• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Как студенты студентов изучали

Недавно исследователи Проектно-учебной лаборатории ВШЭ «Развитие университетов» вернулись из экспедиции в Томск. В рамках одного из проектов лаборатории они изучали томское студенчество. О целях и результатах поездки рассказывает и.о. заведующего лабораторией Дмитрий Семенов.

— Дмитрий, что вы изучали в Томске? Почему именно этот город?

— Наша лаборатория, помимо всего прочего, занимается изучением студенческой жизни в России. Мы стараемся не ограничиваться исследованиями столичного студенчества и организуем выезды в другие города. Кроме того, наши выезды носят и учебный характер: в них принимают участие стажеры лаборатории, которые таким образом осваивают на практике исследовательские методы. В Томск ездили шестеро наших стажеров студентов. Они учатся на разных факультетах: социологии, прикладной политологии, государственного и муниципального управления... Образование — междисциплинарная область. Одна из целей наших поездок — научиться междисциплинарному взаимодействию, освоить методы исследований на стыке различных наук.

Поездка в Томск уже третья наша экспедиция. Предыдущие были в Тверь и Ярославль. Тема исследований, объединяющих все эти экспедиции, — «Студенчество и город». Именно Томск выбрали для этой поездки потому, что это, наверное, самый «студенческий» город России, в нем очень высокая концентрация студентов, несколько крупных, известных вузов: примерно каждый пятый житель города имеет отношение к томским университетам.

Мы разделились на три группы, у каждой была своя тема в рамках общего направления. Первая группа под руководством Ивана Груздева и Игоря Чирикова изучала студенческие организации, способы самоорганизации студентов. Ребята сфокусировались на тематике студенческих профсоюзов. Вторая группа под руководством Дарьи Дрожжиной и Михаила Лисюткина работала с темой иностранных студентов в городе, с их пониманием города, каким он видится, а самое важно — что про него расскажут у себя на родине африканцы, китайцы, европейцы, с теми возможностями и ограничениями, какие Томск имеет в глазах студента из другой страны. Наконец, третья группа под руководством Олега Лешукова и Натальи Исаевой занималась проблемой мотивации студентов к внеучебной, предпринимательской деятельности в широком смысле, фактически изучала различные виды студенческой активности в Томске, разнообразные проекты, инициативы, которыми занимаются студенты вузов.

— Какие вузы вы изучали?

— В основном работали с Национальным исследовательским Томским государственным университетом (НИУ ТГУ), с Национальным исследовательским Томским политехническим университетом (НИУ ТПУ), Томским государственным университетом систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР), Сибирским государственным медицинским университетом.

— Как проходило ваше исследование?

— Мы проводили разноплановые интервью с преподавателями, студентами, администрацией вузов и людьми, которые занимаются работой с университетами во властных структурах. Кроме того, мы использовали стратегию включенного наблюдения за студентами. Это похоже на работу этнографов и антропологов, когда исследователь просто наблюдает за теми, кого исследует, за их действиями, поведением, внешним видом, разговорами и абсолютно все фиксирует в своих «полевых заметках», затем это обсуждается и анализируется.

Ежедневно у нас проходили глубинные семинары — обсуждения результатов дня и тем, над которыми работала каждая группа. Работали очень интенсивно, каждый вечер обсуждение затягивалось до поздней ночи... Сначала мы делились впечатлениями, каждый замечал и открывал что-то свое, новое и необычное, что заставляло удивляться и задумываться. Потом мы могли долго спорить, чтобы, наконец, из всего многообразия наблюдений сложились общие выводы. Кстати, возможно, самые ценные наши выводы появлялись именно к ночи после долгих дебатов. Мы провели в Томске неделю и, честно говоря, этого мало.

По результатам исследования планируется несколько публикаций. Часть — научного, часть — возможно, научно-популярного характера.

— Какие результаты исследования, на ваш взгляд, самые интересные?

— На этот вопрос сложно ответить, так как работа групп еще продолжается. Но, например, у нас сложилось впечатление, что многие формы студенческой активности — профсоюзы, другие организации — носят формальный характер. Причем связано это не с отсутствием поддержки со стороны вузов или городской администрации, а, наоборот, с ее избытком. Источники финансирования, как правило, связаны с вузами и структурами городской администрации. Почему-то, на мой взгляд, очень часто получается так, что их поддержка расхолаживает студентов, и в результате действительно интересные, содержательные инициативы уходят, а возле источников финансирования остаются те, кому только это финансирование и важно. Поэтому официальные студенческие организации часто представляют собой бюрократические структуры, сросшиеся с городской или университетской администрацией. Говорить о том, что, например, студенческие профсоюзы представляют студентов, сейчас странно. Объяснить, почему все это происходит именно так, я пока не могу.

