• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Анализ трансформаций в системе социального неравенства и процессов социальной мобильности в постсоветской России за период 1994-2013 гг.

Приоритетные направления развития: социология
2014

Работа посвящена анализу процессов социальной мобильности в российском обществе.

С этой целью рассмотрены ключевые отечественные и зарубежные работы по данному направлению, а также проведено обсуждение основных теоретических и методологических аспектов исследования. Ядро работы составляют результаты эмпирического анализа, выполненного на материалах повторных представительных опросов 1994, 2002, 2006 и 2013 гг., проводившихся по схожей программе с целью получения репрезентативных данных о характере социальной стратификации и социального воспроизводства в постсоветской России.

Под социальной мобильностью в работе понимается направленность индивидуальных социальных траекторий (в терминах достигнутого уровня образования, социально-профессионального статуса и субъективной оценки социального положения) по отношению к характеристикам социального происхождения и обстоятельствам ранней социализации (образовательный статус родительской семьи и территориальный контекст проживания в школьном возрасте).

Принципиальной новизной представленного анализа для российской реальности является то, что 1) процессы социальной мобильности рассмотрены в широкой исторической перспективе, и 2) даны оценки социальной мобильности, обусловленные не только структурными изменениями, но и сменой институционального контекста, влияющего на относительные шансы достижения различных социальных позиций в зависимости от исходных точек индивидуальных социальных маршрутов.

В качестве основного аналитического инструмента используются средства регрессионного анализа, в частности – моделирование эмпирических связей средствами простой линейной и мультиномиальной логистической регрессий (для разных типов «зависимых переменных»).

Для усиления статистического потенциала информационной базы  исследования данные опросов были объединены в единый пул со взвешиванием наблюдений каждого опроса пропорционально объему его выборки. Этот шаг был возможен благодаря кросс-секционному характеру опросов и единым принципам репрезентирования населения, заложенным при построении выборки. Объединённый пул данных включает 9113 наблюдений, что существенно превышает потенциал большинства репрезентативных опросов, использовавшихся для анализа социальной мобильности в России.

Полученные результаты позволяют пересмотреть некоторые оценки  социальной мобильности в российском обществе,  полученные другими исследователями. При том, что в целом подтверждена известная тенденция к снижению интенсивности социальных перемещений для постсоветских поколений, также установлено, что эта тенденция не была постоянной. Для поздних постсоветских поколений, окончивших образование уже в 2000-е годы, социальные траектории оказались в меньшей степени обусловленными социальным происхождением.

Кроме того, анализ подтверждает консервативные оценки относительной социальной мобильности в советском обществе, однако с помощью детализации советских поколений показано, что её динамика на протяжении советского периода также не была постоянной. Наиболее высокий уровень наследования социальных преимуществ, обусловленных образовательным статусом родительской семьи и проживанием в более развитых городских поселениях, был характерен для самых старших поколений, получавших образование и включавшихся в трудовую деятельность приблизительно до 1970-х гг. (т.е., преимущественно в «сталинский» и «хрущёвский» периоды). Затем имело место некоторое ослабление в степени этой обусловленности, причём наиболее открытым режим социальной мобильности, судя по всему, был в последние годы советской власти (т.е. в 1980-е гг.).

Обнаруженные оптимистические тенденции для поздних постсоветских когорт (при условии, что они действительно верны и в перспективе подтвердятся другими исследованиями) следует воспринимать как временное достижение, поскольку анализ в длительной исторической перспективе указывает на высокую инерцию социального происхождения и его способность «отыгрывать» назад любые изменения (как внезапные, так и искусственно имплементируемые) в отношении улучшения равенства шансов. В связи с этим для удержания отмеченных тенденций, вероятно, потребуются значительные усилия со стороны государства и способность чутко реагировать на возникновение новых способов социальной дифференциации, способствующих воспроизводству социальных преимуществ.

Публикации по проекту:


Karacharovskiy V., Yastrebov G., Shkaratan O. I. Cultural Differences in Multicultural Work Groups in Russia: CVSCALE Approach // International Journal of Cross Cultural Management . 2014
Ястребов Г. А. Динамика социальной мобильности в России в длительной исторической перспективе / Высшая школа экономики. Серия WP17 "Научные доклады Лаборатории сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ". 2015.

См. также

20 лет спустя. Перемены в социальной структуре общества и социальном воспроизводстве россиян (по материалам повторных представительных опросов. Январь 1994 г. – декабрь 2013 г.)

Разработка неиерархического конструктивистского подхода к исследованию социальной структуры, основанного на концепте «стиль жизни»

Связь показателей стиля жизни с социальной позицией, измеренной с помощью традиционных подходов к стратификации, в России и странах Восточной и Западной Европы

Анализ социально-экономического неравенства и перераспределительной политики, оценка уровня и качества жизни различных социальных групп и исследование факторов здорового и активного долголетия

Социальная политика, социальная стратификация, компоненты благосостояния населения и проявления неравенства в России: анализ взаимосвязей на различных этапах жизненного цикла

Изучение демографического и социально-экономического поведения домохозяйств на разных стадиях жизненного цикла и оценка влияния социальной и налоговой политики на динамику уровня жизни и его дифференциацию

Социокультурные процессы в среде чиновничества и "законников" России и Франции раннего нового времени

Ключевые слова