• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Уехать в город любой ценой

2 октября на очередном семинаре Института развития образования ВШЭ был представлен доклад «Стратегии сельских школьников: мечты и реальность. Результаты международного сравнительного исследования в России, Китае и Казахстане».

Видеозапись

В докладе, подготовленном совместно Институтом развития образования (ИРО) ВШЭ и Лабораторией сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ ВШЭ, представлены результаты масштабного международного исследовательского проекта, посвященного жизненным перспективам сельских школьников России, Китая и Казахстана. В каждой стране изучали сельских школьников из трех регионов с разными характеристиками: густонаселенной местности рядом со столицей, развитого сельскохозяйственного района и малонаселенного региона со сложной этнокультурной ситуацией. В России исследователи взяли по одному району Московской области, Алтайского края и Республики Саха (Якутия). Кроме того, в инициативном порядке к проекту присоединились Республика Татарстан и Ульяновская область.

На предыдущих семинарах, где уже представлялись первые результаты этого исследования, речь шла об устремлениях сельских школьников, их видении своего будущего. Теперь же исследователям удалось провести дополнительный срез в одном из районов Якутии и выяснить, удалось ли ребятам воплотить свои мечты о городской жизни в реальность.

 

Мысли о миграции

Сельский школьник — это совершенно особенный образ для российской культуры, сказала в начале своего выступления директор Центра прикладных экономических исследований и разработок ИРО Татьяна Абанкина. «Когда глубоко уважаемый мной Олег Николаевич Смолин (депутат Госдумы от КПРФ — прим. авт.) говорит: «Я — сын сельского учителя», у всех нас текут слезы восторга». Неудивительно, что никто не сомневается в необходимости спасать деревню и деревенскую школу». Впрочем, отсутствие таких сомнений характерно для потомственных городских жителей. А сельская молодежь — подмосковная, якутская, китайская, — напротив, едина в своем порыве навсегда оставить воспетую классиками пастораль.

Больше половины выпускников сельских школ мечтает о том, чтобы уехать в город и поступить в вуз (от 61% в Ульяновской области до 81% — в Якутии). Еще от 13 до 35% хочет переехать в город и учиться в техникуме или колледже. ПТУ всерьез рассматривают для себя только лишь около 5% подмосковных школьников — в Московской области есть рабочие места для людей с таким образованием.

Сходные стремления демонстрирует и китайская молодежь. О полных аналогиях здесь говорить вроде бы сложно — то, что считается в Китае «селом», и по численности населения, и по количеству промышленных предприятий тянет на российский райцентр. Кроме того, в Китае иначе организовано образование. Аналог нашей старшей школы практически полностью платный. Для поступления в старшую школу «сельскому» жителю нужно перебираться в город. Наконец, в Китае существует две разновидности старшей школы — общеобразовательная, выпускники, которой могут поступать в университеты, и ремесленная (техническая), после которой можно идти работать или поступать в технический вуз по тому же направлению подготовки. Ученики технических школ могут получать стипендию, но родители все равно оплачивают и обучение, и проживание в кампусе, и униформу, и питание. Тем не менее, несмотря на все различия и в социально-экономической ситуации, и в системе образования, большинство китайских школьников связывает свои надежды на будущее с городом. Они намерены уезжать поступать либо в общеобразовательные школы и дальше — в вузы, либо в технические школы, а потом уж как повезет.

Родители российских учеников 9-11 классов, принимавшие участие в исследовании, поддерживают стремления своих детей. Большинство из них готово оплачивать и проживание детей в городе, и даже их обучение. Среди семей, где суммарный доход превышает 30 тысяч рублей в месяц, почти все родители к этому готовы.

С отъездом связывает свои надежды абсолютное большинство школьников. Однако среди тех, кто готов остаться, преобладают, во-первых, мальчики (девочки четко нацелены на отъезд и чаще хотят поступать в вузы), во-вторых — ребята с низкой успеваемостью и, в-третьих, те, у кого на селе есть семейное дело, бизнес. Татьяна Абанкина подчеркнула, что только наличие собственного семейного дела может сейчас удержать человека в сельской местности. Интересно также то, что возможность «начать работать сразу после школы» российские дети для себя фактически не рассматривают. Еще в конце 1980-х это было иначе. В Китае и Казахстане такая опция пока еще существует, но о ней думает лишь небольшая доля учащихся.

Ответы на вопрос «кем быть?» и даже «где именно учиться после отъезда?» для большинства школьников пока не слишком важен. Якутские ребята думают о миграции в двух направлениях — Москва (реже Санкт-Петербург) и республиканская столица — Якутск. Сходные стремления у алтайских и ульяновских школьников. Последнее наиболее интересно — крупные приволжские образовательные центры ульяновским ребятам практически неизвестны, перед ними стоит выбор только между Ульяновском и Москвой (реже Санкт-Петербургом).

