• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Американский путь к гражданскому обществу

17 ноября в Высшей школе экономики прошел семинар Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ «Становление и развитие гражданского общества в свете теории модернизации», на котором с основным докладом выступил Алексей Саломатин, заведующий кафедрой теории государства и права и политологии Пензенского госуниверситета.

Применение теории модернизации дает возможность объяснить механизм и рассмотреть динамику развития гражданского общества на примере США — переселенческого социума, изначально лишенного пережитков сеньориального строя и монархического бюрократизма и использующего преимущества «низовой демократии».

Ранее теория модернизации обычно применялась для объяснения процессов, происходивших в развивающихся странах. Теперь же она используется и для осмысления событий в странах развитых. Пионерами в разработке проблематики становления и развития гражданского общества в США были, конечно же, социологи, философы, политологи. Правоведы, по словам Алексея Саломатина, который сам является доктором юридических и доктором исторических наук, совсем мало участвовали в подобных изысканиях.

По его мнению, импульсом к модернизации стал промышленный переворот в Англии и две революции — французская и американская. При этом по вопросу формирования американского гражданского общества существует много противоречивых оценок, нет четкого представления. Это, кстати, подталкивает к необходимости проведения подобных исследований и по другим странам.

Согласно концепции докладчика, гражданская самоорганизация и гражданское общество — это не одно и то же. Последнее понятие связано с высокой степенью гражданской активности и наличием институциональных общественных форм. В античности, к примеру, была самоорганизация, но не было гражданского общества как такового. При полисном устройстве общество и государство слиты воедино, по сути, это огосударствленная гражданская самоорганизация. Любая общественная активность не обязательно подразумевает наличие гражданского общества, а политическая активность подразумевает более высокую степень зрелости общества и его институтов.

Таким образом, в античности и Средневековье гражданского общества не было, но на исходе абсолютизма в некоторых странах можно наблюдать общественную активность, которая постепенно перерастает в гражданское общество. Показательна в этом смысле история Джона Уилкса — английского политического деятеля и публициста. В 1762 он основал газету «North Briton», а годом спустя за антиправительственные публикации был арестован. Несколько раз он избирался в парламент, который, однако, не подтверждал полномочия Уилкса. В 1769 он был оправдан, а в 1774 избран лорд-мэром Лондона. Уилкс был необычайно популярен в народе, его активно поддерживали, наблюдался всплеск общественной активности. Но ситуация не менялась, повлиять на политическую элиту простые граждане не могли, и только длительная борьба за изменение избирательного права привела к тому, что к концу XVIII века в Англии первый шаг к формированию гражданского общества был сделан. После, правда, английская элита встревожилась из-за Французской революции.

В США, конечно же, были совершенно иные условия. Не было феодальных пережитков, контроля со стороны бюрократии из метрополии. Все слои общества американских колонистов стремились защитить свои права перед метрополией. В хозяйственном плане колонии были независимы. Это и способствовало гражданской самоорганизации, начавшейся в 1760-е годы и приведшей к активизации политической жизни десятилетием позже.

Сформировались общественные организации, в том числе по сословному принципу. В 1766 были сожжены дома представителей метрополии, сборщиков налогов в Бостоне. 1772-1773 годы ознаменовались возникновением комитетов связи, которые занимались установлением связей между американцами в разных городах. Это был очередной виток общественной активности. А далее — 1775-1783 годы — война за независимость, завершившаяся победой колонистов. Но они еще не чувствовали себя американцами, не было гражданского общества.

В отличие от Европы, партийное строительство шло в США очень быстро. Основная причина — необходимость оперативно решать проблемы молодого государства, в противном случае оно распалось бы на 4-5 отдельных государств и попало под влияние европейских стран. В это время в США пока еще был скромный госаппарат, маленькая армия, а само государство еще не прошло серьезных испытаний. В начале XIX века началась экспансия на Запад, что несколько затрудняло становление гражданского общества.

Гражданская самоорганизация была существенным стимулом для модернизации государства, которая была невозможна без формирования партий и модернизации правовой системы. В совокупности эти факторы стимулировали и формирование гражданского общества. Институциональная (в виде партий) и неформальная политическая активность в первой половине XIX века выражалась во влиянии на государственную и судебно-правовую политику, а также в развитии печати. При этом государственная политика была связана, прежде всего, с экономикой: земельный вопрос, таможенные пошлины и сборы (шли активные споры между штатами об их размере), развитие внутренних коммуникаций (нужно было строить дороги, организовывать работу почты и прочее).

Гражданское общество оказало сильное влияние на развитие предпринимательства. Верховный суд, имевший большую власть, тоже стимулировал предпринимательство, защищая соблюдение контрактов, свободу сообщений между штатами, соблюдение бизнесом интересов местного населения.

