• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Гражданское общество: проблемы и возможности

21 марта прошел семинар Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, на котором были представлены результаты международного исследовательского проекта «Гражданское общество на распутье».

Об исследовании рассказали Чарльз Бакстон, менеджер региональных программ в странах бывшего СССР Международного центра обучения и исследований в некоммерческом секторе INTRAC (Великобритания) и Евгения Коновалова, стажер Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ. Проект был начат в июле 2011 года рядом зарубежных организаций: Ассоциацией развития сообществ (ЮАР), Тренинговым центром для НКО EASUN (Танзания), Институтом коммуникаций и развития (Уругвай), Международным центром по обучению и исследованиям в сфере НПО INTRAK (Великобритания), Организацией по кооперации персонала в развивающихся странах (Нидерланды) и Обществом для исследований с участием в Азии (Индия). Цель проекта — углубить знания об изменчивой природе гражданского общества и его потенциале; в долгосрочной перспективе проект ставит перед собой задачу выявить приоритетные направления укрепления и усиления некоммерческих организаций.

На протяжении 18 месяцев партнеры работали с местными организациями и описывали историю и этапы гражданского общества Индии, Камбоджи, ЮАР, Зимбабве, Нидерландов, России, Ирландии и Великобритании. Необходимо отметить, что изучение гражданского общества Индии, Камбоджи, Индонезии, Малавии, Уганды, Великобритании, Греции, Чили, Уругвая, Аргентины, Нидерландов и регионов Латинской Америки фокусировалось на определенной проблеме, которая способствовала мобилизации гражданского общества или общественного движения.

 

Первые выводы

Как отметил Чарльз Бакстон, проект уже завершен, и можно говорить о некоторых выводах, полученных путем сравнительного анализа кейс-стади 18 стран.

Итак, к чему удалось прийти. Первое — протесты населения являются результатом несоответствия ожиданий населения и действий властей. К причинам, порождающим массовое недовольство, относятся быстрое распространение демократии и рынка в начале 1990-х годов, что породило у населения ожидание улучшения условий жизни, однако этого не произошло. Очевидная и постоянная концентрация власти и богатства в руках немногочисленной местной элиты также вызывает у граждан справедливое недовольство. Во многих случаях избранные демократическим способом представители населения не всегда действуют в интересах избирателей, остаются безразличными и не способными к действию, а государство не несет ответственности перед своими гражданами. И наконец, новые информационные и коммуникационные технологии существенно увеличивают поток информации и, как следствие, растет уровень осведомленности и сплоченности граждан (особенно против элит).

Второе — новые субъекты гражданского общества организованы иным способом, нежели НКО, и придерживаются альтернативных ценностей включенности, участия и инноваций. К наиболее востребованным формам организации можно отнести использование социальных медиа для мобилизации ресурсов; добровольческие сообщества по всей стране, привлекающие волонтеров к новым видам деятельности на местном уровне. Другой аспект новых способов организации гражданского общества — возобновление культурных форм, таких как уличные театры, изобразительное искусство, песни, музыка, пародирование и другое. Широкое распространение также получил способ участия в общем деле «из дома». Например, подача интернет-петиций, электронные подписи в поддержку чего-то или кого-то и подобное.

Евгения Коновалова
Евгения Коновалова
В-третьих, сотрудничество гражданского общества со «старыми» и «новыми» медиа расширяет и упорядочивает распространение идей и воздействий. Несмотря на то, что сегодня широко используются новые средства информации, такие как электронные издания, блоги и другие, они, тем не менее, не вытесняли традиционные СМИ (телевидение, радио, газеты и журналы). Кроме того, существует большое количество независимых и частных телеканалов на национальных языках, что делает их более доступными для населения. Однако изменчивая природа СМИ такова, что, с одной стороны, они дают возможность выражать разные точки зрения, а с другой — могут носить негативный оттенок и распространять ложную информацию. Главная причина такой двойственной ситуации — изменяющаяся природа собственности, коммерциализация и ориентация на рынок в секторе медиа.

Четвертое наблюдение — сокращение ресурсов изменяет роль гражданского общества и его отношения с государством и частным сектором. Сегодня перед формально организованными НКО стоит серьезный выбор ресурсного обеспечения. На тот сегмент гражданского общества, который организует свою работу при помощи волонтеров и на основе личных пожертвований, оказывается меньшее влияние. Однако другие вынуждены выбирать между оказанием услуг, профинансированным государством, или социальным предпринимательством (таким как микрофинансовая деятельность), или постепенным сокращением собственных бюджетов. Этот выбор и определяет функции и роли гражданского общества в современном мире.

