• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Кризис есть. Катастрофы нет

22 апреля состоялся второй семинар из серии «Кризис: самочувствие и поведение потребителей», организованный ГУ-ВШЭ и Объединением исследователей рынка и общественного мнения (ОИРОМ).

Первая дискуссия проходила в середине февраля. И тогда, как напомнил ведущий семинара, первый проректор ГУ-ВШЭ Вадим Радаев, было зафиксировано, что кризис существует скорее в головах людей. Повлияв на ожидания людей, кризис незначительно затронул сферу потребления, и он почти совсем не коснулся доходов населения. Так что же изменилось за два месяца? Стал ли кризис нашей суровой реальностью, или он по-прежнему существует только в умах людей?

Открывший семинар доклад Ольги Кузиной, доцента кафедры экономической социологии ГУ-ВШЭ, не вполне отвечал на поставленные вопросы. О. Кузина, опираясь на данные международного сравнительного исследования 1, раскрыла различия в восприятии кризиса в пяти странах (Россия, Польша, Германия, Великобритания, США).

Россияне оказались самыми «говорливыми» (97% опрошенных обсуждают кризис с близкими). Американцы, видимо уставшие от темы кризиса, обсуждают кризис реже (80% респондентов участвуют в беседах про кризис).

Кто виноват?

На вопрос «Кто виноват?» ответы в разных странах схожи. Конечно, США. Россияне немного чаще других (63% опрошенных) называют основной причиной кризиса неэффективную денежную политику властей США. В Германии так считает 57% опрошенных, в Польше — 40%, в Англии — 39%. И даже сами американцы склонны винить свое правительство (53% опрошенных).

Свет в конце тоннеля

Самыми оптимистично настроенными по поводу скорого окончания кризиса оказались поляки и россияне (46 и 31% опрошенных соответственно считают, что кризис долго не продлится, и скоро нас ждет стабилизация ситуации). Граждане остальных стран демонстрируют удручающий пессимизм (или завидное здравомыслие?) — не более 16% респондентов ждут скорого окончания кризиса.

Они смеются. Значит, у них ничего не осталось?

Удивительно, но оптимисты сильнее пессимистов пострадали от кризиса. Так, в России 87% опрошенных ответили, что их материальное положение ухудшилось. В среднем же по всем странам таких респондентов 71%. В Германии, которая пессимистичнее других настроена по поводу сроков окончания кризиса, лишь у 56% опрошенных материальное положение уже ухудшилось.

Причины ухудшения материального положения в целом схожи для всех стран. Для России и Польши чуть более значим фактор занятости, то есть потеря работы или части заработков (28% респондентов ощутили влияние этого фактора) и фактор роста цен (30 и 42% опрошенных соответственно). Фактор снижения личных накоплений является самым важным для Германии и США (38 и 34%). Для Великобритании этот фактор также важен (34%), но все же перекрывается фактором роста цен (36%).

Мысли реальны по своим последствиям?

Генеральный директор ГФК-Русь Александр Демидов, отстаивавший во время первой встречи точку зрения, что кризис существует только в головах людей, признал, что данные 2 за первый квартал 2009 года показывают: кризис пришел-таки в реальность.

И если в декабре 2008 года 68% опрошенных отвечали, что их кризис пока не коснулся, то в марте 2009 года незатронутых кризисом осталось 46%; 24% респондентов сократили заработную плату, 6% — уволили. В декабре прошлого года эти цифры были 9 и 3% соответственно.

Доходы, расходы, занятость: падение, но не обвал

Доходы и заработная плата, как основная составляющая доходов, пока в среднем по России сильно не упали. Скорее уместно говорить о приостановке их роста, который стабильно наблюдался с 2001 года.

Структура расходов пока кардинально не изменилась. Но все же доля расходов на питание сокращаться перестала.

Занятость по сравнению с декабрем 2008 года снизилась с 63 до 61% экономически активного населения. Однако это изменения «лежат» в пределах статистической ошибки выборки.

Потребительские настроения. Падение?.. Обвал!

Если кризис из голов переместился в реальность, то в головах теперь преобладают более негативные настроения. И если в декабре 29% россиян считали, что их материальное положение ухудшилось, то в марте половина опрошенных отмечают ухудшение своего материального положения.

