• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мониторинг сектора интеллектуальных услуг

Приоритетные направления развития: экономика
2014

Цель работы: углубленный анализ полученных в ходе предыдущих этапов мониторинга эмпирических данных и продвижения результатов анализа в научном и деловом сообществах.

Методология:

Объектом мониторинга являются услуги в следующих областях: реклама, маркетинг, аудит, подбор персонала, инжиниринг, финансовое и юридическое консультирование, девелопмент, дизайн. Этот перечень охватывает большинство секторов, которые в существующей литературе относят к интеллектуальным деловым услугам.

При подготовке отчета использовались данные специализированных обследований, которые проводились в России ежегодно с 2007 по 2013 г. и охватывали как производителей, так и потребителей интеллектуальных услуг. Часть вопросов повторялась в анкетах опросов из года в год, но вместе с тем обследования отдельных лет предусматривали и не повторяющиеся вопросы, поэтому в отчете используются не только временные ряды, но и данные отдельных лет.

В ходе анонимных опросов руководители высших звеньев организаций-производителей и потребителей отвечали на вопросы о деятельности своей организации и динамике рынка в целом. Анкеты опроса производителей и потребителей были устроены по «зеркальному» принципу. Некоторые компании (порядка 15-20%) участвовали в нескольких обследованиях (не обязательно последовательных), что не искажает обобщенных данных.

Собранные в ходе опросов эмпирические данные обрабатывались статистическими, эконометрическими и байесовскими методами в зависимости от задач исследования и свойств исходных данных.

Эмпирическая база исследования:

Данные мониторинга интеллектуальных услуг собирались в ходе ежегодных опросов 600 компаний-производителей интеллектуальных услуг с 2007 по 2013 г.

Параллельно проводились обследования потребителей интеллектуальных услуг. В 2007, 2011 и 2013 гг. было опрошено более 700 компаний-потребителей интеллектуальных услуг. Потребителям задавались вопросы об использовании всех видов услуг, таким образом, от потребителей каждый год получалось около 3000 анкет.

В 2007 и 2013 гг также опрашивались потребители интеллектуальных услуг из числа органов власти и государственных организаций (210 и 237 респондентов соответственно). Анкета их опроса в точности соответствовала анкете опроса частных компаний-потребителей.

Предварительную базу для проведения и анализа результатов обследований составляли структурированные интервью, которые ежегодно проводились как минимум с шестью экспертами из числа руководителей ведущих компаний-производителей каждого вида интеллектуальных услуг. В ходе интервью обсуждались выдвинутые гипотезы, методы оценки количественных ответов участников массового опроса и подходы к интерпретации результатов.

Результаты работы:

а) Теоретическая модель асимметрии восприятия между производителями и потребителями интеллектуальных услуг. Асимметрия восприятия возникает, когда производители и потребители расходятся в оценке информации (возможно, симметричной), если она поступает из различных источников. Используя методы сравнительной статики, мы выявляем источники асимметрии восприятия и доказываем, что она может сократиться благодаря увеличению опытности потребителей, а во время экономических кризисов даже и приобрести обратный знак. Мы также демонстрируем, что асимметрия восприятия оказывает негативное влияние на благосостояние общества, и предлагаем меры по предотвращению потерь благосостояния.

б) Углубленные исследования отдельных видов услуг.

  • Маркетинговые услуги. Мы собрали большой объем эмпирических данных о состоянии и динамике рынка маркетинговых услуг в России (статистических, опросных и экспертных), и с их помощью построили количественные характеристики данного рынка, как общие (оборот, выручка, структура, занятость), так и специфические (уровень сопроизводства с заказчиками и уровень стандартизации услуг). Проведенный анализ приводит к выводу, что вследствие кризиса в данном сегменте произошло не только сжатие рынка, но и ухудшение качественных характеристик производимых услуг. Вместе с тем кризис способствовал улучшению опыта, как производителей, так и потребителей услуг.
  • Услуги рекламы. В данном сегменте анализ проводился на основе такой же эмпирической базы, что и исследование маркетинговых услуг. Эмпирический анализ обнаружил сокращение доли рекламных услуг как в ВВП России, так и в мировом рынке рекламы. Мы объясняем эти результаты структурными изменениями спроса на данный вид услуг вследствие общего уменьшения «рыночности» ряда секторов российской экономики во время кризиса. Данный вывод подтверждается анализом отраслевой структуры спроса на услуги рекламы.
  • Финансовые услуги. В центре анализа находится инновационная активность в данном сегменте. Мы проводим эмпирическое исследование склонности российских финансовых посредников к инновациям и делаем заключение, что она недостаточно высока. Далее мы проводим факторный анализ стимулов к финансовым инновациям, используя как эконометрические, так и байесовские методы. В качестве объясняющих переменных проверяются такие, как размер компании, ее оборот, расходы на оплату человеческих ресурсов, уровень стандартизации услуг и степень удовлетворенности потребителей. По результатам анализа мы приходим к выводу, что препятствия к финансовым инновациям лежат скорее со стороны спроса на услуги, нежели со стороны их предложения.

