С.В. Сурков (НИСП): Первичный выход на рынок труда в России в контексте демографических и экономических перемен последних десятилетий.

Аннотация Существенное снижение численности населения в трудоспособном возрасте, которое ожидается в России в ближайшие десять лет, ставит определенные барьеры для экономического роста. В настоящий момент развернулась активная дискуссия о поисках резервов для повышения занятости населения, способных компенсировать или, в какой-то степени, ослабить отрицательные последствия сокращения трудового потенциала. Известно, что экономическая активность молодежи в России не столь велика, как в других развитых странах, и, более того, коэффициенты участия в рабочей силе в молодых возрастах существенно снизились в 1990-х гг. (Обзор занятости в России. Вып.1. М., 2002). Часто высказывается мнение, что резервы повышения занятости населения за счет повышения трудовой активности молодежи могут быть задействованы в России. В то же время ограничением такой стратегии может выступать повышение возраста начала трудовой деятельности, ассоциируемые с удлинением средних сроков обучения и трудностью поиска первой работы, характерные для современных поколений. О динамике возраста начала трудовой деятельности в России известно крайне мало. Основной источник сведений о занятости населения России -регулярное выборочное Обследование населения по проблемам занятости (ОНПЗ), проводимое Росстатом – к сожалению, не содержит прямые вопросы о возрасте (или годе) начала трудовой деятельности. На сегодняшний день известно лишь одно российское репрезентативное выборочное исследование – «Образование и занятость» (НИСП – MPIDR, Германия), проведенное летом 2005г. в 32 регионах России, программа и размер выборки которого (6,5 тыс. респондентов – мужчин и женщин – в возрасте 18-55) в полной мере удовлетворяющее требованиям изучения образовательной, трудовой и миграционной биографии россиян. Результаты этого исследования и послужили основой для данного доклада. Активный переход к массовому распространению высшего образования в связи с повышением предложения на рынке образовательных услуг, некоторое ослабление требований к обязательной службе по призыву в 1990-х гг., не остался без последствий для занятости в молодежных группах – средний возраст начала трудовой деятельности откладывается и у мужчин, и у женщин. И если в советское время средний возраст выхода на рынок труда согласно данным опроса «Образование и занятость» составлял 18,5 лет, как для мужчин, так и для женщин, то, начиная с 2000-х годов, этот возраст составил 20,5 лет для мужчин и 21 год для женщин. Необходимо отметить, что для женщин немаловажную роль сыграли и перемены в институте брака, практике эффективного планирования семьи, в результате чего средний возраст материнства повышается, увеличивая шансы на получение более высокого профессионального образования. Таким образом, предположение о возможности существенного повышения трудовой активности в молодежных возрастных группах представляется весьма спорным, поскольку противоречит наблюдаемым тенденциям в образовательных стратегиях россиян. Одним из возможных решений увеличения занятости среди молодежи может служить создание временных (сезонных) рабочих мест, а также распространенность сокращенного рабочего дня или неполной рабочей недели. При этом необходимо учитывать, что расширение практики совмещения очного обучения с постоянной занятостью также имеет ограничения и в целом не характерно для развитых стран. Наконец, едва ли можно рекомендовать в ближайшем будущем и возвращение к прежней советской системе массового распространения вечернего и заочного (в т.ч. дистанционного) профессионального образования, если только не пойти по пути дальнейшего понижения образовательных стандартов.