Пятый вывод исследователей — политическое пространство для гражданского общества и его отношения с политическим сообществом одновременно и расширяется, и сужается. Что это значит? Отношения между гражданским и политическим обществом зависят от того, какую роль играет гражданское общество в данном контексте. Это может быть конструктивное сотрудничество с политической системой, при условии, что гражданское общество выполняет функции по оказанию социально значимых услуг. В некоторых странах оно дополняет роли государства, организуя и мобилизуя сообщество для обеспечения доступа к их правам. Главное тут — сохранить собственную независимость, а не отождествлять себя с государственным агентством или ведомством.

Другая модель отношений — враждебность, когда гражданское общество является политической оппозицией, что уменьшает политическое пространство. Когда общественные движения мешают осуществлению властных полномочий, тогда политические лидеры воспринимают это как угрозу их положению и легитимности. В ответ на это политическая система начинает угрожать общественным активистам, пытается запугать их. Сегодня попытки скрыть критику и использование госаппарата для запугивания стали обычным ответом политической системы на требования гражданского общества об ответственности государства. Враждебность возрастает многократно, если представители гражданского общества спонсируются из-за рубежа.

Шестое — размывание границ между Севером и Югом требует переоценки ролей гражданского общества и перестройки их отношений внутри и между странами. В Чили, Аргентине, Индии, Южной Африке и Индонезии большая часть усилий гражданского общества исторически была направлена на решение проблем внутри самой страны, однако сегодня эти страны играют значительную роль и на мировой арене. Тем не менее, гражданское общество южных стран все еще не получает информации о том, что происходит в других обществах в результате проводимой их государством политики за рубежом.

Седьмое — оценка успеха инициатив гражданского общества может потребовать большего времени. Попытки оценить краткосрочные результаты могут быть иногда полезными, однако также необходима «общая» оценка в контексте макро- и долгосрочных тенденций общественного выбора на различных «распутьях».

Завершая свое выступление, Чарльз Бакстон отметил: «Несмотря на то, что финансирование НКО сокращается, гражданское общество по-прежнему будет участвовать в решении социальных проблем страны. Гражданская активность — это действительно вызов, и в изменяющихся условиях государству важно не потерять окончательно доверие населения».

 

Российское движение антиглобалистов

Евгения Коновалова рассказала, что собой представляет российское движение антиглобалистов и в какой степени социальное движение такого рода способно объединить активистов. Данное исследование является частью проекта «Гражданское общество на распутье», частью более масштабного исследования развития России и роли гражданского общества в нем.

Антиглобализм как политическое движение направленно против определенных аспектов процесса глобализации, в частности против доминирования глобальных транснациональных корпораций и торгово-правительственных организаций, таких как, например, Всемирная торговая организация (ВТО). По мнению лидеров движения антиглобалистов в России, началом зарождения движения антиглобалистов в стране можно считать 9 ноября 2001 года. Именно тогда стали проходить массовые протесты против вступления страны в ВТО. В следующем году схожие демонстрации состоялись во время визита Джорджа Буша в Москву и в 2006 году во время саммита «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге. Эти выступления не были такими же масштабными, как в европейских городах, и они не переросли в ненасильственные акции (массовые сидячие забастовки и подобные).

На форуме «Векторы антиглобализма», прошедшем в апреле 2002 года в Москве, была провозглашена «Декларация сопротивления новому мировому порядку». В качестве основных проблем антиглобалисты назвали монополярность мира, массовую культуру и деградацию нравственности, манипулирование массами. На основе форума возникла Ассоциация общественных и общественно-политических организаций «Антиглобалистское сопротивление». Данная ассоциация объединяет антиглобалистов Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Северного Кавказа, Поволжья, Сибири, а также единомышленников на Украине, в Азербайджане, Сербии, Армении, Польше, США (группа Линдона Ларуша), Австрии, Германии, Ирака, Сирии и других регионов.

Во всем мире до наступления мирового экономического кризиса в 2008 году движение антиглобалистов проявляло себя достаточно активно, однако после наблюдается спад. Как считают многие исследователи, одна из проблем социального движения, как в мире, так и в России — отсутствие конкретной программы социально-экономических преобразований, которую можно предложить взамен существующей.

