• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»Исследовательские проектыПрактики аттестации и присвоения ученых степеней в европейских университетах Нового времени

Практики аттестации и присвоения ученых степеней в европейских университетах Нового времени

Приоритетные направления развития: гуманитарные науки
2014

Проект сосредоточен на изучении исторических трансформаций в практиках соискания и присвоения ученых званий.

Действующие «здесь и сейчас» конвенции о том, как и за что давать ученые степени, охватывают различные виды дисциплинарных испытаний, практику рецензирования, обсуждение оценочных категорий для финансовой поддержки, а также репутационные аспекты, то есть нормы профессиональных отношений. Поэтому помимо политической составляющей проведение экспертизы напрямую связано с уровнем профессионализации конкретного сообщества и институционализации данного типа знания.

Выявление логики формирования и действия рутинных практик - довольно новый подход к истории научной аттестации. Изучение историографии показало, что российские исследования данной темы почти полностью сфокусированы на анализе законодательства, сборе и интерпретации статистики диссертационных защит. Реальные практики интересовали только специалистов в области научной биографии. Однако отдельные судьбы не позволяют исследователям судить о типичности процедуры аттестации и изменениях в конвенциях.

Суженный фокус российской историографии объясняется не только теоретическими ограничениями и жанровыми предпочтениями исследователей, но и жестко дискурсивным характером университетских и министерских архивов в Российской империи / СССР. Документальные хранилища формировались посредством тщательного отбора свидетельств. Такая ситуация не является общей для мировой историографии. Например, в Германии университетские архивы формировались на разных основаниях и вобрали не только документы, но и тексты личного происхождения. Это позволяет немецким историкам изучать широкий спектр сюжетов, касающихся научной аттестации (формы популяризации научных знаний, ритуалы инаугурации, социальные лифты, факторы, определяющие академические репутации и карьеры, архаизация и маргинализация правил оценивания).

Выявленные лакуны историографии и возможности архивов определили наш выбор кейсов для исследования, проводимого на основе первичных источников. Работа в библиотеках, архивах и научных центрах Фрайбургского, Тюбингенского и Лейпцигского университетов велась для разработки сюжетов, не получивших освещения в немецкоязычной научной литературе – лишение ученых степеней в период Третьего рейха и практика научной аттестации историков в современной Германии. Применительно к России основное внимание в проекте сосредоточено на: 1. процессе складывания процедуры аттестации и обретения ученых степеней в первой половины XIX века и 2. на условиях работы Высшей аттестационной комиссии в 1930-1940-е годы. В первом случае речь идет о складывании базовых конвенций, действующих в университетах Российской империи. Во втором случае реконструировались условия заключения соглашений, работавших в советский период.

Интерпретационная рамка исследования создана посредством приспособления методов, разработанных в рамках различных ответвлений теории социального конструктивизма: методы критического дискурс-анализа (в версии N. Fairclough), позволяющего демонтировать академический дискурс и видеть специфику профессорского языка; методы исторической семантики (M. Richter, Х. Э. Бедекер, R. Reinchardt), дающие возможность выявлять синхронные смыслы и обстоятельства их появления, избегать модернизации прошлого; методы анализа групповой повседневности (в версии М. de Certeau) и дискурс-анализа институтов (труды А. Mayr) для изучения групповой солидарности.

Выбранный подход к исследованию потребовал работы с большими массивами архивной документации, фиксировавшей аттестацию знаний и результаты научной работы. Информационную основу проекта составили документы из архивов Казанского и Московского университетов за 1804-1863 годы (протоколы профессорских советов, а также советов словесного, физико-математического, юридического и медицинского факультетов, справки из канцелярий попечителей учебных округов), архива Министерства народного просвещения, а также Высшей аттестационной комиссии за 1930-1940-е годы. Этот массив документов дал возможность воссоздать типовые процедуры и обнаружить отступления от них. На этой информационной основе сделаны следующие выводы и наблюдения:

Из опыта германских и австрийских университетов российская академия позаимствовала форму аттестации и систему степеней. Критерии оценивания, требования к объему, структуре знаний и исследовательским навыкам были оригинальными изобретениями российских интеллектуалов. Это творчество обеспечило сосуществование различных норм и практик научной аттестации не только в диахронной, но и в синхронной (локальной и дисциплинарной) перспективе.

Чаще всего эти нормы разрабатывались совместными усилиями министерских чиновников и университетской элиты. Это обстоятельство не позволяет интерпретировать нормы научной аттестации как заимствованные или навязанные правила игры. Практически каждый регулятивный документ имел как минимум двух ответственных разработчиков: 1. стремящуюся к доминированию над коллегами группу профессоров и 2. заинтересованных в их активности чиновников. Из множества присланных в министерство или Наркомпрос предложений служащие отбирали подходящие для сиюминутных политических нужд предложения и аргументы.

Введенное российским правительством в начале XIX века соотнесение ученых степеней и классных чинов (Табели о рангах) создало социальный лифт, привлекательный не только для университетских людей, но и для чиновников различных государственных ведомств. Конвенционный характер этой лестницы социального восхождения породил стремление политических властей использовать процедуру академической аттестации для модернизации бюрократических структур и в долгосрочной перспективе закрепил привлекательность ученой степени для неакадемических людей.

