• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Реаллокационные процессы на российском рынке труда

Приоритетные направления развития: экономика
2015

Объектом исследований, представленных в настоящем отчете, является динамика потоков рабочей силы и реаллокации рабочих мест.

Целью работы являлось изучение отдельных составляющих реаллокационных процессов на российском рынке труда, их социальных и экономических последствий.

В качестве основной эмпирической базы при проведении исследований были использованы данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ) НИУ ВШЭ за 2000-2014 гг. Для анализа отличительных особенностей российского рынка труда в сравнительной перспективе дополнительно использовались данные международного обследования KLEMS, а также официальные публикации Росстата. Эмпирической базой исследования также стали микроданные репрезентативного опроса предприятий российской обрабатывающей промышленности «Российские фирмы в глобальной экономике» (Russian Firms in a Global Economy - RUFIGE), 2014 г., а также данные специального модуля по мобильности, проводившегося в качестве дополнения к 17-му раунду Российского мониторинга экономики и здоровья населения (РМЭЗ НИУ ВШЭ).

Результаты работы, рекомендации по их внедрению, область применения. Результаты, вошедшие в настоящий отчет, подводят итог трехлетнему циклу исследований ЦеТИ НИУ ВШЭ. Они свидетельствуют о высокой степени мобильности на рынке труда, которая проявляется как в масштабных структурных изменениях, так и в высокой интенсивности индивидуальных перемещений: между фирмами, отраслями, профессиями. Однако эти изменения далеко не всегда происходят в желаемом направлении. Например, переходы из формального сегмента в неформальный негативно влияют на динамику производительности труда. Причиной этому во многом стало увеличение межотраслевой вариации в уровнях производительности, которая наблюдалась в анализируемый период.

Представленные в отчете исследования показывают, что перемещения работников между фирмами (т.н. внешняя мобильность) на российском рынке труда преобладают над внутренней мобильностью индивидов, которая характеризует внутрифирменные перемещения. Однако исходное предположение о том, что российский рынок труда отличается низкой внутренней мобильностью, не подтвердилось. В российских условиях внутренние перемещения происходят примерно с той же частотой, что и в странах с наиболее мобильными внутренними рынками труда. Важным выводом является и то, что мобильность на российском рынке труда положительно связана со значимым ростом оплаты труда.

В отчете также содержится анализ особенностей ротации руководителей российских промышленных предприятий и процесса передачи управления от собственников к наемным менеджерам. Результаты свидетельствуют о том, что среди руководителей российских промышленных предприятий поддерживается достаточно высокая текучесть, подавляющее большинство по-прежнему совмещает функции владения и управления. Наиболее парадоксальным результатом стало то, что в российских условиях вероятность смены руководства выше для более активных предприятий (с большим объемом инвестиций в основной капитал и затратами на НИОКР). При этом однократная смена директоров скорее способствует повышению экономической эффективности, тогда как многократная – ее снижению. Таким образом, в российских условиях, скорее всего, реализуется худший из возможных сценариев, когда при достижении предприятиями высоких экономических показателей начинается «директорская чехарда», результатом которой становится падение эффективности.  

В отчете также содержится анализ особенностей измерения показателя специального стажа, который отражает длительность занятости работника на текущем рабочем месте, и, тем самым, предоставляет ключевую информацию в контексте изучения мобильности на рынке труда. Согласно полученным результатам следует с большой аккуратностью работать с информацией по специальному стажу на данных РМЭЗ НИУ ВШЭ. Основными проблемами при работе с показателем специального стажа является отсутствие данных о точной дате начала текущей работы для немалой части респондентов, широкая распространенность несостоятельности ответов респондентов во времени, существенный размер средней ошибки. Необходимо стараться учитывать в своих оценках и выводах возможные ошибки измерения, из-за которых любая тенденция в изменении среднего уровня специального стажа, наблюдаемая на данных РМЭЗ НИУ ВШЭ, имеет определенную долю условности.

Среди исследований, вошедших в настоящий отчет, представлен анализ факторов роста заработной платы российских работников в период экономического роста 2003-2008 гг. Полученные результаты подтверждают результаты предшествующих исследований о том, что мобильность вносит наиболее существенный вклад в рост заработных плат на индивидуальном уровне – вознаграждается даже вынужденная мобильность. Переход на новое рабочее место дает резкое улучшение качества мэтчинга - работник может найти лучшее применение своим навыкам, умениям и извлечь больше пользы из своих индивидуальных способностей.

Представленные в отчете исследования также затрагивают вопрос об устойчивости индивидуального самовосприятия индивидов и факторов его динамики.  Проведенные исследования показывают, что, несмотря на то, что фиксируемый средний уровень самооценок российского населения за исследуемый период оставался относительно стабильным, индивидуальные траектории социального самочувствия были очень подвижны. В период 2000-2014 гг. те категории населения, которые ощущали себя наиболее депривированными, испытали наиболее заметный рост самооценок.

Заключительный раздел отчета посвящен изучению влияния институтов рынка труда на процессы реаллокации рабочих мест и рабочей силы в межстрановой перспективе. Институциональные характеристики отдельной страны являются одним из главных факторов, определяющих различия в динамике оборота рабочей силы и рабочих мест между различными странами. Жесткое законодательство о защите занятости сдерживает оборот рабочей силы, а, следовательно, препятствует более эффективной аллокации трудовых ресурсов, что является важным выводом при формулировании политики на рынке труда.  При этом в странах, где работодатели несут высокие расходы при увольнении работника, в периоды спада производства кривая увольнений является более сглаженной, но одновременно в фазе подъема замедляются и темпы найма новых работников. Помимо этого важными факторами сдерживания мобильности являются ограничения конкуренции, налагаемые законодательством, и бюрократические процедуры, ограничивающие конкуренцию.

Результаты исследований, вошедших в настоящий отчет, могут быть использованы при разработке экономической и социальной политики, а также имеют ряд важных следствий для развития теории и методологии анализа современного российского рынка труда. Они также вводят в эмпирический оборот новые данные о российском рынке труда, способствуя, тем самым, углубленному пониманию закономерностей его развития. Полученные результаты могут быть использованы в преподавании курсов по экономике труда.

Публикации по проекту:


Гимпельсон В. Е., Капелюшников Р. И. Российская модель рынка труда: испытание кризисом // Журнал Новой экономической ассоциации. 2015. № 2. С. 249-254.
Oshchepkov A. Y. Compensating Wage Differentials Across Russian Regions, in: AIEL Series in Labour Economics: Geographical Labor Market Imbalances Geographical Labor Market Imbalances . AIEL Series in Labour Economics. Berlin : Springer, 2015. doi Ch. 4. P. 65-105.
Шарунина А. В., Гимпельсон В. Е. Потоки на российском рынке труда: 2000-2012 гг. // Экономический журнал Высшей школы экономики. 2015. Т. 19. № 3. С. 313-348.
Gimpelson V. E., Kapeliushnikov R. Between Light and Shadow: Informality in the Russian Labour Market, in: The Challenges for Russia's Politicized Economic System. Оксфорд : Routledge, 2015. Ch. 3. P. 33-58.
Ощепков А. Ю., Капелюшников Р. И. Региональные рынки труда: 15 лет различий / Высшая школа экономики. Серия WP3 "Проблемы рынка труда". 2015.
Lukyanova A., Vishnevskaya N. The Decentralization of Minimum Wage Setting in Russia / NRU Higher School of Economics. Series WP BRP "Economics/EC". 2015. No. 90/EC/2015.
Slonimczyk F., Gimpelson V. E. Informality and Mobility: Evidence from Russian Panel Data // Economics of Transition. 2015. Vol. 23. No. 2. P. 299-341. doi
Kapeliushnikov R. Behavioral economics and new paternalism // Russian Journal of Economics. 2015. Vol. 1. No. 1. P. 81-107.
Капелюшников Р. И. Мобильность и идентичность руководителей российских промышленных предприятий / Высшая школа экономики. Серия WP3 "Проблемы рынка труда". 2015. № 07.
Вишневская Н. Т. Мобильность рабочих мест и рабочей силы // Мировая экономика и международные отношения. 2015. № 10. С. 62-75.
Лукьянова А. Л. Смена работы и рост заработной платы // Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ. 2015. № 5. С. 141-167.
Gimpelson V. E., Treisman D. Misperceiving Inequality / National Bureau of Economic Research. Series NBER Working Paper 2015. No. 21174.
Гимпельсон В. Е., Капелюшников Р. И. Перестройка на рынке труда: можно ли считать Россию особым случаем? С. 1173-1225.
Lukyanova A. Earnings inequality and informal employment in Russia // Economics of Transition. 2015. Vol. 23. No. 2. P. 469-515. doi
Gimpelson V. E., Lukyanova A., Sharunina A. Estimating the Public-Private Wage Gap in Russia: What Does Quantile Regression Tell Us? / NRU Higher School of Economics. Series WP BRP "Economics/EC". 2015. No. 104/EC/2015.

См. также

Мобильность и стабильность на российском рынке труда

Совершенствование механизмов привлечения и использования иностранных работников в Российской Федерации

Интеграция требований профессиональных стандартов в международные системы признания квалификаций

Исследования по тематике работы экспертной группы «Рынок труда, профессиональное образование, миграционная политика»

Социальная политика предприятий в отношении молодых работников, как фактор инновационного развития

Экономические исследования бедности

Исследование перспектив профессий; обобщение международного опыта по вопросам оценки перспективных изменений в содержании профессиональной деятельности (на примере отдельных профессиональных групп); апробация методов оценки измерения содержания профессий на примере отдельных видов профессиональной деятельности

Ключевые слова