• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мы лучшие в мире, и у нас это не укладывается в голове

28 октября на семинаре Института развития образования ГУ-ВШЭ "Актуальные исследования и разработки в области образования" в очередной раз обсуждались результаты PIRLS — международного сравнительного исследования качества чтения учеников начальной школы, в котором в 2006 году Россия заняла первое место в общем рейтинге сорока стран.

Это первый семинар из цикла "Актуальные исследования и разработки в области образования" в этом учебном году. Изменился состав его руководителей, которые отбирают темы, рекомендуют докладчиков и дискуссантов. В прошлом году семинар вели ректор Ярослав Кузьминов, проректор Исак Фрумин и проректор, директор Института развития образования Борис Рудник. Теперь же, в связи с назначением Бориса Рудника ректором Югорского государственного университета, третьим руководителем стала Ирина Абанкина — новый директор Института развития образования. Появился и четвертый руководитель — Виктор Болотов, до недавнего времени возглавлявший Рособрнадзор, ныне — вице-президент Российской академии образования.

Тема, связанная с PIRLS — международным сравнительным исследованием качества чтения и понимания текста учащимися начальной школы, возникла на семинаре не случайно. Высшая школа экономики в рамках программы фундаментальных исследований поддержала научную работу по анализу результатов PIRLS. Группа профессионадов работала в трех направлениях: детальный анализ базы данных; верификация результатов (посещение школ, присутствие на уроках, беседы с учителями и проч.), анализ учебно-методических материалов по чтению, которые используются в школах. Искали ответ на главный вопрос: почему? Как заметил Исак Фрумин, "мы лучшие в мире, и у нас это не укладывается в голове".

Существует официальное объяснение неожиданных и уникальных результатов, продемонстрированных российскими школьниками в PIRLS. Год назад, когда результаты были обнародованы, на специально созванной пресс-конференции в РИА "Новости", свои комментарии представили заместитель министра образования и науки РФ Исаак Калина и тогдашний руководитель Рособрнадзора Виктор Болотов. Они объясняли результаты тремя основными причинами: модернизацией образования (первые улучшения проявляются в начальном звене), переходом от трехлетней к четырехлетней начальной школе и улучшением обстановки в семьях (прежде всего, материального положения семей).

Теперь же на семинаре был представлен доклад научного сотрудника Центра социально-экономического развития школы Института развития образования ГУ-ВШЭ Юлии Тюменевой "Успех России в PIRLS. Благодаря или вопреки? Вторичный анализ PIRLS-2006 по российской выборке". Как оказалось, благодаря анализу собственно ответов учащихся и ситуации в школах и в семьях (PIRLS — это не только тесты, но и анкеты для определения образовательного и культурного контекста) удается весьма убедительно развенчать некоторые мифы российского образования. Сделать это можно при обработке огромных массивов данных.

Например, традиционно считается, что в городских школах детей учат лучше, чем в сельских. Однако, как выяснилось, локализация школы (тип и размер населенного пункта) практически не влияла на результаты, которые демонстрировали ученики. Средние результаты соответственно в городе, пригороде и селе — 580, 562 и 529. Авторы исследования приходят к выводу, что на качество чтения влияют другие факторы: ситуация в самой школе (обеспеченность ресурсами, безопасность) и положение семей (финансовое благополучие, образование родителей, установки родителей к чтению). Проще говоря, ребенок из бедной семьи в плохо оснащенной городской школе может читать плохо, а ребенок из благополучной семьи в современной сельской школе - хорошо. Юлия Тюменева привела характерный пример: в Москве за 9 месяцев 2008 года на учет поставлено 1,2 миллиона мигрантов, то есть их дети будут учиться в городских школах, но вряд ли сумеют демонстрировать высокое качество чтения.

Казалось бы, чем лучше обеспечена ресурсами школа, тем выше достижения ее учеников. Но, как выяснилось в ходе вторичного анализа, ресурсы школы имеют значение для семей с низким социальным статусом, играют в этих случаях компенсирующую роль. Школы, где преобладают дети из благополучных семей, по сравнению с исследованием PIRLS 2001 года, улучшили свои результаты на 45 баллов, а "неблагополучные" школы — всего лишь на 8, то есть, по мнению Юлии Тюменевой, вообще не продвинулись (граница статистической значимости в данном случае — 22 балла).

Еще один миф, развенчанный в ходе исследования, — о том, что на качество образования положительно влияет оснащенность компьютерами. Оказалось, что доступность компьютеров вообще не связана с достижениями в чтении: не приводит к улучшению и, может быть, даже сказывается негативно. На качество чтения не влияет также частота и объем домашних заданий, а по этим показателям Россия опережает все страны — участники PIRLS. В наших школах есть учителя, которые задают немного, но в их классах результаты не хуже, чем у тех коллег, которые детей перегружают. Что касается заданий, которые дети выполняют на уроках, единственное из них, влияющее на качество чтения, — когда ученик читает текст вслух всему классу. При этом учитель должен использовать задания для развития относительно сложных навыков понимания текста (работа со структурой, предсказанием на основе прочитанного и проч.).

Очень важными факторами, повлиявшими на результаты, оказались сформированность навыков чтения в дошкольном возрасте, образование матери, установки родителей к чтению, размер домашней библиотеки. При этом количество книг в доме не зависит от финансовой обеспеченности семьи. Россия опережает другие страны по числу учащихся с высоким индексом ранней образовательной активности. Проще говоря, столь высокие результаты PIRLS Россия продемонстрировала, прежде всего, потому, что продвинутые родители хорошо готовят детей к школе. При этом в школе налицо дефицит педагогов, специализирующихся на обучении детей с проблемами в чтении.

Генеральный директор Открытого института "Развивающее образование" Алексей Воронцов, комментируя доклад, сказал: "За последний год мы не первый раз анализируем интерпретацию результатов PIRLS. Чем больше слушаю, тем грустнее мне становится". Он напомнил тезис ректора Московской высшей школы социальных и экономических наук Анатолия Каспаржака о том, что "школа здесь не при чем — во всем «виновата» семья". Значит, два вывода, сделанные Юлией Тюменевой, — о том, что ресурсы носят компенсаторный характер, а ИКТ не влияет на повышение грамотности, — позволяют сделать еще более мрачный вывод: что учительство не умеет использовать материальные ресурсы и ИКТ. Вопрос только в том, что делать, чтобы увеличить эффективность работы школы.

"Интересный получился результат: ничто ни на что не влияет, — сказала Елена Юдина, ведущий научный сотрудник Психологического института Российской академии образования. — Если школа играет компенсаторную роль, то зачем вкладывать средства в неблагополучные регионы? Может быть, лучше обеспечивать благополучие семей?"

Елена Юдина высказала предположение, что успехи наших школьников в чтении могут быть связаны с дошкольным образованием, которое в орбиту исследования не попало. Четвероклассники, участвовавшие в PIRLS, поступили в школу в 2002 году, а в 2004 году усилилось давление школы на систему дошкольного образования (именно в этом году появилось понятие "предшкольное образование"), и при подготовке детей к школе стали использоваться жесткие формальные методы. Участники семинара согласились с тем, что этот аспект требует дополнительного исследования.

Заведующая Центром оценки качества образования РАО Галина Ковалева (российский специалист № 1 по международным сравнительным исследованиям качества образования) рассказала, как она докладывала о причинах успеха российских школьников в PIRLS на международной конференции в Германии. Там ей задавали вопросы в связи с тем, что у российской школы очень низкие стартовые возможности — как же при этом удалось добиться подобных результатов?

Галина Ковалева высоко оценила работу коллег из Высшей школы экономики: в исследовании, проведенном Юлией Тюменевой, было продемонстрировано богатство данных, которые дают международные сравнительные исследования. Исследователи стали определять факторы эффективности, не расслаивая школы статистически, а используя экспертные оценки. Как сказала Галина Сергеевна, "растет молодая гвардия профессионалов, которые не боятся браться за огромные базы данных, расширяется круг специалистов, занимающихся вторичным анализом".

