• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Цена успеха

31 марта на семинаре Центра трудовых исследований ГУ-ВШЭ с докладом "Смена профессии и долгосрочные последствия для здоровья" выступила Ольга Лазарева.

Иногда кому-то приходится менять не только место работы, но и профессию. Шаг этот более радикальный, и последствия его серьезнее. О том, как смена профессии влияет на здоровье, шла речь на семинаре "Проблемы рынка труда".

На встрече, организованной 31 марта Центром трудовых исследований ГУ-ВШЭ, с докладом "Смена профессии и долгосрочные последствия для здоровья" выступила Ольга Лазарева (Центр экономических и финансовых исследований и разработок).

Почему люди меняют профессию? Кто-то делает это добровольно в процессе поиска своего места в жизни. А кто-то вынужденно, из-за того, что спрос на профессию упал ввиду структурных изменений в экономике. В нашей экономике такие структурные изменения пришлись в основном на первую половину 1990-х годов.

Именно влияние вынужденной смены профессии на здоровье, курение и потребление алкоголя пыталась оценить О. Лазарева на основе панельных данных RLMS (Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения) за 10 лет.

О. Лазарева выделила следующие механизмы влияния на здоровье вынужденной сменой профессии:

  • потеря человеческого капитала и, как следствие, уменьшение удовлетворенностью работой;
  • потеря профессионального статуса, или даже социального, если новая профессия оказывается менее престижной в обществе;
  • серьезные перегрузки на работе, так как приходится быстро осваивать новые навыки.

Все это неминуемо ведет к стрессу.

Но за всеми этими теоретическими предположениями стоит еще и проблема работы с данными — как измерить смену профессии и как оценить уровень здоровья?

Смена профессии фиксировалась через смену кодов профессии, заявленных в анкете одного и того же респондента в разные годы. Кроме этого, смена профессии измерялась по субъективному вопросу о смене работы.

Данные RLMS показывают, что каждый пятый россиянин менял профессию. Чуть выше эта доля всегда была в промышленности. Большая часть случаев смены профессии произошла до 1995 года.

Показателями здоровья служили самооценка здоровья по пятибалльной шкале и интегральный индекс на основе нескольких вопросов о состоянии здоровья.

На основании регрессионной модели автор делает вывод об отрицательном влиянии смены профессии на здоровье. Вынужденная смена профессии связана с ухудшением здоровья, а также с повышенным потреблением алкоголя и более интенсивным курением.

Здесь возникает резонный вопрос, а не имеем ли мы дело с обратной связью? Ведь очень логично предположить, что у человека сначала может ухудшиться здоровье, и как следствие, он вынужден менять профессию. Однако включение в анализ дополнительных инструментальных переменных свидетельствует о наличии причинно-следственной связи между сменой профессии (причина) и ухудшением здоровья (следствие). Смена профессии равнозначна для здоровья старению на три года.

Кроме того, О. Лазаревой удалось показать, что смена профессии имеет долгосрочный эффект для здоровья. По крайней мере, этот эффект не исчезает на горизонте 10—15 лет.

У собравшихся работа эта вызвала не столько критику (все указывали на добросовестность применения эконометрических методов анализа данных и аккуратность выводов), сколько пожелания по дальнейшему развитию темы.

Старший научный сотрудник Лаборатории исследований рынка труда ГУ-ВШЭ Инна Мальцева посетовала на то, что заранее рассматривалось только негативное влияние смены профессии на здоровье, и это, возможно, сужало анализ. И. Мальцева предложила более зримо продемонстрировать отложенное влияние смены профессии на здоровье.

Проректор ГУ-ВШЭ Сергей Рощин обратил внимание на то, что если расширять выводы, сделанные автором, то получается, что наименее мобильные на рынке труда являются наиболее здоровыми, а люди, мобильные на рынке труда все напрочь больные. Хотя все исследования показывают, что наиболее мобильные являются наиболее конкурентоспособными, и наоборот. По мнению С. Рощина, чтобы адекватно оценить влияние смены профессии на здоровье, нужно обязательно учитывать временную нагрузку на работе, чего в данном исследовании сделано не было.

Директор Центра трудовых исследований ГУ-ВШЭ Владимир Гимпельсон высказал удивление, почему исследование не показало, что смена плохой работы на хорошую не улучшает здоровье. Он предложил выделить этих людей (работников, кто ушел с плохой, нелюбимой работы, на хорошую) и посмотреть, будут ли они чем-то отличаться от всех остальных. Кроме этого, В. Гимпельсон заметил, что столь аккуратной работе не хватает описательности, чтобы было проще понять, что же стоит за цифрами и эконометрическими моделями.

Елена Новикова, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ
Фото Виктории Силаевой

Вам также может быть интересно:

Профессии в тренде: как Вышка отвечает на вызовы будущего

Рынок труда постоянно меняется. На кого учиться, чтобы выйти из вуза со знаниями и навыками, востребованными не только в современных реалиях, но и как минимум через четыре-шесть лет? Как определить, насколько та или иная профессия будет востребована в будущем? Что может послужить базой для создания списка профессий, которые продолжат быть востребованными и в России и в мире? В нашем спецпроекте эксперты ИСИЭЗ ВШЭ отвечают на эти вопросы через анализ глобальных трендов.

Правила успешного фриланса. Как побеждать в конкурсах на бирже удаленной работы

Шансы фрилансера получить конкурсный контракт могут снижаться до 0,1% и взлетать до 40%. Социологи ВШЭ изучили от чего это зависит. IQ.HSE переложил выводы ученых в инструкцию: как существовать на бирже, чтобы оказываться в выигрыше.

Тест: работа мечты существует? Какие трудовые условия соблазняют миллениалов

HR-специалисты охотятся за молодыми творческими работниками. А те меняют фирмы как денди — перчатки. Почему так происходит? Ольга Котомина из ВШЭ по итогам опроса креативщиков в возрасте 19–35 лет выделила пять характеристик идеального рабочего места. На их основе редакция IQ.HSE составила быстрый тест.

Ярослав Кузьминов — о развитии высшего образования в условиях цифровизации

В течение ближайших 10 — 15 лет рынок труда полностью изменится под воздействием цифровой революции. Чему и как нужно учиться в условиях быстрого обновления профессий и технологий на рынке квалификаций? Как выжить вузам в условиях распада традиционных методик преподавания? Когда ждать появления массовой индивидуализации образовательных траекторий? Ответы на эти и другие вопросы — в лекции ректора НИУ ВШЭ.

Личность на работе. Как трудовые успехи связаны с психологическими качествами

Манера думать, чувствовать и вести себя в определенных обстоятельствах влияет на возможность занятости и величину зарплаты. Эффект от характеристик личности на рынке труда впервые в России измерила Ксения Рожкова.

Молодежь (не) любит ЗОЖ. Как молодые люди относятся к своему самочувствию

Студенты больших городов не слишком заботятся о здоровье и мало применяют знания по теме на практике. Таковы данные опроса, проведенного в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Перми.

Безысходность или желание. Межстрановые и гендерные различия мотивации на рынке труда

Экономические показатели стран и присущая им культура влияют на то, какие цели преследуют мужчины и женщины в сфере занятости. Исследователи ВШЭ проанализировали трудовые ориентации людей, проживающих в разных странах мира, и выявили, какие факторы сказываются на их мотивации работать и в какой степени она реализовывается на рынке труда.

Жить стали здоровее. Как чувствует себя население России

В последние годы россияне выше оценивают собственное самочувствие, и ожидаемая продолжительность здоровой жизни растет. Вместе с тем по этому показателю Россия все еще сильно отстает от стран ЕС. Почему, выяснил научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ Александр Рамонов.

«Готовить человека для работы в среде, которая скоро исчезнет — не совсем разумно для государства»

Профессии охранника, продавца и водителя начнут вытесняться в ближайшие десять лет. Им на смену придут специальности, связанные с адаптацией цифровых сервисов, поиском и освоением информации. Именно такой эффект цифровой революции мы увидим к 2030 году, рассказал ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, выступая 5 марта с докладом на заседании межфракционной группы «Единой России» в Государственной думе.

В серой зоне

В России, Франции и Греции внешние неквалифицированные трудовые мигранты невольно поддерживают политику работодателей, сразу помещающих их в серое правовое поле. Исследование в трех странах показало, что иностранные рабочие изначально готовы трудиться полулегально, лишь бы заработать на жизнь. Между тем, их доходы не компенсируют ситуацию социальной уязвимости, в которой они оказались. Статья об этом опубликована в Журнале исследований социальной политики НИУ ВШЭ.