Индекс потребительских настроений (ИПН) по России с мая 2008 года упал на 48 пунктов и составил в марте 2009 года 68 пунктов. И даже в Москве, которая еще в декабре была скорее оптимистична, чем пессимистична (ИПН был равен 101), в марте Индекс потребительских настроений перевалил за нейтральную точку ста пунктов в зону пессимизма и составил 79 пунктов.

Что же касается реального потребления, то, например, рынок электробытовой техники в первом квартале 2009 года сократился по сравнению с аналогичным периодом 2008 года на 10%.

К кризису готов? Всегда готов!

Название доклада Романа Абрамова (ФОМ, ВШЭ) «Рефлексивные консьюмеры и социальные активисты: восприятие кризиса» сразу вызвало массу вопросов. Кто такие «рефлексивные консьюмеры»? Почему они не названы «думающими покупателями»?

Р. Абрамов пояснил, что говорить будет о так называемых людях XXI. Это примерно 13—15% населения России. Молодые люди с высшим образованием, активные пользователи Интернета, с доходом средним и выше среднего. Для них потребление — это освоение социального пространства, они рефлексируют по поводу своего будущего, считают, что их материальное положение зависит только от них.

К кризису «люди XXI» оказались подготовлены лучше других (так как у них были сбережения). Кроме того, они не готовы из-за кризиса отказываться от привычного образа жизни, снижать высокие стандарты потребления. Поэтому в случае падения доходов они готовы если и не на все, то, как минимум, на поиск дополнительного заработка и освоение новых профессиональных навыков. Пожалуй, самая серьезная неприятность, которую им доставляет кризис — это невозможность планировать свое будущее.

Кризис есть. Катастрофы нет

Игорь Задорин (Группа ЦИРКОН) считает, что в жизнь большинства населения кризис не принес никаких существенных изменений. Ведь жизнь эта и до кризиса характеризовалась отсутствием полноценной финансовой активности. К такому выводу И. Задорин пришел, анализируя декларируемое финансовое поведение россиян в условиях кризиса 3.

И. Задорин подчеркнул, что, изучая финансовое поведение, мы всегда имеем дело с поведением декларируемым, а не реальным. Иными словами, мы изучаем планы, прогнозы, самооценки и самоощущения.

Так вот, по мнению И. Задорина, самооценка материального положения снизилась у 20% россиян, но потенциал финансовой активности, в которую входят сбережения, инвестиции, страхование и кредитование, существенно не снизился. Г-н Задорин считает, что лишь 5—10% россиян изменили свои установки относительно финансовой активности. Но здесь стоит помнить, что очень незначительный процент россиян ведет эту самую финансовую активность (сберегает, инвестирует, страхуется и берет кредиты).

На финансовую активность влияет предыдущий опыт и склонность к риску. С кризисом доля респондентов, готовых к риску, снизилась. Под риском в данном случае понимается готовность вкладывать деньги под большие проценты, но с небольшой степенью надежности.

Кризис повлиял также и на декларируемые стратегии финансового поведения в трудных жизненных ситуациях. В моду вошла экономия: 38% россиян, случись чего, готовы резко сократить расходы и экономить практически на всем. А вот надежда на банковские кредиты или «дружеское кредитование» тает на глазах. Если в июне 2008 года на кредиты полагались 17% россиян, то в марте текущего года лишь 9,7%. Тем не менее, доля «активистов», готовых на поиск дополнительного источника доходов, возросла по сравнению с июнем 2008 года с 17,6 до 25,7% опрошенных.

Таким образом, основной вывод, который можно сделать по итогам второго «кризисного» семинара, сводится к тому, что кризис пришел таки в реальную жизнь людей. Разные группы он затронул по-разному, реакция людей также различается. Снижаются (но не резко падают) реальные доходы населения, растут цены, падает спрос и потребление. Однако никакого катастрофического обвала, сходного с обвалом в августе 1998 года, не случилось.

Что будет дальше? Следующий семинар из серии «Кризис: самочувствие и поведение потребителей» запланирован на начало осени.

Елена Новикова, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ

1 — Он-лайн опрос (500 респондентов в каждой из пяти стран). Половая структура: мужчины — 50%, женщины — 50%. Возрастная структура: респонденты 18—30 лет — 30%, 31—40 лет — 40%, 41 и старше — 30%. Время проведения: март 2009 г.

