• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Онтология возможных миров

2009
Подразделение: Факультет философии

Онтология возможных миров – исследовательское направление, являющееся центром пересечения разнородных научных интересов: от схоластической дискуссии по проблеме «вечных истин» и божественного  всемогущества до спецификации статуса виртуальной реальности в  инженерии знаний.  
Объект исследования -  историко-философские, богословские и логико-математические истоки  онтологии и семантики  возможных миров.

Существующая интеллектуальная мода на «возможные миры» чревата угрозой рождения нового сциентистского мифа. Тем актуальнее анализ идейных предпосылок понятия «возможного мира», его теоретических и культурных коннотаций. Обращение к историко-философским, богословским и логико-математическим истокам онтологии возможных миров с целью выявления её эвристического и экспликативного потенциала составляло содержание исследования.

Цель – сопоставление онтологических предпосылок различных интерпретаций концептов «возможный мир» и «возможный индивид» в истории логики и философии.   

Главная задача исследования – ретроспективная реконструкция возникновения и развития идеи возможного мира в европейской философии.

Исследование включало анализ следующих проблем:

а) Когда и в каком историко-философском контексте зарождается понятие «возможного мира»? Каково реальное содержание этого понятия в онтологической перспективе различных философских доктрин?

б) Характеризуются ли целостностью и конкретностью «возможные объекты» или же разговор о подобных объектах – лишь аналитический прием, форма речи об объектах реальных? Обладают ли «возможные объекты» особым онтологическим статусом «чистой возможности» или представляют собой только схемы, способы концептуализации объектов актуального мира?

в) Каковы онтологические основания различных методов кросс-идентификации индивидов в семантике возможных миров? Можно ли приписать какую-либо степень реальности реально несуществующим объектам?

д) Является ли актуальный мир «одним из» возможных миров или же он сам слагается из множества возможных миров совокупного человеческого опыта, «форм жизни», «языковых игр»? Какую роль возможные миры играют в экспликации модальности de re – необходимости и случайности в актуальном мире?

е) К какому полюсу в оппозициях «реализм» – «антиреализм», «реализм» – «конструктивизм» тяготеют различные версии онтологии возможных миров?

ж) Каковы методологические предпосылки и последствия обогащения концептуального аппарата семантики возможных миров понятиями «виртуальной реальности» и «виртуального индивида»?

Новизна работы обусловлена включением логико-семантической проблематики в широкий историко-философский, богословский и общенаучный контекст европейского средневековья, Нового и новейшего времени.

В исследовании использовались методы аналитической и континентальной (в частности, феноменологической) философских традиций. Стратегия исследования определялась ориентацией на методы семантики возможных миров – признанной парадигмы логико-философских исследований в аналитической философии. Не подвергая сомнению научную респектабельность семантики возможных миров, участники исследования ставили перед собой задачу исследования историко-философских истоков и методологических границ концептуального аппарата этой семантики. Особое внимание было уделено выявлению онтологических предпосылок и историко-философских аналогов таких понятий семантики возможных миров как возможный индивид, виртуальный индивид, кросс-идентификация, интенсиональность и интенциональность, а также анализу методологических оснований принципиального для данного подхода истолкования возможных миров как теоретико-модельных структур.

В ходе исследования получены следующие результаты:

а) Осуществлены ретроспективные реконструкции схоластической полемики об онтологическом статусе божественных идей, концептуальном и виртуальном существовании, а также подходов Декарта и Лейбница к трактовке онтологического статуса возможных миров и «вечных истин» в перспективе идеи божественного всемогущества. Прослежена концептуальная взаимосвязь позиции исследователя в отношении онтологического статуса возможных миров и решения им других фундаментальных логико-философских проблем.

б) Проведен анализ истоков понятий «возможного мира» и «возможного индивида» в античной философии в перспективе их средневековой рецепции. Сопоставлены две тенденции в решении вопроса о множественности миров в античной философии, предполагающие утверждение единственности нашего мира (элеаты, Платон, Аристотель) и признание существования множества миров, как подобных нашему миру, так и отличных от него (пифагорейцы, атомисты).

в) Разработаны принципы демаркации концептуальных границ аппарата семантики возможных миров, выявлены методологические предпосылки фундаментального для этого подхода истолкования возможных миров как теоретико-модельных структур. Показано, что расширение этой онтологии по способу Айдукевича позволяет говорить о возможных и виртуальных объектах, но при попытках введения возможных миров мы терпим фиаско, вызванное невозможностью получить семантику возможных миров в рамках формализма Лесьневского.

д) Выявлен эвристический и экспликативный потенциал понятия «возможного мира» в онтологической перспективе континентальной и аналитической философии. Осуществлена диагностика предпочтений современных онтологических концепций возможных миров в оппозиции реализма, антиреализма и конструктивизма.

По результатам проекта опубликована монография:

  • "Возможные миры: семантика, онтология, метафизика", Москва: Канон+, 2011 (отв. редактор - Драгалина-Черная Е.Г.), 432 с., тираж 1000 экз.

Публикации по проекту:


Фома А. Дискуссионные вопросы о могуществе Бога // В кн.: Возможные миры. Семантика, онтология, метафизика / Рук.: Е. Г. Драгалина-Черная; отв. ред.: Е. Г. Драгалина-Черная. М. : Канон+, 2011. Гл. 15. С. 335-348.
Макарова И. В. Возможны ли другие миры? Античная традиция и Фома Аквинский. // В кн.: Возможные миры. Семантика, онтология, метафизика / Рук.: Е. Г. Драгалина-Черная; отв. ред.: Е. Г. Драгалина-Черная. М. : Канон+, 2011. Гл. 2. С. 23-39.