• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Социальная идентичность и ценности: межстрановые сопоставления

Приоритетные направления развития: социология
2014

Цель работы: выявление структуры, детерминант и следствий социальных идентичностей и базовых ценностей в России и других странах мира.

Используемые методы: статистический и эконометрический анализ данных международных опросов

Эмпирическая база исследования: использованы данные 5 раунда Европейского социального исследования (European Social Survey – 2010), данные 5 волны Мирового исследования ценностей (World Values Survey – 2005-2006), а также данные Международной программы социальных опросов (International Social Survey Programme – 2003-2005, 2005-2006).

Результаты работы:

1. Результаты межстранового исследования гордости людей за свою страну и ее достижения, проведенного в 36 странах мира, подтвердили обоснованность введенного в настоящем исследовании различения показателей нормативной и рациональной национальной гордости. 

Благодаря применению многоуровневых регрессионных моделей впервые выявлены различия в детерминации нормативной и рациональной гордости за свою страну. Показатели рациональной гордости, которая является продуктом когнитивной обработки информации, оказались связаны с объективными достижениями страны (по ВВП на душу населения и Индексу человеческого развития). У показателя нормативной гордости подобная связь с объективными достижениями страны отсутствовала.

2. Показано, что приверженность работников своему предприятию тесно связана с другими характеристиками трудового сознания, которые обычно рассматриваются как автономные: она положительно связана с удовлетворенностью работой и с содержательными («нематериальными») трудовыми ценностями.

Многоуровневые регрессионные модели позволили впервые изучить влияние на организационную приверженность со стороны институциональных характеристик страновых рынков труда. Направление этих влияний оказалось, на первый взгляд, неожиданным: в странах, где между работниками и работодателями широко распространены коллективные соглашения по вопросам занятости, оплаты и условий труда, и где имеет место более жесткое государственное законодательство по защите занятости, отмечается более низкий уровень организационной приверженности.

Данный вывод является новым для исследований приверженности, и для его объяснения следует принять во внимание, что коллективные договора и законодательная защита занятости со стороны государства делают работника менее зависимым от своего работодателя. Это, в свою очередь, снижает стремление работника искать особого признания со стороны работодателя, проявляя аттитьюды и поведение, характеризующие приверженность.

3. Исследуя структуру базовых ценностей в Европе, мы в настоящем исследовании описали прежде не изученные взаимосвязи между выделенными Ш.Шварцем интегральными ценностными показателями. Показано, что во всех странах ценностные оси Сохранение – Открытость изменениям и Самоутверждение – Забота связаны между собой отрицательно. Как следствие, отрицательно связаны между собой ценности Открытости с ценностями Заботы, а также Сохранение с Самоутверждением, причем все перечисленные корреляции велики по абсолютной величине. Корреляции же ценностей Сохранения с ценностями Заботы и Открытости с Самоутверждением в большинстве случаев положительны, но по абсолютной величине они заметно ниже. Величина всех обнаруженных корреляций тесно связана с уровнем экономической развития страны и с долей населения, принадлежащего к классу ценностей Роста.

Взаимно обратные отношения между ценностными осями Сохранение – Открытость и Самоутверждение – Забота истолковываются нами как результат процессов социального обмена, подчиняющегося норме взаимности [Homans, 1961; Gouldner, 1960]. Если человек предпочитает Заботу о других людях Самоутверждению, то он взамен хочет получить от окружающих руководство к действию и защиту (предпочитая Сохранение Открытости); если же он предпочитает Самоутверждение Заботе, то тогда у него нет оснований ждать ответной помощи, и приходится полагаться на себя (ценности Сохранения уступают место ценностям Открытости).

4. Для изучения передачи базовых ценностей от родителей к детям использовалась методическая схема, в которой фиксировались ценности родителей, ценности, которые они хотели бы передать детям (не обязательно совпадающие с их собственными), ценности, воспринимаемые детьми в качестве предназначенных родителями для передачи, и, наконец, собственные ценности детей.  

Коэффициенты корреляции между собственными ценностями детей и родителей – один из критериев успешности рассматриваемой трансляции ценностей, они фиксируют, в какой мере соотношения детских ценностей повторяют соотношения ценностей их родителей. Судя по этому критерию, наименее успешно происходит межпоколенная передача ценностей Универсализма и Самостоятельности. Противостоящие же Универсализму ценности Гедонизма, Власти-богатства и Достижений, а также противостоящие Самостоятельности ценности Конформности и Традиции передаются вполне успешно (соответствующие коэффициенты корреляции статистически значимы и положительны).