2 — Источник данных: Мониторинг потребительского поведения и социальных настроений в России (всероссийский репрезентативный опрос населения, объем выборки 2200 респондентов, ошибка выборки — 2,4%)

3 — Источники данных: «Мониторинг финансовой активности населения России» 19—27 марта 2009 г., всероссийский репрезентативный опрос, объем выборки 1603 респондента. (http://www.zircon.ru/upload/File/russian/publication/2/081002.pdf), «передовые группы» опрашивались методом он-лайн опроса Интернет панели (548 респондентов).

Вам также может быть интересно:

Средний класс. Кто он и на что тратит деньги

Динамику российского среднего класса и его поведение в сфере платных услуг изучили в Центре анализа доходов и уровня жизни НИУ ВШЭ. Исследование на данных RLMS-HSE охватывает 2000-2017 годы. Результаты представили на XX Апрельской международной научной конференции.

Пармезан vs Пошехонский

Доцент НИУ ВШЭ в Перми совместно с коллегами из Дании и Канады проанализировал отношение покупателей пермских супермаркетов к твердым сырам российского и иностранного производства с точки зрения цены, качества и вкуса. Исследование показало, что 70% респондентов по качеству и вкусу российские сыры оценивают ниже импортных, однако считают правильным поддерживать отечественных производителей.

Гражданин покупатель

Современный потребитель перестает действовать исключительно в личных интересах. Он становится активным гражданином, использующим рынок как площадку для выражения своей позиции. Откуда берется и как устроен политический консюмеризм — читайте на IQ.HSE.

Еда на выброс

Рациональное поведение — не единственное, что сдерживает россиян от выбрасывания купленных продуктов питания. Отношение к утилизации еды сформировали социокультурные установки, в том числе гастрономическая травма, пережитая во времена голода и дефицита. Национальные особенности, транслируемые через поколения, изучили исследователи ВШЭ.

Привыкание к реальности

Кризис уже не так остро влияет на повседневную жизнь, россияне стали меньше экономить. Однако это результат скорее их привыкания к ситуации, чем эффективных действий на рынке труда или новых практик финансового поведения, которые могли бы помочь развитию страны. Исследовательница ВШЭ выяснила, как россияне адаптировались к новым экономическим условиям.

Этичное потребление формирует гражданское общество

Этичное потребление помогает обществу преодолеть комплекс социальной слабости, повышает солидарность граждан друг с другом и учит их вести диалог с властью и бизнесом. К таким выводам пришла профессор факультета экономических наук НИУ ВШЭ Марина Шабанова в ходе исследования «Этичное потребление как новая практика в России».

«Дети перестройки» боятся тратить деньги

Люди среднего возраста, чья молодость прошла в эпоху перемен, опасаются за свое будущее и стремятся больше сберегать, чем тратить. Самыми активными потребителями в России являются старики и молодежь. Первые из-за того, что прошли все тяготы и лишения и не боятся потерь, вторые — из-за свойственного молодости оптимизма, отметила старший научный сотрудник Лаборатории экономико-социологических исследований НИУ ВШЭ Диляра Ибрагимова в статье «Потребительские ожидания населения России (1996-2009): как взаимосвязаны когорты, поколения и возраст».

Молодежь «заражена» демонстративным потреблением

Сегодняшние школы и вузы — это не только и не столько учебные заведения, сколько места демонстрации экономического благосостояния семьи учащегося. В элитных учебных заведениях друг перед другом хвастаются автомобилями, а в обычных школах и вузах поднимают свой статус в глазах окружающих за счет новейших моделей телефонов. Об этом говорится в статье «Демонстративное потребление молодежи из семей с разным социально-экономическим статусом» преподавателя кафедры маркетинга НИУ ВШЭ (Нижний Новгород) Натальи Шайдаковой.

Довольный покупатель готов платить больше

Чем лучше настроение покупателя, тем меньше значения он придает цене и качеству товара, а больше внимания уделяет привлекательному дизайну, модному бренду и мнению окружающих. Таковы результаты исследования доцента кафедры организационной психологии НИУ ВШЭ Ольги Патоши и магистра психологии Татьяны Варавиной.

Эксперты соберутся в ВШЭ, чтобы обсудить, как управлять миром

В условиях медленного преодоления мирового финансово-экономического кризиса политика, по мнению экспертов, «вернулась в экономику». Отсюда и разговоры о менеджменте революций и гражданских войн, и попытки просчитать, какой тип глобального управления может обеспечить наибольшую стабильность. 15-16 ноября в ВШЭ прошла Международная конференция «Глобальное управление в неустойчивом мире».