Развитие гражданского общества сопровождалось расцветом печати. По мнению Алексея Саломатина, таких условий для развития газет и журналов не было нигде. Существовали религиозные и политические издания. А в результате иммиграционной урбанизации появилась массовая сенсационная печать. При этом, система печати была децентрализована: новые газеты и журналы появлялись с расселением в западных частях страны.

Иосиф Дискин
Иосиф Дискин
Гражданское общество в 1830-1850-е годы сформировалось. Правда, этому препятствовало рабство в южных штатах. Тем не менее, в США в это время было много общественных движений в сфере образования, медицины. Сложились традиционные (кадровые) партии, а партия-победитель на выборах имела право на полное обновление госаппарата.

В последней трети XIX века в США сложилось территориально консолидированное социально-стратифицированное общество с сегрегированной социальной организацией в южных штатах. Этому способствовало становление развитой, многоуровневой демократии и развитому предпринимательству, причем помимо малого и среднего бизнеса к этому времени возникли и крупные корпорации. Проявлениями общества такого типа стали профсоюзные организации, появившиеся в Америке в 1860-х годах, профессиональные ассоциации (например, строителей, инженеров), политическое реформаторство (деятельность третьих партий — фермерских, трезвеннических) при одновременной стабилизации двухпартийной системы. Теодор Рузвельт в 1913 году уже после того, как ушел в отставку с поста президента, во главе третьей партии занял второе место на выборах (президентом тогда был избран Вудро Вильсон).

Таким образом, можно говорить о нескольких этапах формирования гражданского общества в США. Первый — 1760-1789-е годы — этап первичной гражданской самоорганизации («нулевой цикл» или пробуждение интереса к общественным делам). 1790-1820-е годы — второй этап становления гражданского общества, характеризующийся влиянием формирующегося гражданского общества на политическую и социально-экономическую жизнь социума.

Третий этап пришелся на 1830-1850-е годы. В этот период развитие гражданского общества шло в условиях промышленного переворота и «разделенной страны». Молодое гражданское общество оказывало воздействие на поступательный рост свободного предпринимательства и свободной печати. К 1860-1890-м годам произошла территориальная консолидация и социальная дифференциация гражданского общества в условиях единого внутреннего рынка и индустриализации. На этом, четвертом, этапе можно увидеть зрелое, стратифицированное гражданское общество как результат материального прогресса и сложно организованной демократии.

В начале XX века в США сформировалось зрелое, ориентированное на реформы, гражданское общество современного типа. Для пятого этапа характерно, что прогрессивный сегмент гражданского общества начинает функционировать как инструмент коррекции государственной политики и монополистического предпринимательства.

По мнению Алексея Саломатина, к ситуации с формированием гражданского общества в США вполне применим термин «англо-саксонская» или «англо-американская» аномалия (по аналогии с используемым Евгением Ясиным термином «античная аномалия»). Англия в силу своего географического положения и особенностей развития (например, ранней коммерциализации всех отношений) — явная аномалия.

Владимир Беневоленский, ведущий научный сотрудник Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, обратил внимание на требующий пояснений вопрос о соотношении гражданского общества и политики. По словам Алексея Саломатина, эти сферы тесно переплетаются, особенно в институциональных вопросах. Но гражданское общество анализировать гораздо сложнее, чем политическую сферу, которая публична, и всегда находится на виду. При этом, уточнил докладчик, не всякая общественная активность переходит в политику. На взгляд профессора кафедры теории права и сравнительного правоведения ВШЭ Анастасии Тумановой, гражданское общество всегда вне политики и экономики. В связи с этим у нее возникло предположение, что доклад больше посвящен не гражданскому обществу, а гражданской сфере — понятию более широкому, включающему различные аспекты политики и экономики.

Иосиф Дискин, профессор кафедры инноваций и бизнеса в сфере информационных технологий, затронул еще один важный аспект обсуждаемой проблемы — различие между понятиями «модернизация» и «развитие». С 1970-х годов теория модернизации прошла большой путь. И сегодня модернизация — это не процесс, а проект, это дело политическое, за модернизацию всегда идет борьба. Необходимое условие гражданского общества — автономная личность как массовое явление. Американское общество изначально рекрутировалось как общество диссидентов, то есть необходимое условие существовало. Были и институциональные образцы — протестантские общины. Эти социокультурные и институциональные предпосылки и позволили сформироваться гражданскому обществу в США. Причем для Америки характерно то, что община была защищена от государства. Это создавало сильную этическую напряженность, которая и порождает модернизационные проекты.

Алексей Саломатин рассматривает понятие «развитие» как более широкое по отношению к «модернизации». Так, к примеру, первобытное общество развивалось, но не модернизировалось, поскольку модернизация подразумевает качественный скачок, в котором, ко всему прочему, важен субъективный фактор.

Примиряя высказанные точки зрения, вице-президент Национальной ассоциации благотворительных организаций Нодари Хананашвили, утверждает, что модернизация — это способ реализации проекта. По его мнению, модернизация — это трансформация для приведения существующих институтов и механизмов их функционирования в соответствии с современными потребностями. Символично в связи с этим, что сообщество «анонимных алкоголиков» в США возникло сразу после отмены «сухого закона».

Ирина Мерсиянова, директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора, обратила внимание на то, что за рассуждениями и обсуждениями часто теряется проблема формирования цельной теории гражданского общества. В этом смысле чем больше будет собрано эмпирического материала по разным странам, тем больше оснований для появления теории. Анастасия Туманова добавила, что нынешнее обсуждение как раз и является доказательством того, что для создания теории нужен конкретный материал, в том числе исторический. При этом необходимо учесть и такие факторы, способствующие становлению гражданского общества, как процессы индустриализации, урбанизации, развития системы права.

И действительно, существует много подходов к анализу гражданского общества. Приложение к исследованию этого феномена теории модернизации — лишь один из векторов изучения. По общему мнению собравшихся, в разработке теории гражданского общества могут и должны принять участие разные специалисты, и тогда эта теория будет интереснее и многограннее.

 

Андрей Щербаков, Новостная служба портала ВШЭ

Фото Екатерины Чечиль

Вам также может быть интересно:

Человек или государство

В последние 20 лет российское население пересмотрело значимость прав человека. Впервые в истории страны интересы государства перестали доминировать над интересами личности и социальных групп. Новая модель общества уже формируется, но не будет строиться по западному образцу. Почему — объясняет в исследовании профессор НИУ ВШЭ Наталья Тихонова.

Представители ВШЭ вошли в состав Совета по общественному телевидению

30 октября 2018 года указом Президента Российской Федерации утвержден новый состав Совета по общественному телевидению. Среди 24 членов Совета — представители культуры, бизнеса, общественных организаций,  науки, в том числе первый проректор ВШЭ Лев Якобсон и директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Ирина Мерсиянова.

Для спасения мира нужна привычка к рутинной работе

Какие формы имеет социальное предпринимательство в России и США? Чем определяется успешность социальных проектов и как добиться их долговременной устойчивости? Эти вопросы обсуждались на очередной «Неформатной встрече на ВысШЭм уровне», организованной Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Волонтерство в России: с чего оно началось и как будет развиваться

9 декабря Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ совместно с Благотворительным фондом содействия продвижению и развитию добровольчества «Национальный центр добровольчества» провели международный круглый стол «25-летие добровольчества в России: взгляд в будущее».

Страна, социально-экономическому развитию которой помогают волонтеры

23 ноября в рамках Неформатных встреч на «ВысШЭм уровне» в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялась встреча с индийским общественным деятелем и бизнесменом Санджитом Кумаром Джха. Он рассказал, чем объясняются успехи общественной деятельности в Индии.

Должно ли государство поддерживать благотворителей?

Насколько эффективно государственное регулирование благотворительной деятельности? Помогает или мешает госфинансирование привлекать частные средства благотворительным фондам? Что показывает международный опыт и насколько он применим в российских условиях? Об этом шла речь на очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Где готовят исследователей гражданского общества

Обучение в бакалавриате ВШЭ предполагает участие студентов в проектной деятельности. О том, чем могут быть интересны проекты по изучению «третьего сектора» и какие возможности они открывают для студентов, рассказывает директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, заведующая кафедрой экономики и управления в НКО Ирина Мерсиянова.

XII конференция ISTR: ученые НИУ ВШЭ представили рекордное количество докладов

В Стокгольме состоялась двенадцатая конференция Международного сообщества исследователей третьего сектора (International Society for Third Sector Research – ISTR) на тему «Третий сектор в период трансформации: отчетность, прозрачность и социальная инклюзия». Конференция проводится раз в два года и является одним из крупнейших научных событий в своей области.

Взгляд на экспертное сообщество со стороны

На очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялось обсуждение результатов исследования «Российское экспертное сообщество как интерфейс между гражданским обществом и публичной властью». С докладом на эту тему выступил Лев Якобсон, первый проректор НИУ ВШЭ, научный руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора.

На Апрельской конференции обсудили местное самоуправление и гражданскую самоорганизацию

С 20 по 22 апреля в рамках XVII Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества работала секция «Местное самоуправление и гражданская самоорганизация. Среди докладчиков, прошедших для участия конкурсный отбор, оказались исследователи НИУ ВШЭ, в том числе сотрудники Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора, а также других вузов и научных институтов России и зарубежных стран. На сессиях присутствовали эксперты и практики третьего сектора и местного самоуправления.