• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Регионы примеряют кластеры

Наиболее успешные экономики развиваются на базе инновационно-территориальных кластеров. В России подобную систему начали создавать пять лет назад, и не везде она показывает свою эффективность

Инновационный кластер представляет собой площадку, сформированную по территориальному принципу для взаимодействия науки и бизнеса в целях наиболее быстрого воплощения идей в продукты. В большинстве европейских стран кластерная политика реализуется специальными структурами, созданными при различных министерствах. В среднем число таких структур в каждой стране составляет от одной до трех. В Финляндии и Германии, входящих в число лидеров по успешности кластерной политики, за ее формирование и реализацию отвечают по три министерства. В основном речь идет о министерствах финансово-экономического блока, промышленности и торговли.
 
Экономика Швейцарии, стабильно входящей в десятку богатейших стран мира, также развивается на основе кластеризации. При этом инновационно-территориальные кластеры формировались в Швейцарии естественным путем, некоторые — на протяжении десятилетий. Правительство страны не принимало для этого специальных программ, оно лишь создает благоприятную бизнес-среду и обеспечивает политическую стабильность.
 
«Пилоты» на взлете
 
Российское правительство в 2012 году заявило о начале реализации кластерной политики в рамках Стратегии инновационного развития до 2020 года. Тогда же премьер-министр Дмитрий Медведев утвердил перечень пилотных инновационных территориальных формирований. В список вошли 25 иннокластеров в различных субъектах Федерации, ориентированных на отрасли, приоритетные для будущего стабильного развития этих регионов.
 
Проекты отбирали на конкурсной основе из 94 заявок, которые поступили от различных территориальных образований, а также производственных и бизнес-структур, технопарков. Некоторые из них уже называли себя кластерами и рассчитывали на участие в программе и соответствующую государственную финансовую поддержку.
 
Формировать кластеры было решено по четырем основным критериям: наличие научно-технологического и образовательного потенциала; наличие производственного потенциала; соответствие определенным стандартам качества жизни и уровня развития транспортной, энергетической, инженерной и жилищной инфраструктуры; уровень организационного развития кластера. Оценивалась эффективность запланированных мероприятий. В итоге инновационные кластеры появились в Северо-Западном, Центральном, Уральском, Сибирском, Дальневосточном и Приволжском федеральных округах. Так, кластеры Санкт-Петербурга профилированы на медицинскую, фармацевтическую промышленность, радиационные технологии; инновационный кластер информационных и биофармацевтических технологий создан в Новосибирской области, ядерно-инновационный — в Димитровграде Ульяновской области, сформирован также кластер «Физтех XXI» в Долгопрудном Московской области и другие.
 
По оценкам Минэкономразвития РФ, по состоянию на 2011 год общее число рабочих мест на предприятиях и в организациях — участниках кластеров с уровнем заработной платы, превышающим на 100% средний уровень в регионах базирования кластера, составляло порядка 180 тыс. Выработка в среднем на одного работника таких предприятий в том же 2011 году составляла 1955,2 тыс. руб. в год.
 
По итогам формирования и развития инновационных территориальных кластеров, которые Минэкономразвития представило в 2016 году, оказалось, что за три года выработка на одного работника организаций-участников увеличилась с 2630 тыс. (в 2013 году) до 3235 тыс. руб. (в 2016-м). Число новых (или модернизированных) высокопроизводительных рабочих мест выросло с 27,2 тыс. (в 2013 году) до 41,4 тыс. единиц (в 2016-м), а объем произведенной продукции, работ и услуг (за тот же период)  — с 1,54 трлн руб. ежегодно до 2,17 трлн руб.
 
В прогнозах, представленных Минэкономразвития в апреле прошлого года, говорится, что развитие кластеров позволит достичь к 2020 году роста выработки на одного работника на 20% по отношению к уровню 2016 года, число высокопроизводительных рабочих мест в организациях — участниках кластеров вырастет не менее чем на 100 тыс. единиц, привлечение инвестиций за счет внебюджетных источников до 2020 года увеличится не менее чем на 300 млрд руб.; объем работ и проектов в сфере научных исследований и разработок, выполняемых «кластерными» компаниями, станет больше на 100 млрд руб.; объем совокупной выручки от продаж компаниями кластеров несырьевой продукции на экспорт удвоится, а рост числа патентов на изобретения — утроится.
 
Фактор недоверия
 
По мнению заведующего отделом кластерной политики Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Евгения Куценко, для того чтобы кластер стал успешным, необходимо несколько основных условий. В первую очередь — наличие в регионе «критической массы» организаций и предприятий в одной либо смежных видах деятельности. «Иначе может не возникнуть синергетического эффекта, не появятся совместные интересные проекты», — говорит эксперт.
 
Важнейшим условием создания успешного кластера остаются качество управления и уровень компетенции региональных команд. «Если региональные органы власти квалифицированные, прилагают силы для его развития — кластер будет развиваться успешно. Если же региональные власти не знают, зачем он им нужен, используют его как еще один из способов получения федеральных денег — он может и «не взлететь», — объясняет Евгений Куценко. Между тем эксперты сомневаются, что оба эти условия обеспечены во многих регионах. Публичной систематизированной информации по итогам пилотного проекта, который длится уже шесть лет, нет. Согласно экспертным оценкам, есть кластеры, которые можно считать успешно развивающимися, но есть и бесперспективные. На развитие 25 утвержденных в 2012 году кластеров правительство предполагало выделять до 5 млрд руб. ежегодно в течение пяти лет начиная с 2013 года. Фактически же эти 5 млрд руб. из госбюджета были выделены лишь за три года. Сумма, вероятно, не выглядит мизерной с обывательской точки зрения, но «мощные проекты очень сложно двинуть за такие деньги — стоимость одного завода может составлять около 1 млрд руб. и выше», поясняет Евгений Куценко.
 
Кроме того, развитие кластеров может тормозиться рядом факторов. По оценкам начальника управления стратегического развития, государственного управления и региональной политики Аналитического центра при правительстве РФ Антона Стешенко, главным таким фактором является вопрос доверия между субъектами российской экономики: «Тесная долгосрочная кооперация возможна только на принципах доверия к партнеру, и в российских условиях этот фактор пока, к сожалению, можно оценить как негативный, сдерживающий рост кластеров». Другой сдерживающий фактор, говорит он, это объем рынка. «Как правило, для полноценного функционирования кластеров необходим доступ к масштабным рынкам сбыта. Именно поэтому кластеры слабо развиты в удаленных регионах с недостаточным потребительским спросом и слабо развитой инфраструктурой, в том числе логистическо-сбытовой», — объясняет эксперт.
 
Западный опыт не стоит отвергать, уверен Евгений Куценко, однако нужно учитывать российскую специфику: «Дизайн мы взяли европейский, тем не менее отличия есть. Например, для европейских кластеров большую роль играет система членских взносов: если организация за что-то платит, то она заинтересована и в активном участии. У нас пока этот принцип только вводится».
 
С ним солидарен и Антон Стешенко. «Российская программа поддержки кластеров во многом учитывает позитивный зарубежный опыт. Вместе с тем в европейской практике кластеры глубже включены в процесс формирования стратегий развития региона, определение смарт-специализаций регионов, они встроены в цепочки международной кооперации», — уточняет представитель Аналитического центра при правительстве РФ. Стратегия кластерного развития в российских регионах фактически еще на старте, и, возможно, она уже нуждается в коррективах.

Источник:
 "РБК +"

15.02.2018