Таким образом, в формировании у человека ценностей Роста (данная категория объединяет ценности Самостоятельности и Универсализма) роль соответствующих родительских ценностей невелика, а в формировании противоположных им ценностей Защиты она значительна. Данный вывод согласуется с выводами исследований, посвященных детерминантам принадлежности людей к различным ценностным классам (Rudnev, Magun, Schmidt, 2014; Магун, Руднев, 2015, в печати). В то же время гипотеза о том, что причиной неэффективной передачи ценностей Роста является желание родителей видеть у детей не свои собственные, а скорректированные ими ценности, специально предназначенные для передачи детям, не подтверждается: ценности, предназначенные для передачи детям, высоко положительно коррелируют с собственными ценностями родителей.   

5. Показано, что ценности, измеренные на индивидуальном и на страновом уровне, являются существенным фактором, влияющим на отношение людей к эвтаназии – процессу намеренного прерывания человеческой жизни по желанию неизлечимо больного человека или его представителей.

Эти влияния сохраняются при контроле социально-демографических характеристик респондентов, а также страновых переменных, характеризующих уровень социально-экономического развития. Существенно, что на индивидуальном уровне эффекты ценностей сохраняются при контроле уровня религиозности респондентов и той религиозной конфессии, к которой они себя относят. Отсюда следует, что в современном мире религия не является монопольным источником моральных взглядов на жизненно важные проблемы, и ценности представляют собой независимый источник моральной регуляции.         

Содержание отмеченных выше ценностных влияний выражается в том, что ценности автономии и самостоятельности (Самостоятельность, Риск, Аффективная и Интеллектуальная автономия по Шварцу, Независимость как желательное качество детей, постматериализм по Инглхарту) повышают толерантность людей к эвтаназии.  Противоположные же по смыслу ценности конформности, традиций и социальной защиты (Безопасность и Встроенность по Шварцу, Послушание как желательное качество детей), наоборот, усиливают нетерпимость к эвтаназии. Эти ценностные эффекты объясняются тем, что эвтаназия рассматривается людьми как акт личного, самостоятельного выбора в предельной ситуации, когда акт выбора ведет к прекращению жизни совершившего этот выбор человека. 

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

Результаты исследования были использованы: 1) в курсе лекций «Многомерный анализ данных», прочитанном для студентов 4 курса бакалавриата департамента социологии НИУ ВШЭ, а также в процессе руководства выпускными курсовыми работами студентов НИУ ВШЭ; 2) в публичных лекциях участников проекта, а также в ряде их публикаций и выступлений в российских средствах массовой информации.

Публикации по проекту:


Salmina A. Social attitudes towards welfare policies in Russia and other European countries // International Social Work. 2014. Vol. 57. No. 5. P. 459-469. doi
Магун В. С., Монусова Г. А. Иерархии трудовых ценностей в европейских странах // В кн.: XIV Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4-х книгах. Книга 3 / Отв. ред.: Е. Г. Ясин. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2014. С. 516-526.
Гимпельсон В. Е., Монусова Г. А. Восприятие неравенства и социальная мобильность // Экономический журнал Высшей школы экономики. 2014. Т. 18. № 2. С. 216-248.
Грязнова О. С. Запрос населения на государственную социальную поддержку и оценка ее косвенных последствий // В кн.: XIV Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4-х книгах. Книга 4 / Отв. ред.: Е. Г. Ясин. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2014. С. 529-539.
Руднев М. Г., Магун В. С. Межпоколенная динамика базовых ценностей: постсоциалистические страны в сравнении со странами Западной и Северной Европы // В кн.: XIV Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4-х книгах. Книга 3 / Отв. ред.: Е. Г. Ясин. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2014. С. 537-548.
Fabrykant M. Value of (Expla) nation: Testing Modernist Theories of Nationalism // Journal of Siberian Federal University. 2014. Vol. 1. No. 7. P. 152-168.
Rudnev M., Magun V., Schmidt P. The Stability Of The Value Typology Of Europeans: Testing Invariance With Confirmatory Latent Class Analysis / NRU Higher School of Economics. Series SOC "Sociology". 2014. No. 51.
Fabrykant M., Buhr R., Hoffman S. The Measure of a Nation: Lithuanian Identity in the New Century // Journal of Baltic Studies. 2014. Vol. 45. No. 2. P. 143-168. doi
Пруцкова Е. В. Влияние религиозности на базовые ценности населения европейских стран: эффект первичной религиозной социализации // В кн.: XIV Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4-х книгах. Книга 3 / Отв. ред.: Е. Г. Ясин. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2014. С. 527-536.
Rudnev M. Value Adaptation Among Intra-European Migrants: Role of Country of Birth and Country of Residence // Journal of Cross-Cultural Psychology. 2014. Vol. 45. No. 10. P. 1626 -1642. doi
Гимпельсон В. Е., Монусова Г. А. Восприятие неравенства и социальная мобильность / Высшая школа экономики. Серия WP3 "Проблемы рынка труда". 2014. № 3.
Gimpelson V. E., Monusova G. Perception Of Inequality And Social Mobility / NRU Higher School of Economics. Series WP BRP "Economics/EC". 2014. No. 84.