• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Какой была наука периода «холодной войны»

17-19 октября в Высшей школе экономики прошла международная конференция «Социальные и гуманитарные науки по обе стороны “железного занавеса”».

Организованная по инициативе Института гуманитарных историко-теоретических исследований имени А.В. Полетаева конференция стала первым форумом мирового уровня по истории социальных и гуманитарных наук эпохи «железного занавеса», прошедшим в России. В ходе пленарного заседания, восьми секций и заключительной дискуссии выступили с докладами 42 исследователя из ведущих университетов и исследовательских организаций двенадцати стран мира. В конференции приняли участие ученые представляющие такие гуманитарные науки, как история, экономика, социология, философия, филология, история и философия науки, история и философия искусства, антропология.

На пленарном заседании Дэвид Энгерман (Брандейский университет, США), специалист по интеллектуальной истории и советско-американским отношениям периода «холодной войны», выступил с докладом о влиянии  советской и американской экспертизы на ход социально-экономического развития Индии времен Джавахарнала Неру. Пол Эриксон (Уэслианский университет, США) рассказал, как при содействии Фонда Форда тема ценностей становились основным предметом исследования послевоенных социальных наук. Томаш Гланц (Берлинский университет имени Гумбольдта) сделал доклад о ситуации, в которой оказался Пражский лингвистический кружок в начале «холодной войны», и о том, как структурализм и семиотика оказались жертвами сложившейся политической ситуации.

Современные исследователи, уже не столь уверенно, как это было еще двадцать лет назад, говорят о непроницаемости «железного занавеса». И часть докладов конференции была посвящена примерам параллельного развития идей, сотрудничества и трансфера знаний по обе его стороны.

К примеру, на секции «Технократический позитивизм и встречные движения» обсуждались гуманистические течения в американской и русской психологии 50-60-х годов XX века, схожие тенденции в развитии американского и советского среднего образования в конце 1940-х годов. Секция «Научный обмен и взаимодействие» была посвящена роли польских ученых в развитии исследований Третьего мира, значению Финляндии в научной коммуникации Советского Союза и США, различным аспектам взаимодействия Востока и Запада в ходе исследования Арктики и глобальных изменений послевоенного периода.

Современные исследователи, уже не столь уверенно, как это было еще двадцать лет назад, говорят о непроницаемости «железного занавеса».

Вопросы влияния теории игр на экономическую науку, альтернативные западные и советские взгляды на отношения между рациональными агентами и рынками, различные аспекты исследования культуры математической экономики в СССР стали предметами дискуссии участников параллельной секции «Экономическое моделирование на Западе и в СССР».

Отдельная секция была посвящена проблемам анализа повседневной жизни в Советском Союзе глазами американских наблюдателей, научного трансфера и институционализации региональных исследований в России и Западной Европе. На ней обсуждались вопросы состояния славистики в США, Европе и Советском союзе в середине XX века, проблемы изучения Латинской Америки в США на фоне борьбы науки и политики во время «холодной войны».

Впечатляющей оказалась «география» предметов исследований от производства этнографических фактов антропологов в Перу в начале «холодной войны» до историографии народов Волги и Урала. Участники представили различные контексты исследования науки в своих странах: науковедение в Польше и Чехословакии, футурологические и прогностические исследования в Западной и Восточной Европе и общий взгляд на развитие истории науки во время «холодной войны». В режиме skype-конференции с докладом о развитии теории принятия решений в годы «холодной войны» выступил находившийся в Америке известный историк экономической мысли Филипп Мировски (Университет Нотр-Дам, США).

По мнению большинства участников, конференция удачно объединила на одной дискуссионной площадке специалистов разных сфер. Вполне возможно, что на основе завязавшихся  контактов представители несхожих ранее исследовательских направлений смогут создать совместные междисциплинарные доклады и новаторские работы.

Анастасия Шалаева, специально для новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Отлучение от руля. Как чиновников СССР лишали служебных автомобилей

В Советском Союзе персональная машина с водителем была номенклатурной привилегией. В нашей стране массовое использование автомобилей чиновниками стало общественной проблемой. С ней пытались справиться, но не удалось. Почему, рассказывает «Журнал исследований социальной политики» НИУ ВШЭ.

«Вышка готовит не специалистов узкого профиля, а людей с широким кругозором»

С нового учебного года историки будут учиться в бакалавриате ВШЭ не четыре года, а пять лет. Что это: объективная необходимость или тихое возвращение к советской системе подготовки историков? Объясняет декан факультета гуманитарных наук Михаил Бойцов.

Степной социализм. Как советские специалисты изменили жизнь в Монголии

«Мы создавали там светлое будущее», — говорят о годах в Монголии инженеры, строители, геологи, врачи из бывших союзных республик. Создание степного социализма началось с энтузиазма, продолжилось желанием заработать, а кончилось деконструкцией проекта. Больше сотни представителей сообщества дали интервью политологу Алексею Михалеву, рассказавшему IQ.HSE об их коллективной памяти.

Покайся и работай. Что общего между исповедью и советскими автобиографиями

Автобиографии в СССР писал почти каждый. С 1930-х годов они стали обязательными при оформлении документов — от приема на работу до получения наград. Эти личные свидетельства адресовывались государству, их составление формировало «советского человека» и напоминало Таинство покаяния перед Всевышним, утверждает профессор НИУ ВШЭ Юрий Зарецкий.

После плена. Отношение к заключенным спецлагерей НКВД

Красноармейцы в плен не сдаются, заявляла советская пропаганда с первых дней Великой Отечественной. А тех, кто сдался, но вернулся, ждали специальные — проверочно-фильтрационные лагеря. До октября 1944 года «диагностику» на верность Родине в них прошли около 350 тысяч военных. Отношение к заключенным лагерного персонала и работников промышленности на архивных материалах НКВД впервые в историографии изучил Артем Латышев.

ВШЭ стала лидером в 7 предметах рейтинга научной продуктивности вузов по версии АЦ «Эксперт»

Высшая школа экономики вошла в десять предметных областей и шесть более узких предметных срезов рейтинга аналитического центра «Эксперт». При этом в пяти областях и двух срезах университет занял 1 место.

Как начиналось равноправие в науке

Гендерный вопрос в российской науке юридически решила революция 1917 года. Двери в профессию для «ученых дам» распахнулись, но «стеклянный потолок» остался. Для кого и почему, узнали Екатерина Стрельцова и Евгения Долгова. В исследовании впервые представлен социально-демографический анализ сообщества научных работниц Москвы и Ленинграда раннесоветского периода.

Список литературы: советская историческая наука

Оправдание опричнины, сталинизм и попытки сохранить себя.

Шекспир и колхозники

«Наша страна стала родиной Шекспира», — под таким лозунгом 80 лет назад  в СССР отмечали 375-летие со дня рождения драматурга. Торжества включали театральный фестиваль, научную конференцию, лекции, выставки, вал газетных публикаций. Советизацию Шекспира в сталинскую эпоху исследовала профессор Школы культурологии НИУ ВШЭ Ирина Лагутина.

«Для науки очень важна функция самопроверки и самоочищения»

Ученые из ВШЭ вошли в состав новых комиссий РАН по противодействию фальсификации научных исследований и по борьбе с лженаукой. Новые комиссии возникли в результате разделения прежней комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификациями, существовавшей при президиуме РАН двадцать лет.