 

Сбывшиеся мечты

Сельские школьники весьма реалистично представляют себе свои возможности — таков вывод старших научных сотрудников Лаборатории сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ Анны Красиловой и Гордея Ястребова. Опрос, проведенный в Республике Саха (Якутия) показал, что больше 60% выпускников сельских школ благополучно поступили в вузы, причем большинство — именно туда, куда собирались. Многие стали учащимися техникумов и колледжей (в реальности несколько больше, чем в мечтах). Наконец, существует небольшое (меньше 5%) число ребят, которые просто переехали в город, где пока не работают и не учатся. К сожалению, пока о них больше сказать нечего.

Какие факторы сыграли положительную роль для поступления? Набор вполне стандартный — хорошая успеваемость, дополнительные занятия (с репетитором или самостоятельно по учебникам), уровень благосостояния родителей. Способствует успеху обучение в профильном классе (неважно, в каком) и знание иностранного языка. Любопытно, что для поступления в вуз важно образование отца — директор ИРО Ирина Абанкина полагает, что здесь проявилась якутская специфика. Для большинства россиян важнее образование матери, но район, где проводилось обследование, на 90% населен людьми, дома говорящими по-якутски. Это сообщество — одно из немногих в России, где прочно сохраняется патриархальная семейная модель. Тем не менее дочери якутов предпочитают уезжать из села и поступать в вузы. Не смущает даже языковой барьер: Якутск — город преимущественно русскоязычный.

Исследователи выяснили, что отъезд и поступление в вуз способствует миру и взаимопониманию в семье. 95% родителей детей, уехавших в город и ставших студентами, полностью удовлетворены их успехами. Среди молодых людей, поступивших в вуз, тех, кто доволен собой и родителями — абсолютное большинство. Несколько меньше удовлетворенность жизнью и друг другом у учащихся колледжей и их родственников. Напротив, у тех, кто остался в селе, назревают конфликты. Кто-то недоволен тем, что родители не поддержали в желании поступить, кто-то, напротив, разочаровал родню тем, что не сумел или не захотел этого сделать.

Итак, пока в верхах думают о спасении деревенских школ и деревень, молодежь при полной поддержке большинства родственников и опекунов мечтает о городской жизни и весьма последовательно свои мечты исполняет — таков вывод авторов исследования.

Выступавший в качестве дискуссанта старший научный сотрудник Центра мониторинга качества образования ИРО Дмитрий Попов отметил некоторые недостатки исследования. Он предложил достаточно простой способ выяснить судьбу большинства школьников, не опрашивая их самих, — опросить директоров и учителей, которые, вероятно, более или менее в курсе того, кто куда поступил. По мнению Дмитрия Попова, в целом исследование представляет большой интерес и нуждается в продолжении.

 

Школа как средство эвтаназии

В ходе дискуссии после доклада доцент Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова (МГУ) Ольга Машкина внесла некоторые коррективы в «китайскую» часть результатов. Она отметила, что урбанизация в Китае носит совершенно иной, нежели в России, характер. Если у нас из сельской местности бегут, потому что там негде работать успешно, то Китай с 1980-х годов сталкивается с серьезным аграрным перенаселением. В 1990-е 270 тысяч молодых людей в китайской деревне были просто лишними — им негде было работать.

Ирина Абанкина по просьбе аудитории подробно рассказала о том, что такое китайская техническая школа. Она финансируется из трех источников — государство дает средства на зарплату учителей и коммунальные платежи, работодатели предоставляют оборудование, в результате выпускник сразу же готов работать на предприятии, и есть еще плата за обучение со стороны родителей.

Ведущий научный сотрудник ИРО Марина Пинская отметила, что успешная сельская школа сейчас готовит людей на выезд. В результате каждый новый набор оказывается сложнее предыдущего — ведь лучшие, ориентированные на учебу ребята уезжают и растят своих детей в городах. Она уподобила хорошую сельскую школу червю, перепахивающему землю и не пожинающему урожая. Научный руководитель ИРО Исак Фрумин добавил, что сегодняшние меры по поддержке села носят реактивный характер. Государство реагирует (с опозданием) на стремления жителей. Все его попытки спасти деревню лишены смысла — сами жители выносят ей приговор. Так не пора ли занять активную позицию в отношении этого процесса, тем более что он устойчив и остановить его нельзя? Не должна ли школа стать средством «эвтаназии» умирающего села, а не попыткой обеспечить его не нужное самим жителям выживание?

