• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Стимулы для бюрократии, защита прав собственности и производство общественных благ

Приоритетные направления развития: экономика
2014

Цель работы: анализ стимулов региональных бюрократов в России и результатов деятельности бюрократов в форме производства общественных благ в регионах и защиты прав собственности.

Объектом исследования являлись формальные и неформальные институты в России. При этом набор рассмотренных институтов весьма широк и разнообразен. Это институты региональной и местной власти, выборов, правоохранительной системы, различные институты гражданского общества и организации, выполняющие роль посредников между институтами государства и бизнеса.

Используемые методы: новой институциональной экономики, эконометрические, полевых экспериментов, а также методы сбора данных, как статистических, так и получаемых посредством опросов и экспериментов, контроля качества получаемых данных и организации баз, удобных для использования и хранения данных. При этом методы сбора данных и организации баз с каждым годом играют все более заметную роль, т.к. подавляющая часть используемых в проектах МЦИИР данных собирается самим центром.

Эмпирическая база исследования: базы данных МЦИИР (социально-экономических показателей и качества институтов в регионах России, биографий российской элиты, по опросу адвокатов и ТСЖ), данные ФОМ, Росстата, ЦОП «Бизнес против коррупции». При этом базы данных МЦИИР регулярно обновляются и расширяются, и их создание выступает отдельной важной задачей проекта.

Результаты работы: вносят вклад в теорию, методологию, дают новые эмпирические знания и позволяют сформулировать ряд практических рекомендаций, новых и актуальных в свете трансформации институтов в России и политики экономического роста, в том числе в условиях шоковых воздействий на экономическую систему.

Так, работа позволила дополнить теории, описывающие мотивации бюрократов; рассматривающие региональную социальную политику как тип общественных благ и факторы, ее определяющие; устанавливающие факторы коллективных действий и роль организаций, ограничивающих насилие. Получены новые эмпирические знания, касающиеся работы государственных институтов (института выборов, стимулов бюрократов, института перераспределения), особенностей функционирования ряда организаций гражданского общества (профессионального сообщества адвокатов, организаций, проводящих социологические и маркетинговые исследования, Агентства стратегических инициатив), а также факторов рейдерских захватов и реформы системы подготовки кадров в России. При этом результаты получены для России, т.е. для страны с несовершенной институциональной средой.

Показано, что выборы в местные органы власти могут использоваться для кооптации элит, притом в том случае, когда эти элиты обладают политическими ресурсами. Подобные политические стимулы бюрократов, как было установлено из сравнения России и Китая, в целом характерны для России и отличают ее от Китая, в котором первоочередными показателями эффективности элит выступают индикаторы экономического успеха провинций. При этом политические шоки могут оказывать значительное влияние на поведение экономических агентов, в частности на восприятие ими защищенности прав собственности.

Установлено, что ряд организаций гражданского общества – сообщество адвокатов, центры социологических и маркетинговых услуг, бизнес-ассоциации, организации, призванные выступать посредниками между государством и бизнесом – демонстрируют черты развитых институтов, готовых к поддержанию стандартов качества, коллективной выработке стратегий и самоорганизации. Эмпирически, посредством спроектированного МЦИИР опроса, показано наличие жизнеспособного ядра у ассоциации адвокатов. Мы также эмпирически выявили готовность отвечать на внешние и внутренние вызовы организаций сегмента социальных и политических исследований. Наконец, мы обнаружили, что Агентство стратегических инициатив, призванное выступать посредником в диалоге между государством и бизнесом, вполне соответствует рекомендациям экономической теории и сравнимо с примерами из международной практики.

Получена серия новых результатов, касающихся реформы системы подготовки кадров в России. Четыре региональных кейса позволили понять фактуру этой реформы. В частности, установлено, что в регионах до сих пор доминирует унаследованная с советского времени модель договоренностей между учебными заведениями и организациями, в которой, однако, важную роль играют региональные власти. Роль последних высока и для общей готовности регионов к реформе системы подготовки кадров.

Спрос на перераспределение в пользу нуждающихся, которое также является элементом социальной политики, оказался связанным с межличностным доверием в регионе. При этом чем выше уровень доверия, тем, как оказалось, в меньшей степени люди склонны перераспределять в пользу оказавшихся в трудной жизненной ситуации,  например, бездомных или многодетных семей. Но при высоком уровне регионального доверия выше оказывается склонность перераспределять заслуженным учителям, врачам, ветеранам войны и труда, а также инвалидам и пенсионерам. Предложена теория, способная объяснить найденные связи и заполнить в литературе пробел, связанный с недостаточным вниманием к факторам перераспределения различным категориям граждан.

Что касается методологии исследований, она была развита и адаптирована к российским реалиям при разработке полевого эксперимента в товариществах собственников жилья, организации опроса адвокатов и кодировании биографий российских чиновников.

Наконец, важным результатом работы являются обновленные и дополненные базы данных социально-экономических показателей и качества институтов в регионах России, а также биографий российских элит, создание которых МЦИИР ведет с 2011 года.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов НИР

Использованные в работе данные ЦОП «Бизнес против коррупции» мы рекомендуем к использованию в качестве независимого индикатора оценки качества правоохранительной системы. Такого же рода индикатором может выступать и мнение адвокатов, в особенности тех, кто часто сталкивается с нарушениями прав со стороны правоохранительных органов. Мы предлагаем также ввести закон о совершенствовании инвестиционного климата – специальный рамочный закон, содержащий ключевые принципы построения всей работы по экономическому дерегулированию, который мог бы точнее определить как полномочия АСИ и других организаций, вовлеченных в совершенствование инвестиционного климата, так и требования к структуре консультаций с бизнес-сообществом, набору основных реализуемых программ, их мониторингу и оценке. Увеличению отдачи от деятельности Агентства стратегических инициатив помогли бы также кадровая экспансия АСИ, укрепление системы мониторинга, аудит регуляторного режима и мониторинг улучшения делового климата.

Полученные результаты могут быть интересны различным государственным структурам (Министерству экономического развития), экспертному сообществу, структурам гражданского общества (в особенности имеющим отношение к товариществам собственников жилья, социологическим центрам, бизнес-ассоциациям, адвокатам). Они также вызывают интерес зарубежных коллег, в частности, из Китая, готовых сотрудничать по направлениям анализа государственных институтов, например, стимулов чиновников и особенностей их карьерных траекторий.

Публикации по проекту:


Borisova E. I., Govorun A. V., Ivanov D.S., Levina I. A. Who to Help? Trust and Preferences over Redistribution in Russia. / NRU Higher School of Economics. Series WP BRP "Economics/EC". 2014. No. 67.
Rochlitz M. Corporate Raiding and the Role of the State in Russia // Post-Soviet Affairs. 2014. Vol. 30. No. 2. P. 89-114. doi
Борисова Е. И. Практика работы товариществ собственников жилья в России // Вопросы государственного и муниципального управления. 2014. № 3. С. 177-200.
Rochlitz M., Kulpina V., Remington T. F., Yakovlev A. A. Performance Incentives and Economic Growth: Regional Officials in Russia and China / NRU Higher School of Economics. Series PS "Political Science". 2014. No. 18.
Rochlitz M. At the Crossroads: Putin's Third Presidential Term and Russia's Institutions // Political Studies Review. 2015. Vol. 13. No. 1. P. 59-68. doi
Remington T. F., Marques II I. The Reform of Skill Formation in Russia: Regional Responses / NRU Higher School of Economics. Series PS "Political Science". 2014. No. WP BRP 19/PS/2014.
Treisman D. Putin's popularity since 2010: why did support for the Kremlin plunge, then stabilize? // Post-Soviet Affairs. 2014. Vol. 30. No. 5 doi
Yakovlev A. A. State-Business Relations in Russia after 2011: 'New Deal' or Imitation of Changes?, in: The Challenges for Russia's Politicized Economic System. Оксфорд : Routledge, 2015. P. 59-76.
Marques II I. Firms And Social Policy In The Post-Communist Bloc: Evidence From Russia / NRU Higher School of Economics. Series WP BRP "Economics/EC". 2014. No. 87.
Pyle W., Karas A., Schoors K. A "de Soto Effect" in Industry? Evidence from the Russian Federation // The Journal of Law & Economics. 2015. Vol. 58. No. 2. P. 451-480. doi
Reuter O. J., Robertson G. Legislatures, Cooptation and Protest in Contemporary Authoritarian Regimes // Journal of Politics. 2015. Vol. 77. No. 1. P. 235-248.

См. также

Ключевые слова