Еще одна проблема, которую выделяют аналитики Института глобализации и социальных движений, — это недостаток интернационализма в российских движениях и неспособность развивать сильные связи с другими кампаниями по всему миру. Иными словами — нехватка взаимодействия с зарубежными коллегами для обмена опытом.

Сегодня современный российский антиглобализм поддерживается не только либертарианцами и «новыми левыми», но также и националистическими движениями, общественными организациями, расположенными не только в Москве, как например, Институт глобализации и социальных движений Бориса Кагарлицкого и движение «Альтернатива», но и в других регионах.

«Однако все эти организации имеют незначительное влияние на СМИ, что ставит под вопрос их жизнеспособность как таковую, а также способность мобилизовать население для решения каких-то социальных проблем», — подытожила Евгения Коновалова.

 

Анастасия Чумак, новостная служба портала ВШЭ

Фото Никиты Бензорука

Вам также может быть интересно:

Требуем. Заставим. Помогите. Население и власть в зеркале онлайн-петиций

Свыше 40% интернет-петиций, созданных жителями Центральной России, достигают результата. На Дальнем Востоке — лишь 2%, в регионах Северного Кавказа и того меньше. Готовность власти и бизнеса реагировать на цифровую активность граждан Надежда Радина и Дарья Крупная изучили на материалах платформы Change.org. Статья по результатам работы появится в одном из ближайших номеров журнала «ПОЛИС. Политические исследования».

Человек или государство

В последние 20 лет российское население пересмотрело значимость прав человека. Впервые в истории страны интересы государства перестали доминировать над интересами личности и социальных групп. Новая модель общества уже формируется, но не будет строиться по западному образцу. Почему — объясняет в исследовании профессор НИУ ВШЭ Наталья Тихонова.

Представители ВШЭ вошли в состав Совета по общественному телевидению

30 октября 2018 года указом Президента Российской Федерации утвержден новый состав Совета по общественному телевидению. Среди 24 членов Совета — представители культуры, бизнеса, общественных организаций,  науки, в том числе первый проректор ВШЭ Лев Якобсон и директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Ирина Мерсиянова.

Для спасения мира нужна привычка к рутинной работе

Какие формы имеет социальное предпринимательство в России и США? Чем определяется успешность социальных проектов и как добиться их долговременной устойчивости? Эти вопросы обсуждались на очередной «Неформатной встрече на ВысШЭм уровне», организованной Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Волонтерство в России: с чего оно началось и как будет развиваться

9 декабря Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ совместно с Благотворительным фондом содействия продвижению и развитию добровольчества «Национальный центр добровольчества» провели международный круглый стол «25-летие добровольчества в России: взгляд в будущее».

Страна, социально-экономическому развитию которой помогают волонтеры

23 ноября в рамках Неформатных встреч на «ВысШЭм уровне» в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялась встреча с индийским общественным деятелем и бизнесменом Санджитом Кумаром Джха. Он рассказал, чем объясняются успехи общественной деятельности в Индии.

Должно ли государство поддерживать благотворителей?

Насколько эффективно государственное регулирование благотворительной деятельности? Помогает или мешает госфинансирование привлекать частные средства благотворительным фондам? Что показывает международный опыт и насколько он применим в российских условиях? Об этом шла речь на очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Где готовят исследователей гражданского общества

Обучение в бакалавриате ВШЭ предполагает участие студентов в проектной деятельности. О том, чем могут быть интересны проекты по изучению «третьего сектора» и какие возможности они открывают для студентов, рассказывает директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, заведующая кафедрой экономики и управления в НКО Ирина Мерсиянова.

XII конференция ISTR: ученые НИУ ВШЭ представили рекордное количество докладов

В Стокгольме состоялась двенадцатая конференция Международного сообщества исследователей третьего сектора (International Society for Third Sector Research – ISTR) на тему «Третий сектор в период трансформации: отчетность, прозрачность и социальная инклюзия». Конференция проводится раз в два года и является одним из крупнейших научных событий в своей области.

Взгляд на экспертное сообщество со стороны

На очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялось обсуждение результатов исследования «Российское экспертное сообщество как интерфейс между гражданским обществом и публичной властью». С докладом на эту тему выступил Лев Якобсон, первый проректор НИУ ВШЭ, научный руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора.