по общественному телевидению

30 октября 2018 года указом Президента Российской Федерации утвержден новый состав Совета по общественному телевидению. Среди 24 членов Совета — представители культуры, бизнеса, общественных организаций,  науки, в том числе первый проректор ВШЭ Лев Якобсон и директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Ирина Мерсиянова.

Для спасения мира нужна привычка к рутинной работе

Какие формы имеет социальное предпринимательство в России и США? Чем определяется успешность социальных проектов и как добиться их долговременной устойчивости? Эти вопросы обсуждались на очередной «Неформатной встрече на ВысШЭм уровне», организованной Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Волонтерство в России: с чего оно началось и как будет развиваться

9 декабря Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ совместно с Благотворительным фондом содействия продвижению и развитию добровольчества «Национальный центр добровольчества» провели международный круглый стол «25-летие добровольчества в России: взгляд в будущее».

Страна, социально-экономическому развитию которой помогают волонтеры

23 ноября в рамках Неформатных встреч на «ВысШЭм уровне» в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялась встреча с индийским общественным деятелем и бизнесменом Санджитом Кумаром Джха. Он рассказал, чем объясняются успехи общественной деятельности в Индии.

Должно ли государство поддерживать благотворителей?

Насколько эффективно государственное регулирование благотворительной деятельности? Помогает или мешает госфинансирование привлекать частные средства благотворительным фондам? Что показывает международный опыт и насколько он применим в российских условиях? Об этом шла речь на очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Где готовят исследователей гражданского общества

Обучение в бакалавриате ВШЭ предполагает участие студентов в проектной деятельности. О том, чем могут быть интересны проекты по изучению «третьего сектора» и какие возможности они открывают для студентов, рассказывает директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, заведующая кафедрой экономики и управления в НКО Ирина Мерсиянова.

XII конференция ISTR: ученые НИУ ВШЭ представили рекордное количество докладов

В Стокгольме состоялась двенадцатая конференция Международного сообщества исследователей третьего сектора (International Society for Third Sector Research – ISTR) на тему «Третий сектор в период трансформации: отчетность, прозрачность и социальная инклюзия». Конференция проводится раз в два года и является одним из крупнейших научных событий в своей области.

Взгляд на экспертное сообщество со стороны

На очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялось обсуждение результатов исследования «Российское экспертное сообщество как интерфейс между гражданским обществом и публичной властью». С докладом на эту тему выступил Лев Якобсон, первый проректор НИУ ВШЭ, научный руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора.