• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Социология рынков: позитивные и негативные тенденции

22—23 октября в рамках III Социологического конгресса прошла сессия "Социология рынков". Первое заседание сессии было посвящено исключительно теоретическим и методологическим проблемам социологии рынков. На втором заседании обсуждались конкретные исследования.

Открывал работу сессии заведующий кафедрой экономической социологии ГУ-ВШЭ Вадим Радаев, который сделал теоретическое введение в социологию рынков. По его словам, в отличие от экономистов, эконом-социологи, во-первых, возвращаются к родовому понятию рынка, а во-вторых, используют политэкономический и историко-генетический подходы. И тогда рынок определяется как форма хозяйства, основанная на специальных формах обмена. Рынок — это процесс регулярного, преимущественно денежного, взаимовыгодного, добровольного и состязательного обмена.

Специфика же новой экономической социологии в том, что она исходит из укорененности обмена в социальных отношениях. Кроме того, в рамках новой экономической социологии рынок изучается с точки зрения нескольких подходов: сетевого, институционального, культурного и властного.

В развитии социологии рынков В. Радаев выделяет три волны:

  • Возникновение новой экономической социологии;
  • Превращение социологии рынков во фронтальное направление новой экономической социологии;
  • "Серия французских вызовов".

В ответ на вопрос о том, надо ли дисциплинарно различать экономическую социологию и социологию труда, Вадим Радаев ответил, что его принципиальная позиция заключается в том, что экономическая социология — шире, она включается в себя социологию труда.

Вслед за В. Радаевым с докладом "Понятие хозяйственного действия и негативная программа для экономической социологии" выступал преподаватель кафедры экономической социологии ГУ-ВШЭ Григорий Юдин. По его мнению, в экономической социологии сейчас назрел теоретический кризис. Ведь вся теория строится на критике традиционных экономистов. Иными словами, экономическая социология определяет себя "от противного", собственная же позитивная программа отсутствует.

Считая своим основным классиком Макса Вебера, эконом-социологи берут за отправную точку рассуждений понятие хозяйственного действия и рассматривают его как форму социального действия. Но между тем, хозяйственное действие может и не быть социальным. Тем не менее, по словам Г. Юдина, социологи упорно ищут социальное во всех хозяйственных действиях, что, по его мнению, является путем в никуда.

Младший научный сотрудник Лаборатории институционального анализа экономических реформ (ЛИА) ГУ-ВШЭ Иван Павлюткин в ответ на выступление Г. Юдина отметил, что классик-то у эконом-социологов М. Вебер, но экономическая социология занимается в основном изучением социальной структуры, а вовсе не социального действия.

Вадим Радаев поддержал мнение И. Павлюткина, что надо разделять укорененность действия и отношение хозяйства и общества. Также он заметил, что никакой трагедии в признании того, что не все хозяйственные действия социальны, для экономической социологии нет. Напротив, это позволяет выводить разные степени социальности хозяйственных действий, ранжировать их по степени укорененности в социальных отношениях и пр. Другое дело, что важно понять, отделена экономика от общества или нет? Но это вовсе не внутренняя проблема экономической социологии.

В своем выступлении Ольга Бессонова (Новосибирск) рассказала о теории раздаточной экономики, автором которой и является.

Если есть в современной экономической социологии что-то вечное, то это теория раздаточной экономики Ольги Бессоновой. В этой теории, по словам О. Бессоновой, никакого кризиса нет, в ее рамках можно объяснить практически все. Г-жа Бессонова считает, что нужно общее понимание общества, а не изучение его элементов с точки зрения различных подходов. Тем более, подходы зачастую вовсе не противоречат друг другу. Нужна общая теория, и этой общей теорией может стать теория раздаточной экономики. Кстати, с точки зрения этой теории никакого рынка в России и нет, а есть только воспроизводство раздаточной экономики, квазирыночный механизм.

И все же, второе заседание сессии было полностью посвящено исследованиям именно рынков.

Профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Вадим Волков представил результаты консалтингового проекта "Национальный рынок и региональные барьеры в России: результаты прикладного исследования", который инициировала торговая сеть "Лента". Цель проекта заключалась в выявлении неформальных барьеров для внешних игроков. Также в проекте рассматривалась специфика этих барьеров в различных регионах. Заявленную проблему — национальный рынок и региональные барьеры — Волков иллюстрировал на примере изучения двух рынков: розничной торговли (проникновение федеральных сетей в регионы) и рынка авиа-перевозок.

Аспирантка кафедры экономической социологии ГУ-ВШЭ Елена Александрова рассказала о проекте "Социальные факторы ценообразования в медицине (на примере частной стоматологии г. Москвы)".

Профессор Тюменского государственного университета В.А Давыденко представил результаты проекта "Развитие локальных торговых сетей как фактор региональной конкуренции на потребительском рынке".

Преподаватель кафедры экономической социологии ГУ-ВШЭ Зоя Котельникова рассказала о том, почему правообладатели торговых марок попустительствуют контрафакту1.

Сотрудник Центра независимых социологических исследований (СПб) О. Паченков рассказал об исследовании на тему медиа пиратсва в России. По мнению докладчика, у такого пиратства есть не только минусы, но и плюсы.

Л. Халиуллина (ГУ-ВШЭ, Санкт-Петербургский филиал) представила доклад на тему: "Производство правонарушений: "выявить, поторговаться, наказать" (на примере Госавтоинспекции)".

На самом деле, все эти исследования объединяет одно — они выполнены на поле, в котором с первого взгляда непросто разглядеть социологическую проблему. Возвращаясь к докладу Г. Юдина — кажется, что ничего социального в рынках нет (за исключением неформальных экономических связей). Но это вовсе не значит, что не надо пытаться изучать традиционно экономические (или правовые) темы такие, как конкуренция и контафакт, с помощью социологического инструментария и в рамках социологических подходов.

Подводя итоги работы сессии, профессор СПбГУ Юрий Веселов сказал, что сегодня есть как положительные, так и отрицательные моменты в развитии экономической социологии. С одной стороны, если судить по числу сессий, со времен Первого социологического конгресса интерес к экономической социологии заметно вырос. Кроме этого, не без участия ГУ-ВШЭ появляется все больше переводной литературы. Но, тем не менее, в специальности "экономическая социология и демография" самое меньшее количество защищенных диссертаций. Также Ю. Веселов посетовал, что российская экономическая социология до сих пор не интегрирована в социологию мировую.

Вадим Волков в ответном слове заметил, что, например, в Европейском университете в СПб с экономической социологией все не так плохо. У университета сильные связи с зарубежными вузами, студенты пишут работы высокого уровня, а для аспирантов не составляет никакого труда опубликоваться в международном реферируемом журнале.

Хотя, несмотря на соседство в Санкт-Петербурге (ЕУ СПб и СПбГУ находятся на одной улице), в гости на семинары друг к другу никто не ходит. И что уж говорить об интеграции в мировое сообщество, если даже в пределах одной улицы научная коммуникация никак не складывается.

1 — Работа "Товар с чужим лицом, или почему правообладатели торговых марок "поддерживают" контрафакт?" опубликована в журнале Экономическая социология. 2008. Т.8. № 4. с. 30—48. Вернуться в текст

Елена Новикова, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ

Фото: Иван Моряков

Третий всероссийский социологический конгресс

Вам также может быть интересно:

От социального действия к эволюции общества

Как антропологи объясняют уравнение Судного дня? На каких принципах строится понимающая социология? Как устроена экономика «неформального здравоохранения»? Почему россияне занимаются самолечением в интернете? Ответы на эти и другие вопросы читайте в новом номере журнала «Экономическая социология».

Социология оценивания

Почему для полиции одни правонарушения «привлекательнее» других? Как создаются успешные видеоигры? Всегда ли штрафы, награды и прочие материальные стимулы хорошо работают? Ответы на эти и другие вопросы можно найти в новом номере журнала «Экономическая социология» (Том 17, №4).

Экономическая социология о здоровом стиле жизни, геймификации и музыкальных хитах

Влияет ли классовая принадлежность человека на его склонность к здоровому образу жизни? Действительно ли внедрение игровых методик повышает мотивацию работников? Что успех Рианны в радиочартах значит для исследователя инноваций? Ответы на эти и другие вопросы опубликованы в новом номере журнала «Экономическая социология» (Том 17, №3).

Экономическая социология: взгляд в историю и в будущее

Некоторые исследователи, как, например, Дэвид Грэбер, предлагают необычную точку зрения на экономику минувших веков. Другие, как нобелевский лауреат Роберт Солоу, предсказывают, что с ней произойдет в ближайшем столетии. Чем интересны и ценны новейшие взгляды этих и других ученых на развитие общества? Об этом читайте в свежем номере журнала ВШЭ «Экономическая социология» (т.17. № 1. Январь 2016).

Качество учебы и культуры: мнение социологов

Российские студенты взаимодействуют с преподавателями менее плотно, чем американские, но посещают занятия чаще и довольны качеством учебы в той же мере, что и студенты США. Культура в мире все больше оценивается не по художественной ценности, а по уровню продаж, и похоже, интеллектуальные потребители смирились с положением. Этим и другим темам посвящен свежий номер бюллетеня Лаборатории экономико-социологических исследований ВШЭ «ЭСФорум» (№ 5, декабрь 2015).

Экономическая социология: всё не так, как кажется

В Соединенных Штатах, вполне возможно, не хватает открытой конкуренции? Современная молодежь покидает родительские дома иначе, чем в свое время это делали более старшие поколения? Чтобы правильно понять глобальные рынки, ученые должны использовать микрометоды? Эти и другие вопросы рассматривает свежий номер журнала ВШЭ «Экономическая социология» (т.16. № 5. Ноябрь 2015).

Риски и телесность как объекты социологии

Как соотносятся риски и ответственность в современном обществе? Почему телесные практики, в частности йога, становятся отправной точкой для культурной и социальной идентификации? Ответам на эти и другие вопросы посвящен свежий номер бюллетеня Лаборатории экономико-социологических исследований ВШЭ «ЭСФорум» (№ 4, октябрь 2015).

Экономическая социология: преодоление недопонимания

Каким образом закон становится барьером для функционирования международных фирм в России? Как формируется доверие к компании в си­туации обеспокоенности заинтересованных сторон? Почему медиарынку свойственна большая доля неформальных отношений? Ответам на эти и другие вопросы посвящен свежий номер журнала ВШЭ «Экономическая социология» (т.16. № 4. Сентябрь 2015; журнал входит в перечень периодических изданий ВАК при Минобрнауки РФ).

Экономическая социология: взаимодействие на условиях самосохранения

В каких формах существует волонтерство в современной России и каковы его взаимоотношения с государством? Как культурам «малых народов» удается сохранять свою уникальность в условиях повышенной открытости другим культурам? Ответам на эти и другие вопросы посвящен свежий номер бюллетеня Лаборатории экономико-социологических исследований ВШЭ «ЭСФорум» (№ 3, июнь 2015).

Экономическая социология: производство смыслов

Как воспринимает российского потребителя финская пресса? Какими соображениями руководствуются пользователи сервисов «Заплати-сколько-захочешь», решая, сколько денег перечислить за музыкальную запись? Какие смыслы возникают при  реорганизации Почты России? Ответам на эти и другие вопросы посвящен свежий номер электронного журнала ВШЭ «Экономическая социология» (т.16. № 3. май 2015).