Различия в практиках аттестации на разных факультетах сформировались в силу, во-первых, разной заинтересованности политических властей в развитии тех или иных наук и конкретных исследований, во-вторых, благодаря обоснованной профессорами актуальности и практической значимости своей исследовательской области, и в-третьих, в силу гносеологических особенностей естественных, точных и гуманитарных наук, например возможности верифицировать результаты проведенной научной работы.

Исследовательский акцент на практиках и академических конвенциях позволил обнаружить принципиальные различия в процедурах научной аттестации в России и Германии. Также как и в раннесоветский период в России, в германских университетах периода нацизма обладание ученой степенью служило маркером политической (не)лояльности. В связи с этим большевистская власть отменила в немногих уцелевших университетах систему научной дифференциации и восстановила ее только в 1934 году. Третий рейх предписал университетам лишать политических и этнических врагов ученых достоинств. Такая тактика привела к расколу немецкого академического сообщества на политически враждебные группы.

Травматический опыт побудил послевоенные университеты Германии отказаться от универсалистской системы аттестации и присуждения ученых званий. Современная процедура их присвоения основана на локальных репутациях, то есть на ответственности конкретного университета, факультета или группы специалистов. Исходя из этого, решение о присуждении или лишении ученой степени принимается конкретными экспертами и подразумевает их персональные репутационные риски. Такая конвенция снимает проблему государственного фильтра и контроля за качеством диссертационных исследований.

В целом, реализация проекта позволила: 1. понять логику исследовательских подходов к изучению данной темы, причины образования лакун в ее раскрытии, а также увидеть дискурсивный характер существующих интерпретаций; 2. обнаружить места локализации документальных комплексов, на основе которых возможна реконструкция истории научной экспертизы, и определить их информационные возможности и зоны умолчания; 4. выявить организационный (на уровне правового регулирования и сложившихся обычаев) контекст функционирования научной аттестации в Российской империи, Советском Союзе и Германии; 5. объяснить появление и длительное существование дисциплинарных различий в характере проведения научной аттестации; 6. определить объем и структуру знаний, достаточных для обретения различных научных степеней в различных университетах; 7. проанализировать сбои и уязвимые места в системах научной аттестации.

В ходе реализации проекта подготовлена к изданию рукопись коллективной монографии «Университетские архивы». Результаты исследования изложены в трех публикациях на английском языке: одна статья вышла в журнале, индексированном в базе данных Scopus; еще одна статья в журнале Академии наук Польши; один препринт в серии «Humanities». На русском языке появились два препринта в серии «Гуманитарные науки» и пять статей в академических журналах, в том числе рекомендованных ВАК. Были сделаны доклады на 20 международных и всероссийских конференциях.

Публикации по проекту:


Гатина З. С. Российская империя глазами медика (первая половина XIX века) С. 248-260.
Парсамов В. С., Шалаева А. В. ВАК и проблемы научной аттестации в СССР в 1930-е годы. Итоги и перспективы изучения / Высшая школа экономики. Серия WP6 "Гуманитарные исследования". 2014. № 04.
Ilina K. A. Academic Luck: General And Specific Scenarios Of Academic Attestation In Russia In The 1830s / Basic Research Programme. Series HUM "Humanities". 2014. No. WP BRP 81/HUM/2014.
Ильина К. А. Научная аттестация в университетах Российской империи в первой половине XIX века: между корпоративной солидарностью и политической лояльностью // В кн.: Университетская корпорация: память, идентичность, практики консолидации : материалы всерос. науч. конф. с междунар. участием, посвящ. 210-й годовщине основания Казан. ун-та. Казань, 27-29 нояб. 2014 г. Каз. : ЯЗ, 2014. С. 281-285.
Савельева И. М. За стенами Академии: социальные ученые в медийной среде // В кн.: Стены и мосты III: История возникновения и развития идеи междисциплинарности Вып. 3. М. : Академический проект, 2015. С. 69-84.
З.С. Гатина, И.М. Савельева Историки вне стен академии: анализ представлений на основе интервью / Высшая школа экономики. Серия WP6 "Гуманитарные исследования". 2014. № 05.
Вишленкова Е. А., Парсамов В. С. Университетские истории в России: генезис жанра // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. 2014. № 3 (20). С. 164-172.
Зарина Гатина Российская империя глазами медика (первая половина XIX века) // В кн.: Россiйска iмперiя у ХІХ- на початку ХХ ст. влада i суспiльство: механiзми взаємодii. Чернигов : Видавець Лозовий В.М., 2014. С. 248-260.
Ильина К. А. Корпоративная солидарность vs лояльность (случай научной аттестации С.П. Шевырева (1835–1837) // В кн.: Історіографічні та джерелознавчі проблеми історії України. Професійна етика історика у міждисциплінарному просторі. Днепропетровск : Днепропетровский национальный университет им. О. Гончара, 2013. С. 42-64.
Парсамов В. С. Могут ли тексты НЕ лгать? (О книге Б.Ф. Егорова «Обман в русской культуре» СПб: Росток, 2012) // В кн.: Могут ли тексты лгать? К проблеме работы с недостоверными источниками. Материалы Четвертых Лотмановских дней в Таллиннском университете (8 – 10 июня 2012 г.). Таллинн : Tallinn University, 2014. Гл. 4. С. 320-337.
Morozov O. The Historical Past of Tübingen University within the 1927 Jubilee Context // History of Education and Children's Literature. 2014. Vol. IX. No. 1. P. 301-320.