Любопытные результаты были получены группой, изучавшей иностранных студентов. Основной темой, интересовавшей наших исследователей, была адаптация иностранцев. Оказалось, что стратегия адаптации зависит от двух факторов: этнической принадлежности студента и срока его обучения. Студенты из стран Европы представляют собой группу «образовательных туристов»: они приезжают учиться на краткосрочные программы, и на протяжении всего обучения их сопровождает студент из России, «друг», который подсказывает, помогает решить проблемы. Студенты же из стран Азии и Африки приезжают на долгосрочные программы, они вынуждены адаптироваться собственными силами. Весьма интересно дело обстоит с африканцами. Видимо, они очень экзотические гости для сибирской земли, и именно этим объясняется их огромная популярность, «социальный успех» в местной среде. Их адаптация гораздо больше связана с участием в разных досуговых мероприятиях, чем у других иностранцев.

— С какими сложностями вы сталкивались во время исследования?

— Самая большая сложность, наверное, была связана с тем, что темы экспедиции мы разрабатывали до того, как соприкоснулись с изучаемым объектом, с реальностью. Поэтому неизбежно был риск, что выбранная нами тема окажется нерелевантной для изучаемой действительности. Например, изначально мы не планировали изучать мотивацию студентов. У нас была тема, связанная с так называемыми «третьими местами» студенчества. «Третье место» — это где студенты часто проводят время вместе, когда не учатся в университете и не сидят дома. Весьма популярная в последнее время тема в зарубежных исследованиях. Когда мы приехали в Томск, оказалось, что на практике там таких «третьих мест» нет. Формально они вроде бы существуют— анти-кафе, арт-площадки, залы библиотек, другие подобные проекты и объекты, а реально студенты туда не ходят или ходят с другими целями. Мы стали разбираться с этим феноменом, и несколько итераций сложных обсуждений привели к теме студенческой внеучебной активности и побуждающих к ней стимулов.

Это желание уточнять тему по мере более глубокого знакомства с действительностью не должно мешать провести исследование в целом. То есть уточнять тему надо, чтобы не заниматься чем-то вроде исследования возможности участия ВАЗ-2106 в «Формуле-1» — проще говоря, никому не нужной ерундой. Но тут есть риск, что все исследование закончится на поиске правильной темы. Так что нужно найти грань разумного.

— Как к вашей группе отнеслась городская и вузовская администрация?

— Очень доброжелательно. Томск оказался удивительно свободным городом с открытой университетской средой. Кроме того, Вышку там знают и уважают. Институт образования НИУ ВШЭ помогал областной администрации при создании Томского научно-образовательного комплекса. Известный российский демограф и общественный деятель Сергей Градировский, идеолог проекта создания в Томске комфортного городского пространства «Томск 3.0», участвовал в нескольких наших семинарах во время и после экспедиции. Всего этого оказалось достаточно.

— Каковы ваши планы? Будете продолжать изучать российское студенчество?

—Да. «Студенчество и город» будет оставаться стержневой темой наших экспедиций. Мы планируем их продолжить, подали несколько заявок, ждем, куда сможем поехать в следующий раз. Этот формат ценен для нас, прежде всего, тем, что позволяет формировать навыки полевой исследовательской работы. Но, помимо этого, и умение работать в группе, адаптации к новым условиям (например, не все наши студенты до поездки в Томск бывали в Сибири), да и для лаборатории как коллектива это важно.

 

Комментарии студентов стажеров Проектно-учебной лаборатории «Развитие университетов»

 

Савва Дудин:

— Экспедиция в Томск стала для меня первым опытом выхода в исследовательское поле. Мы узнали, как могут измениться начальные гипотезы при первом же столкновении с реальностью. Экспедиция в Томск подарила ощущение настоящей командной поддержки, с которой можно гармонично работать и развиваться.

Я впервые оказался в Сибири и увидел Россию по ту строну Уральских гор, которая поражает. Мы узнали о сегодняшней реальности много больше, чем знали из газет или рассказов политиков.

   
 

Дарья Платонова:

— Благодаря экспедиции я смогла не только побывать в Сибири, но главное — впервые почувствовать себя в роли настоящего полевого исследователя. Оказалось, что не зря Томск называют студенческим городом. Несмотря на холодную погоду, город показался теплым и живым, где университеты являются подлинным центром притяжения энергичных и интересных людей, с которыми мне выпал шанс пообщаться в ходе исследования: студентов, организующих городские мероприятия, открывающих собственные детские праздничные агентства, DJ-школы.

 

10 проблем иностранных студентов в Томске

Один из проектов лаборатории ВШЭ «Развитие университетов» был посвящен изучению жизни иностранных студентов и проблемам, с которыми они сталкиваются в Томске. Участники экспедиции Михаил Лисюткин, Дарья Дрожжина, Олеся Удалова и Алиса Кошарская отобрали и снабдили комментариями десять наиболее важных и забавных, на их взгляд, ответов иностранных студентов на вопросы исследователей.

  1. «О какой адаптации в России может идти речь, если я не владею нецензурной лексикой?» — студентка из Чехии.
    Главная проблема в адаптации иностранных студентов — языковой барьер. Конечно, постепенно они начинают понимать русскую речь и привыкают говорить на неродном для них и сложном для изучения русском языке. Но задача овладеть его «неформальными инструментами» и за счет этого более эффективно адаптироваться к социальной и культурной среде вряд ли может быть решена.
  2. «Русские с нами практически не общаются, только когда им что-то нужно — помочь по учебе, списать и прочее. Мы всегда помогаем, а они продолжают вести себя, как будто мы незнакомы» — студентка из Вьетнама.
    Во Вьетнаме успешным школьникам оплачивают обучение за рубежом, в первую очередь, в России. При этом они должны продолжать хорошо учиться и подтверждать, что государственные средства тратятся не напрасно. Вьетнамские студенты — добросовестные студенты. Учеба на первом месте, сон на втором. Этим наши и пользуются, сильно облегчая себе жизнь. У вьетнамцев принято помогать окружающим, они не отказывают, только вот те, кому они помогли, относятся к этому как к должному и на такой помощи общение ограничивается.
  3. «Нам нельзя проходить практику. Если мы учимся в России, платим за обучение, почему нам нельзя проходить практику или работать?» — студент из Нигерии.
    Суть проблемы состоит в несовершенстве законодательства. Обычно студенты приезжают учиться в Россию по краткосрочной образовательной визе. Официально они не имеют права устраиваться на работу. Впрочем, особо предприимчивые иностранцы работают в кафе, у друзей и знакомых, выступают на вечеринках.
  4. «Что меня особенно раздражает в России, так это то, что они ведут себя, будто мы в детском саду. После 12 часов ночи нельзя выходить из общежития. Мне 22 года, я взрослый человек, и я знаю, что для меня хорошо. И это моя проблема!» — студент из Германии.
    В России это своеобразная форма заботы, и, конечно, бюрократическая система с бесчисленным количеством правил на все случаи жизни. Как раз по этому поводу свободолюбивая душа иностранца и протестует.
  5. «Мне очень трудно планировать свое время, когда я не уверен в расписании общественного транспорта» — студент из Германии.
    Не секрет, что немцы — народ пунктуальный, ответственный и внимательный к мелочам. На эту тему есть много анекдотов. Вот и в Томске, как ни странно, студенты из Германии жалуются на то, что трудно быть вовремя, когда есть такой непредсказуемый фактор, как автобус, да еще и российского производства. Удивительным им кажется то, что водитель может чинить заглохнувший на светофоре автобус молотком.
  6. «Пару отменили, предупредив об этом лишь за три дня до нее, а не заранее» — студенты из Германии.
    В Европе студенты университетов (да и большинство школьников) привыкли, что им выдают расписание на весь год. Если же предвидятся какие-либо изменения, о них сообщается заранее.
  7. «На остановках нет табличек с маршрутом. Иногда и остановки-то совсем нет» — студент из Франции.
    Иностранным студентам и так достаточно трудно адаптироваться в России. Усугубляет же ситуацию недостаточное количество опознавательных знаков, которые помогли ли бы освоиться и ориентироваться в незнакомой, непривычной и не всегда дружелюбной обстановке.
  8. «Здесь очень мало фруктов, у вас даже папайи нет…» — студентка из Вьетнама.
  9. «Чтобы устроиться на работу, здесь нужно собрать много бумаг… у вас, у русских, это принято» — студент из Вьетнама.
  10. «Когда я собиралась в Сибирь, я думала, что еду только учиться, потому что тут очень холодно, и мне не нужна хорошая одежда для вечеринок… Но когда приехала, оказалось, что тут этого надо даже больше, чем у нас» — студентка из Италии. 

Несмотря на все проблемы и неудобства, каждый находит в Томске что-то для себя: престижное в родной стране образование, захватывающее путешествие, экстремальный опыт и в целом остается доволен.



Екатерина Рылько, специально для новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Студенты ВШЭ об экспедиции в Иран: «Это как слетать на Луну!»

Во время традиционной ежегодной автомобильной экспедиции «Культурные эффекты границы» студенты-культурологи ВШЭ посетили Грузию, Армению и впервые — Иран. О том, каков Иран на вкус и цвет, о комплиментах как основе иранской коммуникации ребята рассказали новостной службе ВШЭ.

Студенты-культурологи отправились в экспедицию на Кавказ, чтобы преодолеть стереотипы

Ростовская область, Дагестан, Калмыкия, Чечня — по такому маршруту проходила четвертая ежегодная автомобильная экспедиция «Культурные эффекты границы», организованная Школой культурологии НИУ ВШЭ. В течение двух недель студенты изучали особенности региональной культуры, общались с местными жителями, делали собственные исследования. По возвращении они рассказали новостной службе ВШЭ о самом древнем городе на территории РФ, различиях в одежде местных женщин и о том, каков на вкус жареный суслик.

12

языков в трех частях света исследовали лингвисты Вышки во время летних экспедиций в этом году.

Экспедиция под Кострому: семинарские занятия проходили «в поле»

Завершилась междисциплинарная экспедиция Высшей школы экономики и Санкт-Петербургского государственного университета в Костромскую область — профессора, аспиранты и студенты, работая в деревнях, строили концептуальную модель взаимодействия дачников творческих профессий и местных жителей.