Сходных взглядов придерживается и Ирина Абанкина. Она процитировала одного из сотрудников администрации Воронежской области, раздраженно комментировавшего неудержимое стремление сельских школьников в город — «хоть паспорта у них отбирай». В Китае урбанизацию считают основой экономического роста и готовы к тому, чтобы обратить ее на пользу страны. Сейчас ЕГЭ позволяет сельским ребятам преодолеть путь, который раньше занимал три поколения — сразу получить высшее образование, а с ним и приличную работу, снять жилье и осесть в городе, возможно столичном, без промежуточных этапов вроде работы дворником. Стремление россиян к образованию велико — так не пора ли им воспользоваться, как это собираются сделать в Китае?

 

Екатерина Рылько, специально для Новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Впервые лицеист принял участие во Всемирном конкурсе китайского языка

Одиннадцатиклассник Лицея НИУ ВШЭ Дмитрий Щеглов выступил на международном конкурсе китаистов, который проходил в Чжэнчжоу с 17 октября по 3 ноября. Он вошел в десятку финалистов из стран Европы.

Зачем Китай «опоясывает» мир

Как Китай выстраивает новую глобальную экономику? Какое место в ней отводится России? Об этом и многом другом руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов рассказал слушателям лекций в рамках проекта «Университет, открытый городу: Вышка в Парке Горького».

На учебу в Азию — из Высшей школы экономики

Магистерская программа «Социально-экономическое и политическое развитие современной Азии» дает студентам возможность изучать азиатские страны не только в теории, но и на практике — благодаря стажировкам в партнерских университетах Китая и других стран. Три студента программы рассказывают о трех аспектах таких стажировок — учебе, общении и еде.

Живи там хорошо. Как устроена внутренняя миграция из небольших городов

Свыше половины выпускников школ в российских средних городах собираются поменять место жительства навсегда или надолго. Фактически они потеряны для своих городов, отметили демографы НИУ ВШЭ в докладе по исследованию внутренней миграции. Доклад был представлен на ХХ Апрельской Международной научной конференции в Высшей школе экономики.

Прием заявок от школьников на участие в выездной биологической сессии продлится до 5 марта

Выездная сессия для учеников 6-10 классов, интересующихся биологией, пройдет с 26 марта по 5 апреля в подмосковном Пущино. Ее организует Дирекция общего образования НИУ ВШЭ в рамках проекта «Академия школьников».

Русский след

В Латвии, Эстонии, Казахстане и Киргизии в последние годы сокращалось русское население. Этому способствовали все основные демографические процессы: миграция (репатриация людей в Россию), старение — рост доли пожилых среди русских, а также убыль населения — превышение смертности над рождаемостью. Доцент Института демографии НИУ ВШЭ Владимир Козлов исследовал динамику численности русской диаспоры в четырех странах. 

В серой зоне

В России, Франции и Греции внешние неквалифицированные трудовые мигранты невольно поддерживают политику работодателей, сразу помещающих их в серое правовое поле. Исследование в трех странах показало, что иностранные рабочие изначально готовы трудиться полулегально, лишь бы заработать на жизнь. Между тем, их доходы не компенсируют ситуацию социальной уязвимости, в которой они оказались. Статья об этом опубликована в Журнале исследований социальной политики НИУ ВШЭ. 

Шапка-невидимка

Наряду с шапкой Мономаха, у русских правителей были другие драгоценные венцы. В их числе — высокая, похожая на папскую тиару золотая корона с самоцветами, сделанная в Англии по заказу Ивана Грозного. В Смутное время она исчезла из Москвы, оказалась в Польше на голове короля Сигизмунда III, затем побывала в Берлине залогом за долги, а потом и вовсе пропала. Доцент Школы филологии НИУ ВШЭ Александр Лаврентьев восстановил историю этой регалии.

Диалоги с памятниками

Роль памятника в современной городской среде меняется. На смену помпезности приходит демократичность. А могучие исторические монументы вписываются в городскую культуру через фамильярность. Фольклорные образы современной скульптуры и способы коммуникации с ней исследовал профессор НИУ ВШЭ Андрей Мороз. 

Поступательное движение

На образовательную миграцию влияют исходные данные абитуриентов и уровень жизни в регионах, показали в статье сотрудники Института институциональных исследований НИУ ВШЭ Илья Прахов и Мария Бочарова. Сильные выпускники из образованных и обеспеченных семей в целом чаще поступают в вуз далеко от дома. Но выбор обычно корректирует экономика. Большие зарплаты притягивают учащихся в регион, высокая стоимость жизни — отталкивает.