По мнению Галины Ковалевой, проблема российского образования состоит в том, что на основе исследований, связанных с результатами PIRLS, крайне трудно принять управленческие решения. Что нужно сделать, чтобы закрепить полученный результат? Ведь в 2012 году дети, участвовавшие в исследовании PIRLS в 2006 году, будут участвовать в другом исследовании — PISA, в котором Россия занимает не столь выигрышные позиции. В других странах для улучшения результатов принимаются экстренные меры: увеличивается число часов на соответствующие предметы, реализуются специальные программы по развитию интереса детей к чтению. В этом контексте очень грустно прозвучала реплика начальника отдела Института развития образования Татьяны Абанкиной: "Может быть, доверим всё семье?"

Борис Старцев, Новостная служба портала

Вам также может быть интересно:

Вышка подготовила учителей математики, с которыми детям будет интересно

Состоялся первый выпуск магистерской программы «Совместная магистратура ВШЭ и ЦПМ». Эта программа готовит высококвалифицированных учителей математики, интегрируя высокий научный потенциал факультета математики НИУ ВШЭ и практический опыт работы Центра педагогического мастерства в области школьного образования.

Участники НеКонференции спроектировали школу, не похожую на самолет

27 июня в Хорошевской школе состоялась НеКонференция. Так назвали многоуровневую дискуссионную площадку: исследователи сферы образования, педагоги, управленцы и даже ученики генерировали идеи для школы будущего. Организатором и разработчиком программы НеКонференции стал Институт образования Вышки.

Новые частные школы России: «печки» разные, «кирпичики» схожие

На очередном семинаре «Актуальные исследования и разработки в области образования» Института образования НИУ ВШЭ руководители самых известных в России негосударственных школ рассказали, какими умениями и навыками будут обладать их выпускники через десять лет.

НИУ ВШЭ поможет московским школам в создании IT-классов

Университет разработает для школьников учебные модули по ведению IT-бизнеса и обучит педагогов IT-классов. Кроме того, на базе НИУ ВШЭ совместно с ведущими IT-компаниями планируется создать центр сертификации выпускников таких классов.

Влияние исследований качества образования на политику не стоит переоценивать

На семинаре, прошедшем в НИУ ВШЭ в рамках Дней Международной академии образования в Москве, профессор Университета штата Аризона Густаво Э. Фишман сравнил международные сравнительные исследования качества образования с лошадиными скачками и заявил, что они не столь значительно влияют на образовательную политику, как принято считать.

Борьба с неуспеваемостью. Как предупредить неудачи в школе

У детей из семей с низким уровнем образования и доходов выше риски плохой учебы. Но школа может их снизить. Как именно, рассказали с опорой на международный опыт эксперты Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ.

Кружок качества. Как внеклассные занятия влияют на успехи школьников

Подростки, которые ходят в студии и секции, чувствуют себя увереннее и лучше учатся в школе. Больше всего успеваемость связана с курсами иностранных языков, выяснила социолог Ксения Тенишева. Доклад об этом представлен в программе ХХ Апрельской Международной научной конференции в Высшей школе экономики.

Институт образования будет сотрудничать с глобальной школьной лабораторией

Институт образования НИУ ВШЭ заключил договор о сотрудничестве с онлайн-платформой ГлобалЛаб — сообществом учителей и учеников, выполняющих совместные исследовательские проекты в Интернете.

Дизайнерам и педагогам предстоит найти общий язык

В правильно организованном пространстве школы дети не только комфортно себя чувствуют, но и лучше учатся. О том, как этого добиться, шла речь на исследовательском семинаре «Дизайн образовательных пространств школы», который Центр развития лидерства в образовании Института образования НИУ ВШЭ провел 12–13 июля.

«Общество не следит за тем, что происходит в школе, оно придирчиво следит за результатами школы»

В интервью «Учительской газете» ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов рассказал, как цифровизация должна изменить учебный процесс для учителей, детей и родителей, почему красивая pdf-ка — это еще не цифровой учебник и зачем все-таки ходить в класс, если технологии позволяют учиться удаленно.