в) Изучение государственных закупок интеллектуальных услуг. Мы проводим сравнительный анализ эффективности процедур закупок и использования интеллектуальных услуг в государственном и частном секторах и доказываем, что законодательные ограничения могут препятствовать выбору государственными заказчиками наиболее подходящих для себя производителей услуг. Государственные организации также обнаруживают менее эффективный менеджмент и искаженную систему мотивации, которые снижают абсорбционную способность и препятствуют полноценному использованию ими интеллектуальных услуг. Тем не менее, при правильном использовании механизм государственных закупок может быть использован для стимулирования развития сектора интеллектуальных услуг как прямыми методами (размещением государственных заказов), так и косвенными (демонстрацией положительных эффектов потребления интеллектуальных услуг перед частным сектором). В этом ключе мы формулируем рекомендации по выбору оптимальных механизмов государственных закупок и созданию действенной системы стимулов для государственных организаций по приобретению интеллектуальных услуг.

г) Анализ пространственного размещения интеллектуальных услуг. Мы проводим сравнительное исследование входящих потоков (спроса) и исходящих потоков (предложения) интеллектуальных деловых услуг в российских регионах. Результаты этой работы позволяют классифицировать регионы по уровню включенности в процесс обмена интеллектуальными услугами и составить карты интенсивности спроса и предложения регионов. Мы доказываем, что компании, предлагающие интеллектуальные услуги в России, сильно сконцентрированы в крупных городах. Спрос на услуги более распределен, но также не является пространственно нейтральным. Вследствие этого возникают пространственные дисбалансы в секторе интеллектуальных услуг, характерные для большинства российских регионов.

Степень внедрения, рекомендации по внедрению или итоги внедрения результатов проекта

Результаты мониторинга регулярно используются при выполнении проектов для федеральных и региональных органов исполнительной власти, государственных компаний и исследовательских организаций как общенаучного, так и отраслевого профиля.

Рекомендации по дальнейшему внедрению результатов:

  • В проектах, нацеленных на разработку стратегических документов крупных российских компаний (программ инновационного развития, долгосрочных стратегий и т.п.) для разработки рекомендаций по диверсификации основной деятельности.
  • В проектах, посвященных разработке средне-и долгосрочных региональных стратегий для выработки рекомендаций по структурной перестройке региональной экономики в части повышения доли секторов с высокой добавленной стоимости и создания современных рабочих мест, а также по формированию кластеров, точнее, по «обрастанию услугами» ядер региональных кластеров.
  • В проектах, нацеленных на разработку различных нормативных документов, нацеленных на активизацию инновационного развития и институциональных преобразований российской экономики.

Публикации по проекту:


Vinogradov D., Shadrina E. V., Kokareva L. Public Procurement Mechanisms for Public-Private Partnerships // Journal of Public Procurement. 2014. Vol. 14. No. 4. P. 538-566.
Крупкина А. С. Моделирование финансовых инноваций в банковском секторе // Научно-исследовательский финансовый институт. Финансовый журнал. 2014. № 1(19). С. 91-101.
Крупкина А. С. Развитие интеллектуальных услуг в сфере финансового посредничества // Банковское дело. 2014. № 12. С. 42-46.
Marina Doroshenko, Vinogradov D. Value (co)creation in emerging KIBS industries: Absorptive capacity matters. Evidence from Russia, in: Proceedings of XXIV Annual RESER Conference 2014 "Services and New Societal Challenges: Innovation for Sustainable Growth and Welfare". Espoo : , 2014. P. 368-377.
Marina Doroshenko, Ian Miles, Vinogradov D. Knowledge Intensive Business Services: the Russian Experience // Foresight and STI Governance. 2014. Vol. 8. No. 4. P. 24-39. doi

См. также

Ключевые слова